Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Только позиция России мешает Грузии перейти к силовым мерам

Только принципиальная позиция России "не позволяет Грузии отказаться от мирных переговоров с Южной Осетией и перейти к силовому диктату", убежден североосетинский сопредседатель Смешанной Контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта Мурат Тхостов.
0
кадр НТВ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Только принципиальная позиция России "не позволяет Грузии отказаться от мирных переговоров с Южной Осетией и перейти к силовому диктату", убежден североосетинский сопредседатель Смешанной Контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта Мурат Тхостов. Комментируя сегодня ИТАР-ТАСС указ президента Грузии о выходе из межправительственного Соглашения с Россией о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и в возвращении беженцев, он отметил, что это "стало неожиданностью лишь отчасти".

По оценке Тхостова, "Тбилиси никогда не выполнял положений соглашения, четко исполнялись лишь обязательства, взятые на себя Россией". "Грузинские власти взяли курс на вытеснение России из процесса урегулирования, потому что именно Россия не позволяет Грузии отказаться от мирных переговоров с Южной Осетией и перейти к силовому диктату", - подчеркнул он. Североосетинский сопредседатель СКК напомнил, что "именно в соответствии с этим международным правовым актом поступает помощь РФ и ее регионов, нашей республики братьям в Южной Осетии".

"Тбилиси, расторгая соглашение, надеется оставить Цхинвали без этой помощи, без российской поддержки, - сказал Тхостов. - Не хочу комментировать такое желание Грузии, хочу лишь сказать, что реализовать его не получится, мы всегда
сможем прийти на помощь нашим братьям". Российско-грузинское межправительственное Соглашение о взаимодействии в восстановлении экономики в зоне грузино-осетинского конфликта и в возвращении беженцев было подписано в декабре 2000 года в Тбилиси после нескольких лет интенсивных консультаций с активным участием Северной Осетии. Оно было призвано заменить собой аналогичное соглашение, подписанное в 1993 году, и фактически, по оценке Тхостова, саботировавшееся грузинской стороной.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...