Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Голосование за Михалкова во многом было протестным»

Кирилл Разлогов считает, что за «Утомленных солнцем-2» проголосовали в ответ на давление Владимира Меньшова
0
«Голосование за Михалкова во многом было протестным»
фото: Владимир Суворов/ИЗВЕСТИЯ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Конфликтную ситуацию, сложившуюся вокруг выдвижения на «Оскар» от России фильма «Цитадель», «Известиям» прокомментировал член национального оскаровского комитета, программный директор Московского кинофестиваля Кирилл Разлогов.

— Ваш прогноз на дальнейшее развитие событий?

— Какой может быть прогноз? Картина выдвинута, дальше все по процедуре, оговоренной в регламенте «Оскара».

— Я говорила с Владимиром Меньшовым. Он считает, что эта ситуация может поставить под сомнение состав российского оскаровского комитета.

— Наверное, может, и это станет частью большой междоусобной войны. Академия «Золотой орел» будет поставлена под сомнение, и дальше начнется очередной виток позиционной борьбы, которая уже идет.

— Но если говорить о выдвижении «Цитадели», один из аргументов Меньшова кажется мне очень логичным. Смогут ли американцы понять фильм, вырванный из контекста трилогии?

— Да, меня это тоже смущает. Именно поэтому я предлагал, чтобы показали и «Предстояние», и «Цитадель» вместе. Но потом мы решили все-таки, что американцы такого длительного просмотра не выдержат. Но это ведь общая проблема для всех сиквелов. А что, можно понять «Терминатора-2», не видя «Терминатор-1»? Да и «Фауст» выдернутый из контекста тетралогии власти, первые три части которой составляют «Молох», «Телец», «Солнце», тоже не будет так уж доступен для восприятия.

— Что касается «Фауста», то тут речь идет скорее о понимании в высшем смысле, а в случае с «Цитаделью» — просто о том, чтобы считать сюжет.

— Если предположить, что американцы помнят фильм, который они же сами наградили «Оскаром», то содержание им должно быть понятно.

— Но большинство из них, конечно, не помнит. Никита Сергеевич в свое время рассказывал, как во время поиска актрисы на «Сибирский цирюльник» он давал сценарий нескольким звездам и они говорили: «Ой, как интересно! Как здорово! А это ваш первый фильм?» А тогда со времен вручения «Утомленным» «Оскара» прошло всего два года, а не 17. И, кстати, самого Михалкова это совершенно не обижало — он полагает, что для Америки это в порядке вещей.  

— Да, шансов пройти в шорт-лист у «Цитадели» немного. Мало и у «Фауста», чуть побольше у «Елены». А голосование за фильм Михалкова в известном смысле было протестным — слишком уж давил Меньшов.

— В каком смысле давил?

— Уже на первом заседании комитета было принято решение в пользу фильма Михалкова. Тогда Меньшов не присутствовал. Потом он появился и добавил три картины, которые не выходили в прокат и не планировались к выпуску в ближайшее время, ссылаясь на то, что подобные прецеденты были. Хотя в принципе это грубое нарушение регламента Американской киноакадемии. Мы отсмотрели эти три картины — «Жила-была одна баба», «Шапито-шоу» и «Фауст» — и пришли к тому же выводу, что и на первом заседании. И если было бы проведено переголосование, уверяю вас, за Михалкова было бы подано еще больше голосов. Просто потому, что давление рождает противодействие.

— В этом пафосе противостояния мы как-то забыли о «Елене» Звягинцева. Почему не выдвинули ее?

— Потому что у комитета есть четко сформулированная позиция: Россия большая страна и должна быть представлена большой картиной. В прошлом году, когда прошел «Край» Алексея Учителя, я был за «Одну войну» Веры Глаголевой. И остался в абсолютном меньшинстве. Да, повторяю, сейчас пойдет позиционная борьба. И забавно будет, если в разгар ее «Цитадель» все-таки попадет в шорт-лист «Оскара».

Комментарии
Прямой эфир