Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Почему не учтены уроки пожаров прошлого лета?

После огненной катастрофы в заново отстроенном селе Верхняя Верея вновь ждут беды
0
Почему не учтены уроки пожаров прошлого лета?
фото: Алла Насташенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

29 июля жители Верхней Вереи выйдут из своих новых домов с лампадами и крестным ходом направятся к строящейся церкви — так они решили отметить годовщину страшного пожара, который превратил их нижегородское село в пепелище.

Огонь уничтожил 337 домов, не тронув лишь три.  Теперь во вновь отстроенном селе больше 400 домов, сюда переселили жителей других погоревших деревень.

— Раньше 60% домов в Верее либо были заброшенными, либо использовались как дачи,  — рассказывает глава поселковой администрации Людмила Лизунова. — Теперь многие дачники переехали сюда на постоянное место жительства.

К обшитым сайдингом каркасным домикам тут относятся по-разному. Одни называют их «цыганскими кибитками», другие хвалят. Все дома возводились разными подрядчиками, одни строили на совесть, другие — тяп-ляп. Оренбургских строителей в Верхней Верее хвалят на все лады, а самарских проклинают — в их домах потолки падали, двери промерзали, на стенах появилась плесень.

Золотой сортир

Новоселы сами возводят бани, сараи, гаражи и уборные. Туалетный вопрос оказался самым больным. Когда деревню возрождали из пепла, решено было дать погорельцам все блага цивилизации — газ, телефон, водопровод и канализацию в том числе. Канализационные бачки — пластиковые емкости объемом 5 куб. м оказались малы. В итоге откачивать фекальные воды приходилось еженедельно.

— Дерьмо-то у нас золотое стало! — жалуются жильцы. — Наше МУП «Сток» берет за это по 400–500 рублей за приезд. В месяц это обходится каждому под 2 тыс., вот и считайте, какие деньги на нас зарабатывают! 

У многих канализационные баки стало выпирать грунтовыми водами из земли, за что их прозвали «подводными лодками». Поменяли испорченную канализацию уже без малого в 90 домах, а кое-где не по одному разу. Многие тайком выкачивают канализационные стоки в собственные огороды, но запах тут же выдает хитрецов.

Другим тяжким бременем цивилизации для Верхней Вереи оказалось уличное освещение. Фонари в деревне установили чуть ли не у каждого дома, но теперь освещение кончилось.

Глава администрации Людмила Лизунова признается, что расходы на «коммуналку» стали «огромные», но комфорт стоит денег.


— А что делать? За все блага приходится платить, — разводит она руками. — Ведь если бы не пожар, то ни водопровода, ни газа, ни той же канализации в селе еще долго не было бы. А дороги у нас какие построили! В селе даже проводили районные соревнования по велогонкам, потому что таких хороших дорог еще поискать.

Благодарны за помощь

Несмотря на все блага цивилизации, пришедшие в село после пожара, добрым словом его не поминает никто. Спастись от огня успели не все, двенадцать человек погибли.

— Мать и дочь Черненковы, баба Клава Мальцева и ее сноха Ирина... а баба Шура Жаброва заперлась в своем доме со словами «что богом дано, то должно произойти», — вспоминают в Верхней Верее.

Сельчане признаются, что половина погибших были известными любителями сорокаградусной и просто не в состоянии оказались спасать себя. Но 29 июля выжившие в том аду будут поминать всех, фамилии погибших нанесены на мраморную доску, которую в траурный день установят в селе.

А еще к траурному дню создаются «журналы благодарностей».

— В них каждый житель может написать благодарность тому, кому считает нужным, — рассказала нам худрук гибловского досугового центра Любовь Шумилина.

Когда мы спросили одного из жителей села, кого поблагодарил бы он, тот ответил:

— Путина. Если бы не приехали год назад к нам бояре из Москвы, ничего бы у нас сегодня не было.

Именем Путина в Верхней Верее даже хотели назвать одну из улиц, но пока не получили согласие премьера. Впрочем, и без его согласия Верхнюю Верею в народе теперь называют Путинкой.

Отвечает стрелочник

Уже год следствие ищет виновников выксунских пожаров. Уголовное дело по ч. 3 ст. 293 УК РФ («Халатность») было возбуждено в первых числах августа прошлого года. Единственный фигурант, фамилия которого известна, — это замглавы администрации Выксунского района Владимир Серов. Ему, как ответственному за эвакуацию, в октябре 2010 года следствие предъявило обвинение в халатности.

Однако жители района в один голос говорят, что Серов попал под статью только потому, что надо было кого-то наказать.

— Серов был единственным человеком, который реально работал во время пожаров, он организовывал автобусы, день и ночь был на месте, когда никого из руководства района найти было невозможно,  — говорит депутат Выксунского земского собрания Виктор Рыжаков.

Готовы к пожару?

На вопрос о том, как сегодня организована система противопожарной безопасности, в Выксунском районе рассказывают о закупке новой техники, об оснащении поселков помпами, противопожарными рукавами, ранцевыми огнетушителями, о создании добровольных дружин. 

Но пострадавшие деревни до сих пор окружены черным горелым лесом, они по периметру словно обложены гигантским хворостом, как будто кто-то нарочно приготовил здесь будущий огромный костер. 

— Бросит какой-нибудь дурак спичку, и все повторится, — опасаются в Верхней Верее.

Вместо противопожарного водоема в селе только пересохшая лужа. Поскольку свет в деревне отключают регулярно — вода сразу пропадает. А посему крестьяне опасаются, что гидранты при пожаре работать не будут. Некоторые уже сделали собственные колодцы, начали рыть индивидуальные пруды на участках, купили бензогенераторы на случай отключения электричества.

— После прошлого года больше ни на кого надеяться не хотим. А случись пожар, жара стоит как год назад, все повторится точь-в-точь, — жалуются люди.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...