Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще работая в «Русском журнале», я взял интервью у одного из известных либеральных публицистов, а в прошлом хорошего филолога — о том, что для него, как для либерала и отчасти оппозиционера, наиболее неприемлемо в нынешнем политическом режиме. На чем могли бы и должны были бы сойтись все те, кто недоволен этим режимом именно с либеральной точки зрения? Мой собеседник подумал минуты две и ответил: «Мы могли бы сойтись на возвращении выборности губернаторов. Это то, что нас всех объединяет».

Я подумал тогда, что едва ли в самом этом требовании отражается вся подоплека неприятия определенной части либералов того, что произошло семь лет назад, когда Путин выбрал несколько иную дорогу для развития, чем та, что была размечена творцами либерального эксперимента в России. И мне показалось странным, что мой собеседник не смог выразить точно, в чем, собственно, состоит этот отход.

Проблема здесь в том, что либералы в постсоветской России никогда особенно и не ратовали за региональную свободу. Напомню, что выборы глав субъектов федерации в России регулярно начали проходить с 1996 года, после решения Конституционного суда по запросу губернатора Алтайского края и решения о порядке формирования Совета Федерации. Причем всеми наблюдателями данное решение ельцинского руководства  воспринималось не как шаг в сторону свободы, а как уступка президента региональным начальникам. Их всевластие оценивалось скорее как досадный тормоз на пути победоносного шествия рыночной экономики. И вся логика либерального реформирования со времени второго срока Ельцина была нацелена на ослабление сопротивления реформам со стороны местных начальников.

И несмотря на то что отмена в 2004 году выборов губернаторов находилась явно в логике этого процесса, именно эта отмена сегодня рассматривается как наиболее важное отступление Путина от того, что можно очень условно назвать «либеральным проектом». Разгадка очень проста. Либеральное сообщество — огромный, переплетенный между собой слой людей, объединяющий экономистов из правительственных «мозговых центров» и журналистов из оппозиционных газет. Это сообщество очень влиятельно, но вместе с тем по отношению к населению страны оно представляет собой меньшинство. Влияние либералов на принятие правительственных решений, что очевидно, не сопоставимо с их популярностью. Любая либеральная партия, даже поддержанная и вскормленная властью, не способна в России не то что победить, но, боюсь, даже пройти в Государственную думу с учетом 7-процентного барьера. Либералы поэтому не могут полностью отречься от опекающей их власти, которая пользуется их советами и рекомендациями, но они и не могут взять полностью ответственность за нынешнюю власть. Слишком она им чужая. И они ищут какие-то черты нынешнего режима, которые немедленно называют ужасающими не в силу того, что они и в самом деле таковы, а в силу того, что они как бы оправдывают пребывание либералов во фронде.

Отсюда и такая фиксация на теме «выборность губернаторов», которая, смею думать, самим либералам совершенно не нужна и при другом раскладе вообще воспринималась бы ими как тормоз на пути модернизации.

Но оставим в покое либералов. Нужно ли России возвращение выборов региональных начальников? В нынешней ситуации, разумеется, нет. Сохраняющаяся вертикаль власти — на самом деле одно из немногих достижений последних семи лет. Благодаря этой вертикали мы избавились от целой когорты управителей, явно пересидевших свой срок, но продолжавших эффективно работать на личное обогащение. Вместе с тем я в принципе не уверен, что России так уж нужны будут полноценные региональные хозяева по типу американских «губеров». Мне кажется, нам рано или поздно придется избавляться от представления о главе исполнительной власти как о «хозяине» полуфеодального толка. Иначе все разговоры о модернизации, об отделении собственности от власти так и останутся пустыми декларациями.

Не сейчас, но лет через пять-десять было бы неплохо начать реформу исполнительной власти в регионах, постепенно переходя к той модели, которая сегодня прекрасно реализована в Германии, а именно к руководству субъектами федерации правительствами земель, выбранными местными ландстагами или, как бы мы сказали, законодательными собраниями. Глава правительства, пускай и с большими полномочиями, — это все-таки не «хозяин» региона с гигантскими возможностями в плане «откатов» и «распилов». Но для того чтобы достичь такой модели, нужно проделать еще большую работу по декриминализации региональной системы власти и органов правопорядка. И пока она не доведена до конца, региональную систему власти лучше не трогать.

А либеральной фронде следует поискать, может быть, какой-то иной, более подходящий и всамделишный, лозунг для позиционирования.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...