Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Венеция сделала реверанс российскому кино

Главной премьерой очередного фестивального дня стал триллер «Шпион, выйди вон!» с Константином Хабенским и Светланой Ходченковой
0
Венеция сделала реверанс российскому кино
кадр из фильма «Шпион, выйди вон!», источник: КиноПоиск
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Директор Венецианского фестиваля Марко Мюллер всегда проявлял большой интерес к российскому кино. И, естественно, программа, которая, по слухам, должна стать для него последней на Лидо (по истечению в этом году контракта Мюллер собирается покинуть свой пост) не могла обойтись без участия нашей страны. В этом году наряду с «Мартовскими  идами» Клуни фестиваль открывался фильмом Виктора Косаковского «Да здравствуют антиподы!». В среду на Лидо появится Александр Сокуров — его «Фауст» борется за главные призы Венеции, а в пятницу короткометражка Германа-младшего «Из Токио» будет представлена в программе «Горизонты».

В «Горизонтах» уже показали «Бирмингемский орнамент» Андрея Сильвестрова и Юрия Лидермана — фильм от самой независимой ветви российской киноиндустрии, «синефантомщиков». В ритмическом порядке здесь чередуются друг с другом несколько сюжетных линий — если в данном случае вообще уместно говорить о сюжете. Предметом исследования авторов становятся война, мир, телевизионная демагогия, расовые предрассудки, философия, поэзия, музыка — одним словом, вся «надстройка» сегодняшней жизни. Сам же фильм превращается в своего рода «оммаж» московскому концептуализму 1980-х. Наиболее забавная, на мой взгляд, линия «Орнамента» — когда двое телевизионных дикторов, мужчина и женщина, идеально копируя доверительную манеру ведущих новостей на главных каналах страны, несут с экрана совершеннейшую ахинею в псевдосорокинском стиле.

Вне конкурса в воскресенье на Лидо демонстрировался уже отмеченный «Кинотавром» «Портрет в сумерках» Ангелины Никоновой по сценарию Ольги Дыховичной с ней же в главной роли, а в понедельник в программе «Неделя критики» — французский фильм «Земля забвения» с Ольгой Куриленко. И наконец в ход пошла тяжелая артиллерия. Главная премьера понедельника — Tinker, Tailor, Soldier, Spy (в российском прокате появится под названием «Шпион, выйди вон!»). Святая святых  британской литературы, роман Ле Карре доверено было экранизировать режиссеру из Швеции Томасу Альфредссону, а играют в фильме наряду с западными звездами наши соотечественники: Светлана Ходченкова и Константин Хабенский.

Несколько месяцев тому назад Хабенский вспоминал, как, вернувшись с площадки Альфредссона в Москву, однажды во время антракта показал коллегам по МХТ на работающий телевизор и сказал: «Ой, а вот с этим человеком я вчера снимался!» — «Ты, ничего не путаешь? — спросили его коллеги. — Это же Колин Ферт!». Хабенский не перепутал. Главные роли в фильме Альфредссона действительно играют Колин Ферт, Гэри Олдмен и наимоднейшая британо-голливудская звезда Том Харди.

Лондон. 1973 год. Отставной агент МI 6 Джордж Смайли (Олдмен) получает информацию о том, что внутри верхушки разведслужбы работает «крот», и начинает его поиски. Поскольку он теперь лицо неофициальное, и без того сложная миссия становится почти невыполнимой. Вместе со своим молодым помощником Смайли постепенно распутывает клубок, нити которого тянутся из Стамбула, Будапешта, Парижа и, конечно же, из Москвы. Жестянщик, Портной, Солдат, Шпион — кодовые имена основных подозреваемых во время расследования. Поскольку фильм выйдет в российский прокат, раскрывать, кто играет крота, — иными словами, завербованного Cоветами агента — мы, конечно, не будем.

Хабенский здесь — связной этого агента, работающий под дипломатическим прикрытием (его герой — атташе по культуре в советском посольстве). Ходченкова не связана с ним напрямую, но посвящена в тайны органов и хочет выдать их Британии в обмен на политическое убежище. В романе 300 с лишним страниц и множество сюжетных линий. Фильм, хотя и идет два с лишним часа, переносит на экран лишь некоторые из них — в отличие от очень подробной и очень популярной в Британии телевизионной версии, снятой в 1970-е, с Алеком Гиннесом в роли Смайли.

Глядя на экран, быстро начинаешь понимать: шпионский сюжет — не главное, что волнует режиссера. Альфредссон подходит к нему примерно так же, как Сергей Урсуляк к романам Юлиана Семенова. Страсти интриги в МI 6 (эту организацию называют здесь на сленге  «Цирком») — лишь предлог, чтобы погрузиться в стилистику отдаленного от нас на десятилетия времени. А также найти в нем то, что не утрачивает актуальности. В случае со «Шпионом», это, по словам режиссера, «преданность и идеалы», то есть ценности, которые, как полагают авторы фильма, постепенно уходят из жизни.

На первый взгляд включение шпионского триллера в основной конкурс крупнейшего международного фестиваля может выглядеть странным. Но именно стилистическая безупречность картины, способность режиссера и актеров передать атмосферу, цвет, ритм, и, кажется, даже вкус и запах 1970-х, делает «Шпиона» более чем конкурентоспособным. 

Точность в деталях особенно приятна еще и потому, что русская линия здесь, в отличие от большинства западных шпионских картин, почти лишена «клюквы». Хабенский появляется в фильме, одетый с шиком, который мог позволить себе советский атташе по культуре в Лондоне в начале 1970-х, и рассказывает по-русски анекдот. О том, как у Хрущева на следующий день после отставки звонит телефон. Бывший советский лидер поднимает трубку и говорит: «Слушаю!» — «Раньше надо было слушать, — отвечают ему. — А теперь пошли в домино играть!». И через этот анекдот о герое и о времени сказано гораздо больше, чем если бы авторы решили дать подробный экскурс в биографию этого «атташе». 

Константин Хабенский в Венецию, к сожалению, не приехал. А вот Светлана Ходченкова появилась в составе делегации фильма: на пресс-конференции сидела рядом с Колином Фертом и выглядела настоящей европейской звездой. Лучшее напоминание о том, что времена холодной войны сейчас — лишь повод к стилистическим упражнениям.  

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...