Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сверхзвуковая реставрация

«Известия» оценили интерьер и акустику Большого зала
0
Сверхзвуковая реставрация
Витраж со святой Цецилией вновь украсил Большой зал
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Укором медлительным реставраторам Большого и Мариинского театров стал сегодняшний концерт выпускников в Большом зале Московской консерватории: культовую концертную площадку вернули к жизни за 11 месяцев – к открытию Конкурса имени Чайковского.

Мекку музыкальной Москвы, способную вместить 1757 паломников, построили 110 лет назад. Архитектор Василий Загорский спроектировал уникальную коробку зала, которая сама по себе обеспечивает отличную акустику. В добавление был сконструирован подвесной потолок, работающий подобно скрипичной деке: воздушное пространство между потолком и крышей обеспечивает объемность звука. С момента открытия Большой зал не знал ни одного капитального ремонта, и аварийные службы уже давно закрыли несколько зрительных рядов, опасаясь обрушения амфитеатра.

Теперь конструкции усилены, как и само здание консерватории, под фундамент которого закачали бетон. Заметно изменился и интерьер Большого зала. По нынешней моде желтые классические здания принято перекрашивать в серый, розовый или зеленый тона. Все эти цвета пригодились и в консерватории, а сам зал стал светло-оливковым (реставраторы утверждают, что именно так он выглядел первоначально).

Заменили кресла и паркет, занавеси и убранство сцены. На месте знаменитых просторных туалетов, по которым можно было кататься на велосипеде, проектировщики, не боясь пикантных ассоциаций, расположили буфеты. Сданы в эксплуатацию лифты, один из которых рассчитан на инвалидов. В шестом ряду партера есть съемные кресла – это место специально предусмотрено для колясочников. Но главное новшество встречает посетителей в фойе партера: восстановлен витраж в честь святой Цецилии, покровительницы музыки, разлетевшийся вдребезги в 1941 году от удара немецкой бомбы. До реставрации на этом месте висело гигантское полотно Репина «Славянские композиторы», которое теперь скромно отодвинулось. Витраж восстанавливали по фотографии и сохранившимся осколкам. Выражение глаз Цецилии пришлось искать заново. В результате она скорее напоминает нынешних идолов красоты, чем древнеримских мучениц.

Конечно, не обошлось без ляпов. Укрепленные балками боковые лестницы обязательно набьют шишки высокорослым любителям искусства. Двери в зал открываются и закрываются с грохотом, а за красочным витражом проступают контуры толстого стеклопакета. Зал начинает работать без систем кондиционирования и отопления (их подключат позже). Без второго пока вполне можно жить, а вот отсутствие первого в июньскую жару может стать критическим. Но главный вопрос, с которым пришли в зал московские меломаны: сохранилась ли уникальная акустика?

Ректор консерватории Александр  Соколов в беседе с «Известиями» сообщил, что зал звучит, как и 110 лет назад. Это подтвердила экспертиза, проведенная по дореставрационным методикам. Более того, акустика даже улучшилась благодаря выносу инженерии – вентиляции, канализации, энергетики – за пределы зала, в инженерный корпус. Ранее все это находилось в подвалах и создавало дополнительные вибрации.

По мнению автора этих строк, звуковые параметры действительно изменились: звук стал более гулким, чуть-чуть выросла реверберация, появились новые обертоны. Коррекция в общем-то неизбежная: исчезли трещины и выбоины в паркете, пыль на стенах и потолке – все те мелочи, что поглощали лишние отзвуки и обеспечивали сбалансированное звучание. Специалисты говорят, что звук «осядет» в течение двух-трех месяцев и впечатление несколько изменится. Полностью оценить зал можно будет только при полном стечении публики: полторы тысячи человеческих тел меняют звуковые параметры посильнее, чем новый паркет. Но все музыканты, репетирующие в зале, уже отмечают: новая акустика наверняка окажется выгодной для солирующего скрипача или вокалистки с небольшим голосом, а вот в оркестровой игре может и помешать.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...