Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Место рождения инвесторов

Иностранным инвесторам в России мешают вовсе не коррупция, не высокие налоги и не плохие законы. Их пугают негативный имидж нашей страны, плохая транспортная инфраструктура и банальное отсутствие информации. Такую парадоксальную позицию высказали "Известиям" топ-менеджеры крупнейшей американской корпорации, построившей на Южном Урале научный инновационный центр, разработки которого используются по всему миру
0
На графике Стив Сонненберг показывает, как падало производство в кризис и как оно потом выросло
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иностранным инвесторам в России мешают вовсе не коррупция, не высокие налоги и не плохие законы. Их пугают негативный имидж нашей страны, плохая транспортная инфраструктура и банальное отсутствие информации. Такую парадоксальную позицию высказали "Известиям" топ-менеджеры крупнейшей американской корпорации, построившей на Южном Урале научный инновационный центр, разработки которого используются по всему миру.

Свой вариант "Сколково" Стив Сонненберг начал создавать еще в 2005-м.

- Пять лет подряд я ездил в Россию по три раза в год, - рассказал "Известиям" глава Emerson, одного из крупнейших в мире концернов, в котором работают 140 тысяч человек. - Появилось много друзей... У вас прекрасные инженеры.

Сонненберг - российский патриот американского происхождения. В том смысле, что он, когда еще не был главой машиностроительной империи с 25-миллиардным оборотом, а был в ней просто топ-менеджером, стал главным энтузиастом инвестиций в Россию. Убеждал, пропагандировал... Конечно, уже тогда было ясно, что у нас для Emerson прекрасный рынок сбыта. Нефтяники, газовики, гидроэнергетика - все они пользуются их автоматикой. Можно было просто торговать приборами, скажем, китайского производства и подсчитывать прибыль. Но Emerson, у которого представительства в 150 странах, у нас пошел по другому пути.

Стив Сонненберг убедил коллег, что у России большой интеллектуальный потенциал. Что здесь надо не просто торговать, а создавать исследовательские центры. Нанимать российских ученых, чтобы использовать их разработки по всему миру. В общем, создавать то, на чем держится американская Силиконовая долина. Коллеги его поддержали, и, судя по тому, что вскоре он возглавил компанию, его идеи принесли дивиденды.

Наши турбины в Калифорнии

Строить свою мини-долину Сонненберг стал в Челябинске - одной из столиц российского машиностроения. Там Emerson развернул производство и открыл Глобальный инженерный центр - исследовательскую базу.

Подход был фундаментальный. Emerson открыл целое отделение в Южно-Уральском государственном университете, построил там новую лабораторию для будущих инженеров. Студенты получают от компании стипендии и гранты. Потом они будут работать в корпорации и получать большую по местным меркам зарплату. А их изобретения будут внедрять и в США, и в Китае. Уже сейчас в России производится треть интеллектуальных разработок Emerson. В Калифорнии, например, автоматизируют турбины по технологии, созданной в России.

Сонненберг сделал то, что сейчас президент России и премьер-министр уговаривают делать других инвесторов. Приносить не только капиталы, но и технологии. А главное - развивать отечественные инновационные центры. Что-то заставило его прийти к этому еще до "Сколково". Что именно?

Иностранцы просто не знают

- Ну, я считаю, что для инвесторов важны два ключевых момента, - сказал Сонненберг "Известиям". - Во-первых, нужны квалифицированные инженеры и ученые. И я думаю, что в этом Россия преуспевает. Второе условие - мы должны быть уверены в том, что интеллектуальная собственность надежно защищена. Мы провели тщательный анализ, и нас устраивает уровень защиты интеллектуальной собственности в России.

Странные слова. Обычно западные инвесторы просят налоговых поблажек, жалуются на коррупцию и административное давление. А также сетуют на то, что с защитой интеллектуальной собственности все очень плохо. Сонненберг почему-то не жалуется и не сетует. Он, наоборот, говорит о том, что иностранцы просто не знают о реальных условиях ведения бизнеса в России. Которые не так уж и плохи.

- Очень важно донести до инвесторов, что исполнение законов в России находится под контролем, - советует он.

- Мало кто знает, что многое в российском законодательстве аналогично законам других стран, - уточняет вице-президент Emerson по СНГ Йохан Вандерплатце. - Например, российский Гражданский кодекс - практически копия голландского.

Этот бельгиец, работающий на американскую компанию, - тоже российский патриот. У него даже в визитке написано по-русски: Йохан Францевич. Работает здесь с начала 90-х и уверен, что нашу страну на Западе недооценивают.

- Главная проблема России - это недостаточный маркетинг страны в глазах мирового сообщества, - уверен он. - Если вы читаете что-нибудь о России, скажем, в Times или Financial Times, то речь обязательно идет о каких-то проблемах. Но люди забывают о другом. Я прожил в России почти 20 лет. Как и все вы, я помню времена, когда не платили пенсии, когда полки магазинов были пустыми. Проблемы тех лет были просто невообразимыми. А сегодня мир молчит о невероятных успехах, которых добилась страна за последние годы. Они поразительны.

Проще купить в Китае

Странно слышать такие слова из уст топ-менеджера одной из крупнейших американских корпораций. Обычно так говорят пропагандисты подмосковного иннограда "Сколково". Но Йохана Францевича в заинтересованности трудно заподозрить: Emerson в Сколково не собирается. Хватает Челябинска.

- Сколково? Мы работаем в России 15 лет, и на сегодняшний день у нас очень глубокие корни. Мы ощущаем себя частью России, поэтому у нас нет необходимости работать в рамках этой специальной зоны, - говорит Сонненберг. - И какие бы привилегии правительство ни давало компаниям особой зоны в Сколкове, хотелось бы, чтобы они также распространялись и на инновационные компании, в ней не работающие.

Впрочем, Глобальный инженерный центр Emerson - это и не воплощение идеи сколковского иннограда в чистом виде. Ведь в "Сколково" планируют коммерциализировать научные разработки так, чтобы потом получилось много разных бизнесов и разных компаний. В Челябинске же ученые заточены на инновации для одного заказчика. В этом принципиальная разница. Но и это для России - удивительное дело. Ведь именно отсутствием спроса на разработки и объясняется нынешняя технологическая отсталость российской экономики.

В любом случае опыт Emerson может пригодиться, чтобы понять, что нужно инвесторам. А нужно, кроме кадров и исполнения законов, еще и транспортное обеспечение. Это еще один небанальный взгляд Сонненберга на инвестиции в Россию.

- На нашем предприятии в Челябинске мы столкнулись с тем, что не можем нормально ввезти товары в Россию и вывезти из нее, - рассказывает он, - а внутри страны проблемы с поставщиками. В России сложно найти компании, которые могли бы поставлять нам качественные комплектующие. Мы бы хотели их закупать в том же регионе, в котором производим свою продукцию, но оказалось, что выгоднее закупать все в Китае. Там намного дешевле и качественнее.

Вот, собственно, и весь рецепт инвестиционной привлекательности. Работа над имиджем, исполнение законов, транспорт, логистика и появление как можно большего числа производителей. Причем не только в Москве. Чтобы возникали новые центры локализации производства и не надо было все везти из Китая.

Трагедии могло и не случиться

Продукция Emerson - это всевозможные датчики, системы управления и клапаны. В свое время компания проиграла конкурс на оснащение автоматикой Саяно-Шушенской ГЭС. Выиграл российский конкурент, датчики которого не предотвратили страшную аварию. В Emerson полагают, что ее датчики подобного не допустили бы. Дело в том, что их приборы не только измеряют, но еще имеют и интеллект. Они, например, могут передавать информацию как по проводам, так и по радиоканалам, многократно ее дублируя. Каждый датчик не только сообщает свои сведения, но еще ловит данные соседних приборов и тоже передает их на центральный пульт. А там уже автоматика собирает все данные и решает, какой сигнал важнее, и в случае опасности сама подскажет оператору, что нужно делать.

Комментарии
Прямой эфир