Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Кавказская развязка

В минувшую пятницу в эфире радиостанции "Эхо Москвы" в рамках проекта "Осторожно, история: лихие 90-е, или Время надежд" обозреватели Владимир Рыжков и Виталий Дымарский вспоминали причины и последствия первой чеченской кампании.
0
Через войну в Чечне так или иначе прошло около миллиона россиян
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Владимир Рыжков: Сегодня мы отталкиваемся от 21 апреля 1996 г. - это достаточно важная дата. 15 лет назад в результате спецоперации был уничтожен президент Ичкерии Джохар Дудаев. И наша тема звучит так: "Решен ли сегодня в России чеченский вопрос?"

Виталий Дымарский: В этой связи нельзя не вспомнить о тогдашнем министре обороны России - Павле Грачеве. О нем давно ничего не слышно, он давно нигде не выступал, но когда он выступал, то не отказывался от своих слов, сказанных в самом начале кампании, что одним полком мог бы решить ее исход, если бы ему разрешили. Но никто тогда не знал, какова будет сила сопротивления Российской армии. И я не уверен, что, будь на месте Грачева маршал Жуков, он добился бы больших успехов. Хотя я считаю, что Грачев несет персональную ответственность за те события.

Рыжков: Возможно, что другой, более грамотный специалист действовал бы тогда иначе, потому что были тогда люди, которые предупреждали об опасности. Но в конечном итоге все-таки главную ответственность несет руководитель страны Ельцин, и он признал это, когда уходил в отставку, главной ошибкой своего президентства назвав войну в Чечне. На мой взгляд, ничего хуже, чем чеченская война, не произошло. Потому что, во-первых, это был первый случай уничтожения собственного населения Вооруженными силами. В российской истории это был первый случай бомбежек мирного города, где проживают твои же граждане. Во-вторых, думаю, что именно отсюда идет отсчет роста межнациональной напряженности в стране. Именно с той поры по России пошла волна насилия.

Дымарский: По официальным данным в первой войне погиб 17 391 человек, а по второй цифр нет. Хотя Шамиль Басаев называл такую - 3600 человек. В общей сложности за две войны чеченцы потеряли около 20 тысяч. Решен ли сегодня чеченский вопрос? Раньше нам сообщали количество действующих в Чечне боевиков. А сегодня никто ничего не знает. Я подозреваю: если от меня скрывают информацию, значит, она не очень приятная. И вопрос не решен.

Рыжков: Согласен. Мы получаем очень мало информации о том, что там происходит. Остается и проблема пропавших людей. Я встречал такую цифру: за две войны только в Чечне бесследно пропало около 4 тысяч человек. Кроме того, я встречал и такую цифру: половина населения Чечни безработные, и это вызывает огромное социальное напряжение и огромное недовольство. Однако я не думаю, что мы потеряли Кавказ. Скорее, мы никак не можем нащупать нужную политику там. Есть кадыровская модель, очень жесткая, есть евкуровская, которая считается более мягкой, есть североосетинская модель... Я не думаю, что если провести референдум, то хотя бы одна республика на Кавказе скажет: мы хотим уйти из России. Им это невыгодно.

Дымарский: Интересно знать: каков критерий решения чеченского вопроса? Интеграция в Россию? Прекращение терактов? Освобождение кавказских республик, тех, кто захочет, от России?

Рыжков: Есть радикальные предложения русских националистов: "всех выгнать". На мой взгляд, это утопия. Потому что сами жители в подавляющем большинстве не хотят расставаться с Россией - куда им идти? У них с юга - Кавказский хребет, с севера - Россия, выхода к морям у них нет. Значит, надо искать другое решение - жизнь внутри Российской Федерации. Чтобы у людей была работа, чтобы был диалог, в том числе с исламом. Чтобы были законность, правосудие, соблюдались права человека... Я хочу найти такое решение, я не хочу, чтобы в Москве взрывали метро, аэропорты.

Дымарский: Можно обвинять меня в расизме и национализме, но давайте признаем, что существует и проблема поведения тех же кавказцев, приезжающих в другие регионы России.

Рыжков: И ее тоже нужно решать. В Европе - немцы, шведы, французы, англичане - все решают ее по-своему. Образовательными программами, программами интеграции. Это длительный процесс, но им надо заниматься. А у нас все пущено на самотек. И в результате растет межнациональная напряженность, происходят теракты...

Дымарский: Многие наши слушатели считают, что проблема кроется в деньгах, что это проблема всей России - доходят ли деньги до народа?

Рыжков: Совершенно верно. В Москве, в Екатеринбурге, в Хабаровске разворовывается не меньше, чем на Кавказе. Полпред в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин как раз и делает акцент на экономике. Когда он вступил в должность, сразу началась разработка туристической концепции, инфраструктуры, инвестиций... Я не отрицаю того, что без силовой составляющей не обойтись, потому что повсюду есть отморозки, с которыми разговаривать бессмысленно, - они будут убивать и взрывать. Я бы процентов на 85 делал ставку именно на диалог, на мирное, экономическое развитие.

ВОПРОС РЕБРОМ

Да:

Да, я вижу с ними правильного, позитивного лидера, который пропагандирует здоровье, духовное развитие.

Инженер-строитель, Уфа

1) Войны нет. 2) У власти лояльный Кремлю политик.

Инженер проекта, Санкт-Петербург

Да решён, надо, чтобы наши народы постепенно стали относиться друг к другу более человечно, без страха.

Личный водитель руководителя, Санкт-Петербург

Нет:

Даже рядом не стоит с решением.

Региональный менеджер, Саратов

Война до тех пор не окончена, пока дышит последний солдат!

Это не только и не столько о чеченцах, сколько о тех, кто зародил в душах эту войну и развязал её!

Менеджер по продажам, Волгоград

Для России эти вопросы будут вечными, пока существует Кавказ и Чечня в ее составе.

Охранник, Санкт-Петербург

Временное затишье. Как только Чечня восстановится и Россия ей временно будет не нужна - все начнется заново.

Заместитель директора, Мурманск

Да его и не было, а бандитов по всей стране хватает.

Генеральный директор, Вязники

До сих пор Россия откупается, что будет дальше - сплошная неизвестность.

Инженер, Санкт-Петербург

Нужен референдум, пусть чеченцы сами определят, быть независимой страной или нет.

Brand Manager, Москва

Сигналом решения "чеченского вопроса" будет отсутствие в стране терактов.

Начальник отдела персонала, Гатчина

МНЕНИЯ

Шансы еще есть

Александр Черкасов,
правозащитник

История отношений России с Кавказом трагическая. Отношения, начавшиеся в XVI веке, после поражения Орды в Поволжье, после того, как российское государство пришло в предгорья Кавказа, - прерывались на полтора-два века. Потом - снова начинались войны. И в них Россия ставила отнюдь не на проповедников, а на бывших наибов имама Шамиля - история, которая повторяется и теперь. Был шанс на взаимопонимание Чечни и России и при советской власти, когда горцам пришлись весьма по душе идеи большевиков, и там выросла советская интеллигенция. Но вся она пошла под нож в 1937 году и во время депортации. После возвращения из депортации чеченцев поселили компактно, в селах - и они там были заперты. Три десятилетия ушло на то, чтобы они смогли выйти из этого заточения. Грозный в 80-х годах был интернациональным городом. Потом, после распада СССР, вновь началась война. Стало быть, диалог каждый раз прерывался. Но ведь от него никуда не уйти.

Нужна жесткая власть

Сергей Марков,
политолог

Я полагаю, что в той форме, в какой чеченский конфликт стоял около 10 лет назад, он решен. Да, там, конечно, еще высока безработица, значительно выше, чем по стране, уровень жизни там значительно ниже, чем в среднем по стране, там своеобразные, достаточно жесткие политические порядки, там применяются некие основы шариата. Но это не вина тех, кто победил в Чечне, не наших федеральных войск, ФСБ, Кадырова. Они свою огромную работу сделали, и в Чечне сейчас уровень терроризма упал в значительной степени. Может быть, в Чечне права человека защищены не так, как хотелось бы, но думаю, что нет другого региона в Европе, где был бы достигнут в этой сфере такой прогресс. И это признает большинство тех, кто посещает Чечню из наших иностранных коллег. То есть, на смену пришли другие проблемы, но это проблемы уже другого порядка, это проблемы восстановления экономики. Конечно, сейчас на Северном Кавказе в целом ситуация хуже, чем она была 12 лет назад, но в самой Чечне ситуация значительно лучше, чем 12 лет назад.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...