Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Как не допустить аварии, подобные "Фукусиме"

"Известия" передают с венской конференции участников МАГАТЭ и беседуют с главой "Росатома"
0
Как не допустить аварии, подобные "Фукусиме"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Вене под эгидой Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) состоялась конференция министров и руководителей национальных агентств. Корреспондент «Известий» встретился с ее участниками. Эксперты пытаются разобраться в причинах  аварии на японской АЭС.    

За год до взрыва "Фукусима" была проинспектирована комиссией МАГАТЭ. Она выявила недостатки, но рекомендации остались для японцев пустым звуком — АЭС старая, скоро все равно закрывать. Через год именно эти недостатки привели к разрушению всех уровней защиты, эвакуации 80 тысяч человек и радиационным выбросам, которые лишь немного не дотягивают до Чернобыля.

Станция пылила радиацией 3 месяца. В Чернобыле 25 лет назад выброс был прекращен через 15 дней. 

— Как только международные эксперты изъявили желание посетить Чернобыль, мы сразу выдали пропуск, но предупредили о высоком уровне загрязнения, — говорит профессор Владимир Асмолов, который в Чернобыле долго возглавлял группу Курчатовского института. — Иностранцы по двое выходили на 30 секунд на площадку, я сопровождал каждую группу. Чернобыль дал мне 200 рентгенов. Когда на "Фукусиме" при 20 рентгенах человека объявляют инвалидом, становится смешно.


Профессор Владимир Асмолов прибыл в Японию через считанные дни после аварии. Но на саму станцию его, как и американских экспертов, не пустили.

В Вене профессор Асмолов рассказал «Известиям», что премьер-министр Путин, который был во время японской аварии на Дальнем Востоке, прислал за нашими учеными чартерный самолет, чтобы экстренно узнать о возможных последствиях для российских территорий. Япония же скрывала ключевую информацию до недавнего времени.

— Три месяца через МАГАТЭ шла недостоверная информация о "Фукусиме", — рубит профессор Асмолов. — Эта организация стала столь бюрократической, что немногие эксперты там готовы говорить правду.

Нужна ли миру МАГАТЭ, если даже в случае ядерной катастрофы у страны-члена нет обязательств предоставлять миру реальные данные? Ситуационно-кризисный центр МАГАТЭ, и это похоже на анекдот, пользовался информацией, полученной из ТВ и газет.

Допуски на эксплуатацию АЭС в Японии значительно ниже, чем в России, пережившей Чернобыль, и США. А ведь так может вести себя любая страна, подвергая риску и соседние государства.

- Главной целью МАГАТЭ на протяжении десятилетий является режим нераспространения ядерного оружия, и эта задача выполняется, Ирану всю душу инспекциями вымотали, - разъясняет глава "Росатома" Сергей Кириенко. - Но ширится атомная энергетика, и к этому вызову МАГАТЭ оказалось неготовым. Предложения России состоят в усилении правовой базы, юридически неизбежном выполнении рекомендаций МАГАТЭ по эксплуатации станций.

— Вы не считаете, что МАГАТЭ вышло из доверия и подлежит роспуску? — спрашиваю  руководителя.

— Никаких других организаций создавать не нужно, но МАГАТЭ должна меняться в соответствии с новыми вызовами. Меня удивляет, что в Японии, где работает более 50 ядерных блоков, нет единой интегрирующей компании. Когда случилась авария, все работали сами по себе, исполняли инструкции, а все в итоге рухнуло.

— То есть шахматные фигурки бегали по доске, а гроссмейстера не было. Вы хорошо знаете Японию, у вас высокий дан по айкидо. Как можно культурологически объяснить, что тяжелая техногенная авария произошла в стране-лидере высоких технологий?

— В Японии все действия отработаны до автоматизма, — отвечает Сергей Кириенко и автоматически, как перед выходом на татами, снимает очки. — Если все штатно, японцы не знают равных. Но на все случаи инструкцию не напишешь. Где наш дядя Ваня перекусил бы провод и соединил два кабеля с разными разъемами, японец шлет запрос и послушно ждет резолюцию. Если бы работали, как на аврале умеют русские, через 10 дней о "Фукусиме" все бы забыли.

…Вечером решил прогуляться по Вене. Подошел к Оперному театру, где поет Анна Нетребко. Давали «Волшебную флейту», трансляцию вывели на улицу, люди сидели прямо на асфальте. Невдалеке слышался шум живой жизни - на площади Святого Стефана собралась ливийская община, которая наладила свою телетрансляцию с жертвами бомбардировок.

— Вы бунтуете за оппозицию или за Каддафи? — спросил я у небритого человека, назвавшегося Мехмедом и облаченного в шерстяной бурнус с капюшоном.

— Мы против НАТО, — пылко ответил Мехмед, размахивая плакатом с разоблачениями Обамы и Саркози. — Но мы безоружны. В 1980-х годах Ливия отказалась от создания атомной бомбы. А была бы она сейчас - нас боялись бы. Арабы слишком доверчивые. Несколько лет назад Ливия просила Америку построить атомную станцию. Понятно теперь, почему отказали.

Я вернулся к Оперному театру. «В груди моей пылает жажда мести», — продолжала Царица Ночи. Я подумал, что все в мире странным образом переплетено. В моей сумке лежал ценный сувенир — табличка «Ливийская Арабская Джамахирия».

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир