Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Никто не продаст нам передовые технологии, но мы можем сделать лучше и дешевле, чем американцы

Олег Нарайкин, первый заместитель директора по научной работе РНЦ «Курчатовский институт»
0
«Никто не продаст нам передовые технологии, но мы можем сделать лучше и дешевле, чем американцы
Олег Нарайкин, фото: НИЦ «Курчатовский институт»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минувшим летом Министерство образования и науки объявило конкурсы на реализацию экзотичных хайтековских проектов. Роботы-манипуляторы, «Экзоскелет», движок для создания сверхреалистичных 3D-пространств. На десяток подобных лотов потратят более 1,3 млрд рублей. Обсудить смысл заказов удалось с членом-корреспондентом РАН Олегом Нарайкиным, главой научно-технического совета по проблеме нанотехнологий и наноматериалов Минобрнауки.

— Чем обусловлен интерес министерства к робототехнике и IT-проектам, ведь Россия пока не достигла заметных успехов ни в том, ни в другом?

— Сейчас это одно из приоритетных направлений мировой науки. У нас есть мощные научные заделы, опытно-конструкторская база и кадры, которые могут провести исследования и обеспечить изготовление опытных образцов.

— Возможно ли стать IT-державой без производства своей электронной начинки, микросхем, остальных комплектующих?

— А стоит ли нам самим делать микросхемы, если, например, тайваньские устраивают по качеству и по цене? Суперкомпьютер — это прежде всего архитектура, вариант структурирования всего набора комплектующих, а не каких-то «особых» микросхем. Нам не стоит стремиться сделать все самим. Важное отличие высокотехнологичной продукции — доля стоимости НИОКР в цене конечного продукта.

— По программе высокотехнологичных исследований и разработок только за последние пару месяцев объявлено конкурсов больше чем на 1,3 млрд рублей, заявлено с полдюжины проектов, экспертизой в которых мы пока похвастать не можем. Вот, например, «Экзоскелетоны» реально создать у нас?

— Программирование сложных систем и создание программного обеспечения — это наш конек. Мы слегка отстали по «железу», но наш software один из лучших в мире. В Курчатовском институте разработаны программные комплексы (ПК) для математического моделирования, они в одном ряду с наиболее мощными мировыми. Математическое моделирование в десятки раз сокращает расходы и время на обкатку моделей. Например, модель самолета испытывается на протяжении нескольких лет, прежде чем пойти в серию. Теперь сроки радикально сокращаются: мы можем просчитать любое количество конструкций вместо создания опытно-конструкторских моделей. Выявив дефект, можем в кратчайшие сроки изменить модель и просчитать лучшие параметры.

—Такое моделирование безусловно требует как суперкомпьютеров, так и суперпрофессиональных программистов. Как у нас с этим?

— У нас есть программисты высшего класса, они востребованы во всем мире. В Национальном исследовательском научном центре уже создан суперкомпьютер мощностью порядка терафлоп 300. Он за секунды может математически проанализировать поведение любых объектов в самых разнообразных ситуациях, будь то поведение ядерного реактора или реалистичная модель полноценной городской системы.

— Почему бы не лицензировать передовые западные технологии и начинать свои разработки с хорошего трамплина?

— В этом случае мы разоримся на сопровождении и сервисном обслуживании. Тем более никто не продаст нам передовые технологии, которые имеют, например, двойное назначение. У нас в программе десятки разработок, и почти 100% всех лотов — полностью оригинальные разработки.

— Возьмем заказ на разработку «многофункционального манипулятора для роботоаcсистенции в высокоточной хирургии» стоимостью 198 млн рублей. В чем тут оригинальность, ведь есть американские роботы-хирурги da Vinci, которые успешно используются во всем мире и в России?

— Один такой американский робот стоит $4 млн долларов, а установить его в клинике — отдельная проблема. А наш манипулятор можно подвесить к потолку или стене. О стоимости прибора пока можно говорить только ориентировочно, но она раз в 10 ниже американской. Мы уже заручились поддержкой специалистов Института нейрохирургии имени Бурденко, Российского научного центра хирургии имени Петровского и МНИОИ имени Герцена. Кстати, в заявке на любую разработку прописана кооперация как с потенциальными потребителями, так и с будущим производителем. Это гарант востребованности и практической реализуемости проекта.

— Все же что принципиального нового можно создать всего за 198 млн рублей?

— Наше превосходство состоит в том, что стоимость исследований в РФ на порядок ниже мировых. Наш аппарат, в отличии от американского, уже оснащен цифровой системой управления и очувствления для работы с биологическими материалами. Если система очувствления обнаруживает предельное напряжение тканей, то робот предотвратит их разрыв. Время подготовки к операции сокращено с 3 часов до 30 минут. Мы можем на предоперационном периоде создать уникальную программу операции, которую робот выполнит под надзором хирурга. За счет новейших технологий рабочее поле робота в три раза больше, чем у любых аналогов. А точность выполнения задач исчисляется десятыми долями миллиметра.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...