Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Россия на пороге квантовой революции

После того как по миру разнеслась весть о сооружении в России иннограда "Сколково", в нашу страну зачастили ученые высшего мирового разряда, что раньше, прямо скажем, было редкостью.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Но визит нобелевского лауреата Вольфганга Кеттерли выделяется даже на этом фоне. Нобелевскую премию он получил до неприличия, по нынешним меркам, рано - в 44 года. Про какого еще ученого коллеги могут сказать, что он сначала открыл новую область физики, а потом сам же ее закрыл, поскольку не оставил в этой области белых пятен?!

В Москву Вольфганг Кеттерли прибыл в сопровождении еще нескольких совсем не пожилых профессоров.

Большинство работает в Массачусетском технологическом институте (MIT), где количество нобелевских лауреатов чуть не дотягивает до сотни. Зачем покидать мировую столицу науки и спешить в холодную и провинциальную с точки зрения научных прорывов Москву? Профессор Кеттерли сказал "Известиям", что его заинтересовал проект "Сколково", который среди прочих проектов предусматривает строительство нового центра квантовой оптики и квантовых технологий.

- Мир стоит на пороге квантовой революции, когда фундаментальные достижения физики смогут активно использоваться для получения материалов с принципиально новыми, пока недостижимыми свойствами, - буйно фантазировал нобелевский лауреат Кеттерли. - Сверхскоростной квантовый компьютер, о котором говорят как о революционном прорыве, становится все ближе. Квантовые технологии обещают гигантские коммерческие выгоды во всех областях - от информатики и энергетики до медицины и транспорта. В Россию мы приехали по той причине, что здесь сохранилась отличная научная школа. К примеру, идею топологического квантового компьютера высказал сотрудник ФИАНа Алексей Китаев, который давно работает в Калифорнии. Я уверен, что знание и наука должны иметь много географических точек роста. Квантовый центр в Сколкове, возможности которого мы хотим выяснить во время поездки, поможет не только России, но и всей мировой науке. Мы посетим российские научные центры и проведем переговоры с первым заместителем главы администрации президента РФ Владиславом Сурковым и президентом фонда "Сколково" Виктором Вексельбергом.

В результате этой встречи принято решение о создании Международного центра квантовой оптики и квантовых технологий, где будут сконцентрированы разработки по одному из наиболее перспективных научных направлений. В группе Кеттерли - два американских профессора, которые получили образование в России, - Михаил Лукин и Евгений Демлер. Они закончили МФТИ, как и недавние нобелевские лауреаты Андрей Гейм и Константин Новосёлов. В России вовсе ученые не работали. Сразу после Физтеха в начале 1990-х, когда наша наука дышала на ладан, они уехали в Америку, где снискали признание, но не забыли о России, которая сегодня предоставила им шанс подняться на новую высоту.

- В знаменитом MIT среди профессоров по физике русских - больше 10 процентов, это первое место среди всех стран, но Россия радоваться по этому поводу не может, - говорит обладатель полутора десятков американских престижных научных наград профессор Михаил Лукин. - Проект "Сколково" и квантовый центр - уникальная идея. После долгого застоя наука в России получает шанс на возрождение. Очень скоро прорывные фундаментальные исследования в квантовой физике начнут приносить прикладную пользу. Если удастся создать в Сколкове условия для занятий наукой, в новом квантовом центре, забыв об эмиграции, будут работать не только российские ученые, сюда потянутся ученые из других стран, что для России пока немыслимо.

- Мировая наука обогащается за счет взаимодействия многих культур и многих научных школ, - говорит профессор Джон Дойл, который имеет индекс цитирования даже выше, чем Вольфганг Кеттерли. - Русская научная школа в физике - один из мировых лидеров. В Америку приезжает много молодых ученых, но русские - лучшие. Только я думаю, что если русские получат возможность заниматься наукой дома, в России, и мировой науке, и русским ученым будет лучше.

Единственный неамериканец в группе Кеттерли - итальянский профессор Томмазо Каларко имеет для нас не меньший интерес, чем все вместе взятые американцы. Итальянец работает в Германии и является координатором научных программ ЕС по проблемам квантовой информатики. К сожалению, признает профессор Каларко, пока у Европы нет совместных проектов с российскими институтами, хотя личных контрактов немало. "Квантовый центр в Сколкове, - сказал профессор Томмазо Каларко, - это создание мощной структуры, которая открывает путь к совместным проектам. Удачных примеров в мире много - Институт Макса Планка в Мюнхене, Центр квантовой оптики в Барселоне, Центр холодных атомов в MIT. "Сколково" должно встать в этот ряд".

Кстати, идея квантового компьютера впервые много лет назад была высказана выпускником МГУ Юрием Маниным, который защитил докторскую диссертацию в 26 лет, получил Ленинскую премию в 30 лет, но уже 20 лет живет на Западе. Юрий Манин - академик чуть не всех академий мира, только не РАН, потому что у него нет времени на прохождение наших бюрократических процедур. Отличие квантового компьютера от классического состоит в том, что обычные ЭВМ построены на принципе "ноль-один", а квантовый компьютер - это не "или-или", а в один и тот же момент оба состояния - "и-и". Это связано с корпускулярно-волновым дуализмом фотона, носителя информации в квантовом компьютере, который оперирует квантовыми битами или кубитами, которые могут принимать одновременно два значения, неизмеримо увеличивая мощность компьютера.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир