Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ирония судьбы-3

Однажды русский, еврей и белый медведь собрались встречать Новый год. Получилась премьера в театре "Современник" - спектакль "С наступающим...". Русского играет Сергей Гармаш, еврея - Леонид Ярмольник. Медведь плюшевый
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Однажды русский, еврей и белый медведь собрались встречать Новый год. Получилась премьера в театре "Современник" - спектакль "С наступающим...". Русского играет Сергей Гармаш, еврея - Леонид Ярмольник. Медведь плюшевый.

Когда-то они вместе учились в театральном - Кира Цандер и Мишка Громов. Теперь их объединяет нехитрый набор студенческих баек да мартиролог бывших сокурсников (часть коих завершила жизненный путь экзотическими способами: кто-то обварился борщом, кто-то умер от счастья на собственной свадьбе). В нынешней суровой действительности между Цандером и Громовым нет ничего общего. Первый преуспевает в качестве телемэна, второй таскается по квартирам, нацепив бороду Деда Мороза. На лестничной площадке престижного дома, у дверей шестикомнатных цандеровских апартаментов они и встречаются вновь - после долгой беспечальной разлуки. Циферблат над лифтом показывает половину десятого. До Нового года - два с половиной часа.

Наглядный отсчет времени (занавес упадет под бой курантов), два лифта, откуда периодически возникают второстепенные персонажи, простенькая, но чистенькая жилищно-коммунальная геометрия. Сценография Александра Боровского - островок лаконизма и логики в хаосе этого удивительного спектакля, который начинается за упокой, развивается за здравие и поднимает актуальную тему ксенофобии в хрестоматийном разрезе "Двести лет вместе" (вместе невозможно и врозь никак). Лестничная мини-"манежка" отягощается тем обстоятельством, что Цандер - коренной столичный житель, тогда как Громов в свое время прибыл с Дальнего Востока. Лозунг "Россия для русских, Москва для москвичей" им приходится пилить надвое.

Бог знает, отчего "Современник" вдруг возбудился сегодня по еврейскому вопросу, но, громя инородцев, Дед Мороз делает паузу только чтобы обрушиться на племя критиков - как правило, чужаков в собственном отечестве. Монолог актера-неудачника включает немало бессвязных, однако справедливых вещей - касающихся, в частности, современного телевидения. Вип-гость "Современника" Константин Эрнст, сидевший от меня наискосок, получал от всего происходящего видимое удовольствие...

Первые сорок минут "С наступающим..." (пьеса профессора "Щуки" Родиона Овчинникова, постановка автора) являет собой взболтанный микст из "Иронии судьбы", "Старого Нового года", "Полетов во сне и наяву", "Ивана Васильевича...". Но в итоге скатывается до уровня "Сироты казанской". Сюжетные коллизии высосаны из того же пальца. Например, Цандер приревновал жену к немолодому соседу (та ляпнула сдуру по телефону, что ребенок именно от него) и уже примотал несчастного к стулу скотчем, но случайно вспомнил, что ребенок-то - приемный...

После такого грех утверждать, будто бы еврей в новом спектакле "Современника" умнее, чем русский. А вот симпатичнее - безусловно. Цандер - гостеприимный, даже странноприимный, удачливый, щедрый, палочка-выручалочка для друзей и знакомых. Характер у него легкий, члены гибкие, психика здоровая (постоянный эффект присутствия Высоцкого - не в счет). Если хамит жене по мобильнику, так это издержки хронической усталости. Вдобавок у нас многие новогодние герои хамоваты, вспомните Женю Лукашина...

Громов - не просто антисемит и критиконенавистник, он вообще мизантроп. Есть такой типаж патриота: вроде много правильного говорит, но почему-то все время хочется спорить... Великорусский шовинист уже был сыгран Гармашем в фильме "12" - при иной режиссуре и на несколько отличном драматургическом материале. Захотелось повториться в форме самопародии - ну, право актера. Хотя, на мой взгляд, новая работа чести Гармашу не делает - ни как профессионалу, ни как человеку.

Еврейский вопрос получает в спектакле Родиона Овчинникова сугубо новогодний ответ: разногласия, крики и взаимные оскорбления попросту забываются. У артистов нет национальности, а Цандер с Громовым во втором акте так "гуляют по прилавку", что народ в зале "Современника" катается не хуже, чем на какой-нибудь "юморине". И в той же прогрессии: чем примитивнее шутки, тем громче хохот. Осуждать пошлость, одновременно впадая в нее, - очень современный жанр.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир