Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Канн во власти большого стиля

Теперь кинематографических сенсаций можно ждать буквально каждый день. Главным откровением стало пока "Древо жизни" Терренса Малика.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Давно замечено, что у серьезных режиссеров есть способность улавливать проблемы до того, как они приобретают внятные, а иногда и угрожающие очертания. Очередное подтверждение этому - представленный вчера в Канне фильм Аки Каурисмяки "Гавр". Его герой - бывший писатель, который оставил литературные амбиции, осел в Гавре и ведет спокойную размеренную жизнь. Однако ее нарушает появление нелегального эмигранта - совсем молодого парня из Черной Африки. Герой и его простецкое окружение пытаются помочь мальчишке, что нелегко, потому как противостоит им в совершенстве отлаженная бюрократическая машина. Куда более, к слову сказать, непробиваемая, чем российская или советская.

Картина задумывалась и снималась еще до событий в Ливии и потока беженцев, захлестнувшего Италию. Но сейчас попадает в разряд актуальных и, как сказали бы у нас, социально значимых фильмов.

Вчера же прошла внеконкурсная премьера американского фильма "Бобер", где Джоди Фостер выступила в качестве режиссера и исполнительницы главной женской роли. В главной мужской - впавшего в депрессию кукольника - снялся Мел Гибсон. Недаром же Фостер во всех скандалах всегда вставала на его сторону.

Но самым резонансным событием фестиваля (во всяком случае - до приезда Триера) остается премьера "Древа жизни" Терренса Малика. Противники называют его "видовым фильмом". Сторонники - мощнейшим высказыванием на тему жизни и смерти. Сюжет "Древа" тянется с пятидесятых годов прошлого века до наших дней, но на самом деле вмещает в себя гораздо больше, чем этот промежуток времени. Через повествование о жизни обычной семьи из американской глубинки (мать, отец, трое сыновей) Малик рассказывает историю появления человека - точнее, даже человечества - на земле и его ухода - куда-то, в дальние дали, где зарождается новая жизнь.

Как ни странно, все это не мешает реалистичному и вполне внятному повествованию: о любящем, но чрезмерно жестком отце (Брэд Питт), любящей и бесконечно мягкой матери (Джессика Честейн) и трех сыновьях-подростках. Действие начинается со смерти одного из мальчиков, причину которой мы так и не узнаем. Трагедия, которая обрушивается на семью, и горе родителей постепенно будто растворяются в череде космических пейзажей фильма, в самом процессе существования.

"Есть два пути: путь природы и путь милосердия. Пошедший по второму пути никогда не закончит плохо" - вот ключевая фраза, звучащая в фильме. Герой Брэда Питта явно олицетворяет собой природу, жесткое, суровое начало. Героиня Джессики Честейн - милосердие. Жизнь семьи в пятидесятые мы видим как бы из наших дней - глазами старшего сына. Вдруг обнаружившего, что усвоенные в детстве уроки отца и матери не слишком применимы к сегодняшней жизни: в современном мире осталось не так много природы и совсем нет милосердия.

Сына во взрослой жизни играет Шон Пенн (в Канне он проигнорировал пресс-конференцию, но на красной дорожке все-таки появился), а мальчишку - юный Хантер Маккракен, который раньше никогда не помышлял об актерской карьере, но теперь явно может на нее рассчитывать. Обе роли исполнены блестяще.

Но все-таки лучшая актерская работа здесь у Брэда Питта. Он удивительно точно, задействуя минимум средств, передает скрытые эмоции, которые, подобно дремлющему вулкану, кипят у героя внутри. Это могут быть эмоции гнева, любви, скорби, тоски оттого, что личностной реализации в полной мере так и не произошло. Большим музыкантом, которым герой мечтал когда-то стать, теперь он уже никогда не станет. Сцена в начале картины, когда Питт под шум аэропорта берет телефонную трубку и мы не слышим, что ему говорят, а видим только, как меняется его лицо, сыграна удивительно и задает тон всему фильму.

В картине очень мало слов, много завораживающего изображения (оператор Эммануэль Любецки) и музыки (композитор Александр Депла - тот же самый, что в "Король говорит!").

На пресс-конференции, посвященной "Древу жизни", чаще всего звучало слово "спиритуализм". Сам Малик не пришел на встречу с журналистами (он вообще сторонится публичных мероприятий), за него пришлось отвечать актерам и продюсерам. Питт рассказал, что во время работы вел с режиссером много теологических дискуссий и понял, что Малик является именно спиритуалистом - гораздо в большей степени, чем ортодоксальным христианином. "В фильме скрыты коды всех основных религий, а также учения Дарвина, - утверждает продюсер картины Сара Грин. - Здесь есть природа, и есть дух, и они рядом".

На примере "Древа жизни" совершенно отчетливо видно, что большой стиль в кино - это не размах съемок и количество массовки, а масштаб высказывания - философского и визуального. "Древо жизни" - кино большого стиля, способное еще сильнее акцентировать масштаб фестиваля. Недаром фильм ждали здесь еще с прошлого года.

Сегодня в Канн приезжают Ларс фон Триер и его команда со своей "Меланхолией". На следующий день ждут Педро Альмодовара. Так что к церемонии закрытия 22 мая атмосфера наэлектризуется до предела.

Фильм за 1000 рублей

19-летний режиссер из Владивостока Тихон Макаров, автор короткометражки "Отдел культуры", о которой мы уже рассказывали, с опозданием, но долетел до Каннского фестиваля. Обозреватель "Известий" Лариса Юсипова получила от автора в подарок диск с фильмом и задала Тихону несколько вопросов.

известия: Вы сейчас работаете или учитесь?

тихон макаров: Работаю. Я специалист по пиару в Федерации профсоюзов Приморского края.

и: В вашем фильме фигурирует некая "организация". Это не она, случаем?

макаров: Нет, конечно! Они меня спонсировали, так что с моей стороны странно было бы выставлять их в таком свете.

и: То есть ваш фильм снят на деньги профсоюзов?

макаров: Они мне предоставили помещение для съемок. А фильм снят на мою личную тысячу рублей.

и: И как распределилась в картине эта смета?

макаров: Все ушло на покупку консервов и портрета Джонатана Свифта. Дело в том, что "Отдел культуры" - это только один из фрагментов большого сценария, над которым мы работали вместе с питерской писательницей Еленой Одиноковой. Сценарий - об организации под названием Контора, которая на коммерческой основе занимается исправлением кармы. В их архиве три типа папок: зеленые, синие, красные. Зеленые - описание любого дурного поступка. Сбором информации занимаются попрошайки, бомжи, цыгане - в общем, как это бывает у полиции с осведомителями. Дальше Контора подключается к ноосфере и считывает информацию. Если человека еще можно исправить, его дело попадает в синюю папку. Если все безнадежно и человека остается только убить - в красную. В этой организации есть слегка спятивший работник особого отдела. Он занимается красными папками - убивает людей. Он предложил шефу делать консервы из мяса гопников. А шеф его выгнал из кабинета. Но консервы парень все равно сделал... Наша короткометражка - это сцена дегустации консервов главным героем.

и: А он кто?

макаров: Парень, которого выгнали из универа и не берут никуда на работу. Поскольку нужен опыт, а опыта у него нет. И вот он находит объявление, что некоей организации требуется высокооплачиваемый курьер...

и: У вас уже был показ в Канне?

макаров: Мы не стали покупать показ - это стоит около 1000 евро. Мы приехали с дисками. Вы же видели, как выглядит Short Film Corner: три стены в помещении кинорынка, сплошь утыканные агитками фильмов. Некоторые даже на полу лежат.

и: Чтобы попасть сюда, вы преодолели жесткую конкуренцию?

макаров: Да, в Канн было прислано около 30 000 короткометражек. Из них отобрали меньше 2000. Вот сейчас отправляемся на рынок, на европейские стенды - показать фильм. Будем искать продюсера на полный метр.

и: А к российским продюсерам не обращались?

макаров: Пока нет. Мы же с опозданием прилетели. Летели через Рим, в самолете у женщины остановилось сердце, и нас развернули. В результате 26 часов сюда из Москвы добирались.

Комментарии
Прямой эфир