Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Авария танкера страшнее, чем "Фукусима"

В Вене в штаб-квартире МАГАТЭ началась Международная конференция по Конвенции по ядерной безопасности. Главная тема - авария на японской АЭС. Одну из рабочих групп возглавляет первый заместитель гендиректора концерна "Росэнергоатом", заместитель директора РНЦ "Курчатовский институт" профессор Владимир Асмолов. Он рассказал обозревателю "Известий" Сергею Лескову о последних новостях из Японии.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Известия: Каждый день сообщают о новых утечках и выбросах радиации. При этом продолжается бетонирование поврежденных блоков АЭС. Бетон не спасает?

Владимир Асмолов: Это пустая трата сил. Опыт Чернобыля прямо говорит об этом. Там было немало горячих голов, которые пытались залить реактор бетоном. Построили саркофаг, но в нем множество дыр для утечек, и иного быть никак не может. А вот доступ в аварийную зону бетонирование закрывает и мешает дальнейшему контролю и эффективным работам по ликвидации последствий. Ситуация может повернуться так, что бетон потребуется снять. Но разбетонирование неизмеримо сложнее, чем бетонирование.

и: Какой путь самый эффективный на "Фукусиме"?

Асмолов: Наладить циркуляцию воды для охлаждения реакторов. Это не только мое мнение, но и всех авторитетных специалистов. Должен быть обеспечен замкнутый водяной цикл. Существуют и уже внедрены технологии по очистке радиационной воды с хорошими адсорбентами. На конечной стадии радиоактивную воду надо хоронить - эти технологии тоже отработаны. Реакторы на АЭС "Фукусима" постепенно остывают, и воды требуется все меньше. При сохранившемся уровне тепловыделения 5-6 мегаватт для охлаждения требуется около 50 тонн воды в час. Эти объемы были бы вполне по силам даже не такой развитой стране, как Япония.

и: Поступают тревожные сообщения о чудовищном радиационном загрязнении моря.

Асмолов: Конечно, не стоило допускать утечки радиоактивной воды из контуров атомной станции во внешнюю среду. Но если уж это произошло, надо оценить уровень опасности для экосистем. Сами по себе цифры ничего не говорят. И самое худшее, что можно придумать, - это пугать несведущую публику дозами и уровнями, создавать почву для радиофобии. Расчеты сделаны. Человеку в зоне поражения, вызванного утечками с "Фукусимы", для того, чтобы получить опасную дозу, надо съесть одну тонну спаржи или одну тонну водорослей. Опасности для глобальных экосистем также не существует. Еще раз повторю: не надо запугивать людей. Авария на атомной станции - штука опасная, но правда состоит не в запугивании, а в объективной информации.

Объективные данные говорят о том, что последствия от крупных разливов нефти, которые часто случаются после аварий на танкерах, неизмеримо больше, чем от аварии на АЭС "Фукусима". Но ядерная авария для нас гораздо страшнее. Объяснение надо искать в области психологии.

и: Насколько эффективны меры, которые используют сейчас японские атомщики?

Асмолов: Японские специалисты оправились от шока первых дней. После приезда российских и американских экспертов они все-таки уняли национальную гордость и воспользовались чужим опытом. Сейчас острота ситуации неуклонно снижается. Красных флажков, которые предупреждают о максимальной опасности, в зоне атомной станции с каждым днем все меньше.

и: И все-таки в обыденном соз-нании саркофаг над атомной станцией кажется лучшим спасением.

Асмолов: Саркофаг - это воронка, которая создает новые проблемы без гарантии их решения и засасывает неимоверные средства. Человек всегда должен иметь доступ в зону поражения, а не зарываться в саркофаг, как глупый страус.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...