Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Повстанцы в Ливии подняли российский флаг

Корреспонденты "Известий" Орхан Джемаль и Марат Сайченко передают с линии фронта. Повстанцы считают себя регулярной армией и называют Россию своим союзником
0
Повстанцы в Ливии подняли российский флаг
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Бенгази после визита сенатора Маргелова противники Каддафи подняли российский флаг. Они теперь считают русских союзниками.  

Два месяца назад на ливийско-египетской границе повстанцы отказывались пропускать российских журналистов. После того как Дмитрий Медведев прислал сюда в качестве спецпредставителя Михаила Маргелова, русских полюбили. Нас хлопают по плечам и называют «садыки» (друзья). Российский флаг теперь развевается на главной площади в Бенгази среди флагов стран, признавших повстанческих лидеров в качестве законного ливийского правительства.

Разнице между «признанием» и «посланцем» здесь не придают большого значения. Теперь, кстати, новые власти не любят, чтоб их называли «rebels» (повстанцы), они уже предпочитают называться «сувар» (революционеры). Получается забавно, ливийские «сувар» борются с лидером ливийской революции Каддафи и его «революционными комитетами» ("лиджан саурийя").

Повстанцы в Ливии подняли российский флаг

Работа журналиста здесь начинается с аккредитации. В пресс-центре работают 3 молоденькие девчонки — Айша, Лина и Нада. Первые две закутаны в платки (у нас бы сказали «по-ваххабитски»), Нада же в джинсах, кедах, курчавые волосы стянуты в хвостики, похожа на чернокожую американскую скулгерл на каникулах. А на закутанную по самые брови Лину все «западают». Многие наши арабские знакомые просят представить их ей, видя, что мы с Линой накоротке (вежливо пожимаем протянутую руку). 

Аккредитацию девчонки выдают без всяких проверок и вопросов. Но нам надо еще получить разрешение на переезд морем в Мисурату, еще один центр восстания. Нам обещали, что с этим тоже не будет проблем, вот только выдававшего разрешения парня по имени Фаузи мы так ни разу застать и не смогли. В итоге пришлось ехать без разрешения.

Мисурата – порт в западной части Ливии (Триполитании), которая (за вычетом Мисураты) не поднялась против Каддафи. Вокруг мятежного анклава до сих пор идут активные бои и почти ежедневно приходят сводки о десятках погибших при бомбардировках то авиации НАТО, то артиллерии Каддафи. 

Повстанцы в Ливии подняли российский флаг

Повстанцы восточной части (Киренаики) наличие союзников на западе истолковывают как единый порыв Ливии против диктаторского режима. Для Каддафи же очаг мятежа в лояльной ему зоне как бельмо в глазу. На переговорах через многочисленных международных посредников (Маргелова в том числе) он продавливает компромиссный вариант: реформирование Ливии в конфедерацию (со столицей в Триполи) верного ему запада и взбунтовавшегося против него востока. Сам он обещает уйти на покой, если ему дадут возможность сделать это, не теряя лица.

Последнее сомнительно. Мы разговорились на улице с немолодым ливийцем по имени Осама. Он учился в военном училище в Ираке лет 25 назад, еще недавно воевал с каддафистами в Мисурате, теперь занимается поставками туда оружия. Осама говорит медленно и величественно, с почти шекспировскими оборотами: «Я хочу выпить коктейль из водки и крови». Увидев наши поползшие вверх брови, театрально улыбается: «Из водки и крови животного... Муамара же нельзя считать человеком!». 

Таких, как он, много, революционная программа-минимум здесь часто формулируется так: мы вынуждены убивать многих, а хотим только одной смерти, это смерть Каддафи. Но пока ливийский диктатор неуязвим для натовских бомб и ведет себя на людях уверенно, укрепляя среди своих сторонников собственную репутацию «крутого парня». Его сторонников в Ливии примерно от 15 до 30 процентов. И если еще весной в Бенгази не было принято говорить о своих политических убеждениях «не как у всех», то теперь это уже не очень скрывают. В первый же день мимо нас промчался на машине парень, кричавший «Каддафи, Каддафи» и показывавший нам пальцами «victory».

Параллельно попыткам отбить у повстанцев Мисурату Каддафи ведет войну и на востоке. Адждабию, важнейший транспортный узел, город, от которого расходятся дороги по всему востоку Ливии, повстанцы при поддержке НАТО сумели захватить и удерживают. Уже 3 месяца они ведут с переменным успехом бои за Брегу, порт, рядом с которым гигантский нефтеперерабатывающий завод Рас-Лануф, — туда стягиваются нефте- и газопроводы, тут фабрика, выпускающая рельсы и шпалы для строительства дороги (подрядчик — наша РЖД). В общем, кто владеет Брегой, тот контролирует добрую половину ливийской экономики.

Повстанцы в Ливии подняли российский флаг

Третий фронт против Каддафи открыт на тунисской границе. Там восстали берберские племена.

Впрочем, его противникам тоже не сладко. Али Тархуни, отвечающий в повстанческом правительстве за финансы, жалуется, что денег не хватает катастрофически. Мятежники рассчитывали на арестованные в западных банках «счета Каддафи», но западные союзники повстанцев легко заморозили деньги, а отчуждать их в чью-либо пользу отказались. 

Пока в активе новых властей лишь 420 миллионов евро, обещанных Италией, но так и не появившихся на счетах из-за бюрократических проволочек. Еще есть контракт на 1,2 миллиарда долларов с Соединенными Штатами на поставку нефти, но пока повстанцы сумели отгрузить лишь один танкер. Есть еще различные целевые программы вроде 1 миллиона долларов, выделенных США на выкуп у населения переносных зенитно-ракетных комплексов, которые это самое население растащило в феврале с армейских складов. Легкое стрелковое вооружение, разграбленное тогда же, теперь тоже скупают, но не американцы, а местный криминал. Цена бельгийской винтовки на черном рынке — около 2 тысяч долларов.

Комментарии
Прямой эфир