Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Петр Первый спел баритоном

В Камерном музыкальном театре имени Бориса Покровского поставили оперу о промышленном шпионаже русского царя
0
Петр Первый спел баритоном
фото: Михаил Майзель
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пиар-менеджеры династии Романовых были достаточно аккуратны для того, чтобы запретить выводить образы сиятельных особ на императорской сцене. Поэтому среди десятка опер, посвященных Петру Первому, нет ни одной отечественной. За русских коллег отдувались Гретри, Мейербер, Доницетти и Лорцинг. История везде одна и та же: как юный царь в поте лица плотничал на голландских судостроительных верфях, успешно скрывая свои царственные привычки.

Легкая трехактная опера Альберта Лорцинга с добродушным немецким юмором стала самым успешным «Петра твореньем» в музыке. У себя на родине она популярна настолько, что именно из театральных программок многие немцы узнают о существовании первого русского императора. В России «Царя и плотника» ставили пять раз — на закате дома Романовых и в советское время.

Нынешняя постановка заявлена как российская премьера аутентичной версии оперы, полностью реализующая волю автора. Правда, трудно назвать аутентичными бойкие переходы от немецкого языка в ариях — к русскому в разговорных диалогах. Тут уж Лорцингу пришлось склониться перед традициями Бориса Покровского, известного своим оперным русофильством.

Режиссер Ханс-Иоахим Фрай вдохновлялся близостью театра к Кремлю и Красной площади. Петра Первого он решил извлечь из комического контекста и подсветить софитами величия. Благородный двухметровый баритон томится тем, что его пряники русский народ не ценит, а вот на кнут реагирует отменно. Те же муки через три десятилетия будут снедать Бориса Годунова в опере Мусоргского — видимо, эта русская монархическая тоска сопровождала и Рюриковичей, и Романовых, а, возможно, и советских генсеков.

Экономно-чистенькая сценография (художник Виктор Вольский), щадящие артистов хореография и режиссура — все настолько умеренно и традиционно, что в нынешнюю эпоху оперных экспериментов кажется возобновлением какой-нибудь, скажем, постановки Оперного театра Зимина 1908 года. Именно такие спектакли — добрые и сентиментальные — очень любят сейчас (да и всегда любили) в уездных немецких городах. Но даже для такого спектакля в «Царе и плотнике» Фрая не хватает хороших гэгов. Самым смешным моментом оперы было растянутое московское «Аба-а-лдеть…» в устах одной из голландских дам.

Музыкальная часть постановки (дирижер Игорь Громов) выполнена добротно и местами ничуть не хуже, чем в равноудаленном от Кремля Большом театре. И все же в рейтинге компонентов спектакля ни музыкальная часть, ни режиссерская не превзошли самого факта показа немецкой оперы о русском царе.

Организаторы пригласили на премьеру Владимира Путина, с которым режиссера Фрая связывают совместные культурные проекты — на следующей неделе в Большом театре пройдет оперный конкурс, руководимый Фраем и патронируемый Путиным. Кроме того, у приглашения имеется смысловой резон. Биография премьер-министра до удивления напоминает жизнеописание Петра Великого: оба в юности трудились в дальних странах инкогнито, выведывая секреты в пользу Родины. Путин на премьеру не пришел...

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...