Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Спокойной ночи! И удачи!

"Не в звездах, нет, а в нас самих ищи / Причину, что ничтожны мы и слабы". Эту цитату из Шекспира я бы использовала в качестве эпиграфа к этой заметке, если бы эпиграфы соответствовали сему незамысловатому формату. Пока же давайте просто запомним ее и перенесемся из глубины веков сначала в 50-е годы прошлого века, а потом и в наши дни
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Не в звездах, нет, а в нас самих ищи / Причину, что ничтожны мы и слабы". Эту цитату из Шекспира я бы использовала в качестве эпиграфа к этой заметке, если бы эпиграфы соответствовали сему незамысловатому формату. Пока же давайте просто запомним ее и перенесемся из глубины веков сначала в 50-е годы прошлого века, а потом и в наши дни.

Представляете, сколько журналистов работало в разных странах и в разные годы - мильоны их! А в историю попали считаные единицы. Один из них, знаменитый американский радио- и тележурналист Эдвард Мэрроу в середине прошлого века вступил в неравный, казалось бы, бой с всесильным, казалось бы, сенатором Маккарти, но все-таки победил, а вместе с ним и Америка победила позорный маккартизм - преследование инакомыслия, которым печально прославился означенный господин.

В 1958 году Ассоциация американских телерадиопродюсеров собралась, чтобы вручить Мэрроу свою премию - очень престижную и очень почетную. И вот вообразите себе - все очень торжественно, респектабельно, гламурно, как сказали бы сейчас. Мужчины в смокингах, дамы в шикарных туалетах с открытой спиной. И тут на сцену поднимается лауреат. И говорит, глядя в глаза своим начальникам, коллегам и, наверное, даже друзьям: "Возможно, моя речь никому не принесет пользы. Возможно, когда я ее закончу, меня обвинят в том, что я выношу сор из избы, а вашу ассоциацию упрекнут в потворстве ереси и даже опасным идеям. Мое стремление и, пожалуй, мой долг - поговорить с вами, журналистами, о том, что происходит с радио и телевидением. Ответственность за свои слова несу я один. Нашу историю мы творим сами. Если через 50 или 100 лет в архивах еще сохранятся пленки с программами наших трех главных телекомпаний, то эти черно-белые или цветные изображения станут свидетельством упадка и трусости, в которых завязло наше ТВ. И даже бегства от реального мира. Сейчас мы богаты, сыты и самодостаточны. У нас врожденная аллергия на неприятные новости. И это отражается СМИ. Если мы не осознаем, что ТВ в основном используется для того, чтобы отвлекать, развлекать и отстранять нас от действительности, то те, кто финансирует ТВ, смотрит и создает его, увидят истинную картину реальности слишком поздно... ТВ может учить и просвещать и даже вдохновлять. В противном случае - это не более чем ящик с проводами и лампочками... Good night and good luck!" ("Доброй ночи и удачи!") - так закончил свою речь блистательный Эд Мэрроу, и эта речь вместе с ним вошла в историю. И хотя удача отвернулась от него, и программу все-таки закрыли, а его самого уволили, но, по крайней мере, он мог спать спокойно, чего и всем желал, произнося в каждой своей программе традиционную "прощалку" и имея в виду, конечно, не просто крепкий и здоровый сон, но чистую совесть и согласие с самим собой.

Спустя полвека историю Эда Мэрроу вспомнил другой знаменитый американец - Джордж Клуни, снявший фильм, который прошел в России под названием "Спокойной ночи и удачи!". И оказалось, что все проблемы, которые волновали Мэрроу, актуальны по сию пору. Всюду. И у нас тоже.

Наш влиятельнейший журналист Владимир Познер в марте 2006 года даже посвятил фильму Клуни свою фирменную "прощалку", где он всегда говорил то, что на самом деле думал, но уже после окончания основной части программы "Времена", в которой обсуждалось то, что было заранее утверждено руководством "Первого канала". "После просмотра фильма, - сказал Познер, - у меня, политического журналиста, работающего на ТВ, возникло довольно много вопросов. В том числе - чем мы занимаемся, для кого работаем? Для себя? Для своей карьеры, для заработка, чтобы угодить начальнику, власти? Насколько мы думаем о зрителе, который ждет от нас объективной, сбалансированной, честной, своевременной информации? Ну, люди, которые, скажем, по заказу кого-то мочат или, наоборот, хвалят, они уже не журналисты и никогда ими не будут. В общем, тут есть много вопросов, над которыми стоило бы подумать всем нам".

И, ох, как прав был Владимир Владимирович - стоило бы над этими вопросами всем нам, а особенно политическим журналистам, работающим на ТВ, подумать. Но процесс обдумывания - если он, конечно, вообще имел место (а как проверишь, дело-то интимное) - затянулся, так и не выйдя в публичное пространство. Да и сам вопрос "для кого мы работаем?" отпал в связи с очевидностью ответа. Есть такой человек. Даже два. И вы их прекрасно знаете!

Шли годы. И вот представьте примерно ту же мизансцену, что и в фильме "Спокойной ночи и удачи!", - все очень торжественно, респектабельно, гламурно: мужчины в смокингах, дамы в шикарных туалетах. Лучшие люди ТВ - начальники, продюсеры, звезды (но не в шекспировском, а современном значении этого слова) - собрались, чтобы наградить первого лауреата Премии им. Влада Листьева. Очень почетно. Страшно престижно. И тут на сцену поднимается лауреат - самый талантливый и самый стильный журналист нашего ТВ Леонид Парфенов, как солидарно решили все члены жюри, несмотря на принадлежность к разным каналам. Благодарит коллег, лично Костю Эрнста и жену, а потом, страшно волнуясь, достает листочки и читает заранее написанную речь, от которой каменеют лица собравшихся. Надеюсь, вы, дорогие мои читатели, уже читали или слышали ее в разных СМИ и интернете, но, увы, ее не показал ни один канал, тем самым подтвердив поставленный автором диагноз: "Журналистские темы, а с ними и вся жизнь окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ. Замалчивается до четверти спектра общественного мнения. Это не новости, а старости".

О скандальной речи как бы вскользь, в контексте выступления президента у себя в блоге по поводу признаков застоя, упомянул Вадим Такменев в программе "Центральное телевидение": "Как будто и вправду пришло время назвать вещи своими именами. Это не новость - все знали, но почему-то молчали. Правда, речь Парфенова за пределы интернета не вырвалась, но и это не новость..."

Другие же телевизионные коллеги принялись обсуждать и осуждать "лучшего тележурналиста страны" - что-де он на самом деле ничего нового не сказал, зато плюнул другим товарищам по цеху в лицо, подставил начальника, испортил праздник, вынес сор из избы, держит нос по ветру и раньше других то ли учуял новый "тренд", то ли мастерски исполнил чей-то заказ, а при этом не лучше ль на себя, кума, оборотиться...

Парфенов на себя и оборотился. "Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду. Но надо хоть назвать вещи своими именами". И обращался он не к власти и не к звездам (в шекспировском теперь уже значении этого слова), а, подобно Уильяму нашему Шекспиру, предложил собратьям, сегодня богатым, сытым и самодостаточным: "В нас самих ищи / Причину, что ничтожны мы и слабы". А разве ж кому-нибудь хочется искать причину в себе? Парфенов отважился, снял камень с души. Ведь жизнь в согласии с самим собой, следуя завету великого Мэрроу, дорогого стоит.

Комментарии
Прямой эфир