Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Лет 15 назад, когда российских финансовых маниловых впервые посетили грезы о национальной платежной системе (НПС), необходимость изобретения этого «карточного» велосипеда объяснялась главным образом «забугорным» происхождением основных игроков. «Думаете, просто так головной офис Europay находится в Брюсселе, там же, где штаб-квартира НАТО? В случае чего нажмут на кнопочку — и все расчеты в стране остановятся», — заговорщически сообщали «пластиковые» патриоты. И суммы, запрашиваемые фапсишными институтами под разработку амбициозного проекта, казались уже не такими заоблачными даже в условиях хронически-дефицитных бюджетов лихих 1990-х.

Всю игру испортили еще не равноудаленные олигархи, чьи банкам было гораздо проще нести в не слишком богатые, но все же склонные к понтам массы Visa, MasterCard  или даже Diners Club, а не какого-то неведомого отечественного зверушку. Собственно говоря, по аналогичной причине в России так до сих пор и не получилось ничего аналогичного, например китайской UnionPay. Хотя олигархи оказались гораздо дальше, нежели то же ФАПСИ, в 2003-м году преобразованное в одно из подразделений Федеральной службы охраны.

Но на смену коммерческим банкам с государственным менталитетом пришли государственные банки с коммерческим менталитетом. А им тоже удобнее и выгоднее работать со всемирно известными брендами. Показательно, что Герман Греф,  предлагающий властям объявить «войну наличности», тем не менее отказался от проекта «Сберкарт» (который, учитывая наличие австрийского поставщика чипов, можно лишь условно назвать отечественным). А в акционеры патронируемой Сбербанком и получившей благословение свыше «Универсальной электронной карты» (УЭК) приглашаются все те же Visa и MasterCard. Параллельно последним удалось добиться изъятия из закона об НПС пункта о необходимости обрабатывать данные о местных платежах непосредственно в России.

Однако теперь на руках у сторонников платежного изоляционизма оказался довольно серьезный козырь. На днях стало известно, что Visa и MasterCard собираются заблокировать карты граждан мятежной Сирии. Иными словами, ангажированность международных платежных систем становится головной болью уже не только спонсоров Джулиана Ассанжа или жителей современных восточных деспотий.

Фапсишные страшилки 15-летней давности стремительно актуализируются. И если для одних «арабские революции» открывают дорогу к долгожданным бюджетным вливаниям, для других (коих, к несчастью, большинство) события на Ближнем Востоке рискуют стать причиной дополнительных расходов и ухудшения качества жизни.

«Известия» уже сообщали о планах столичных властей установить плату за обслуживание выдаваемых на добровольно-принудительной основе УЭК. Несложно представить, что произойдет с соответствующими тарифами, если, скажем, госбанки обяжут работать только с национальным платежным брендом. А поскольку любой «пластиковый» протекционизм неизбежно приведет к увеличению комиссии за эквайринг (взимаемой банком с торговой точки, принимающей карты к оплате), не избежать и взлета потребительских цен — магазины себе в убыток работать не станут. В лучшем (или наоборот, худшем) случае перейдут на cash.

В России главным конкурентом Visa и MasterCard являются наличные. И когда глобальные лидеры платежного бизнеса дают повод усомниться в своей благонадежности, их место скорее займут банкноты и «котлеты», нежели доморощенная платежная система.Такой «монетизации» непременно будет сопутствовать рост бандитизма и коррупции. Но отступать-то некуда. Позади Дамаск.

Комментарии
Прямой эфир