Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если кому-то союз Абхазии и России не нравится — нас это мало волнует»

Избранный президент Абхазии Александр Анкваб о своих планах и первых решениях
0
«Если кому-то союз Абхазии и России не нравится — нас это мало волнует»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новым президентом Абхазии избран Александр Анкваб. По окончательным данным Центризбиркома, он набрал почти 55 % голосов. Он рассказал «Известиям» о своих первых шагах на президентском посту, принципах формирования новой команды, отношениях с Грузией.

— Алекандр Золотинскович, примите поздравления от «Известий» с избранием главой Абхазии. Ваши первые шаги на президентском посту?

— Они будут рабочими. У нас много дел, начатых задолго до вчерашнего дня. Мы все это будем продолжать — во внутренней политике, во внешней. Все будет идти в рабочем режиме, системно, четко и с пользой для избирателей.

— Как будут строиться отношения с Россией?

— Отношения у нас очень хорошие. Будем и дальше укреплять стратегический союз. Мы в этом крайне заинтересованы, это наш приоритет. Кому это нравится или не нравится — нас это мало волнует. Действовать будем по тем принципам, которые изложены в большом двустороннем договоре, который был подписан нашими президентами Медведевым и Багапшем.

— Вы уже сделали первые политические заявления. В частности, не исключаете, что будут упразднены посты вице-президента и вице-премьера. С чем это связано?

— Много дублирования в работе. Много структур, должностных лиц, которые выполняют посреднические функции между главой страны и исполнителями. Я в данном случае имею в виду, допустим, министров, глав администраций. Надо упростить, укоротить дорогу, по которой движется то или иное указание. Тогда больше шансов, что будет достигнут результат.

— Некоторые эксперты стали связывать эти предложения с перспективой преобразования Абхазии в парламентскую республику…

— Нет, это не так. Об этом даже разговор не ведется.

— То есть вы сторонник жесткой президентской власти, потому что других вариантов сейчас нет?

— Других вариантов нет. В какой-то перспективе можно, вероятно, вернуться к обсуждению этой темы. И речь идет не о жесткости, а о стройной вертикали власти и короткой дороге к исполнителям. Впервые мне пришлось это озвучить в 2006-м, когда стало ясно, что я в роли премьер-министра во многом дублирую президента. Тем более функции вице-премьера. Но все будет делаться постепенно. Эта реформа не сейчас произойдет. Надо сначала подготовить предложения в парламент, вносить соответствующие изменения во многие законы.

— Вы уже дали понять, что запрет на продажу земли в Абхазии будет сохранен. Почему?

— Мы малоземельная страна. У нас всего восемь с лишним тысяч квадратных километров территории, и мы продавать землю не можем. Это вопросы безопасности. Так считает абхазское общество.

— А как уравновесить ветви власти, чтобы и исполнительная, и законодательная, и судебная вертикали существовали в некой гармонии?

— Об этом идет много досужих разговоров. Система сдержек и противовесов существует и сейчас. На мой взгляд, если вменяемые, нормальные руководители будут везде, то не будет никакого перетягивания каната в одну или в другую сторону.

— Вы будете формировать команду. Что за люди придут?

— Люди, которые работают у нас в Абхазии. И те, кто работает за ее пределами. Мы никого не собираемся выметать. Нет задачи заменить всех на сто процентов. Хотим найти неких более талантливых людей. Это не так-то просто. Будем действовать в соответствии с необходимостью и целесообразностью. Выдвигать кадры в зависимости от их подготовки, качеств.

— Что поменяется в отношениях с Грузией?

— Что может поменяться? Есть женевский процесс — мы участвуем в переговорах там. Те предложения, что делались еще Сергеем Васильевичем Багапшем, о необходимости подписания договора о мире и ненападении, — они были отвергнуты. Мы видим, что с сегодняшней Грузией вряд ли о чем-то можно договориться.

— Вас начали сравнивать с Владимиром Путиным на ранней стадии его карьеры. Как вы относитесь к этому?

— С большим уважением отношусь к такому сравнению. Если оно уместно, то спасибо.

— Вы же являетесь и гражданином России?

— Да, у меня есть российский паспорт.

— Вы возьмете после избирательной кампании небольшой отпуск?

— Нет, вряд ли отпуск получится. Потому что выборы стали для нас неожиданными. Надо включаться и дальше продвигать наш общий паровоз. Времени нет. А отдохнуть успею.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир