Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

На честном слове и на одной "ноге"...

В архиве "Известий" обнаружена стенограмма "круглого стола" от 3 декабря 1963 года, посвященного сенсационной посадке пассажирского самолета на Неву. Забегая вперед, скажу, каждый выступающий предупреждал ведущего уважаемое собрание (мне пришлось выступать в этой роли) - "Это не для печати!"
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В архиве "Известий" обнаружена стенограмма "круглого стола" от 3 декабря 1963 года, посвященного сенсационной посадке пассажирского самолета на Неву. Забегая вперед, скажу, каждый выступающий предупреждал ведущего уважаемое собрание (мне пришлось выступать в этой роли) - "Это не для печати!"

Парадокс ситуации в том, что наш отдел информации пригласил специалистов именно для того, чтобы, ссылаясь на их авторитет, защитить писателя Василия Ардаматского, автора репортажа "14 секунд - 52 жизни", и его героя 27-летнего пилота Виктора Мостового от нападок блюстителей чести мундира. Напомню, о чем шла речь.

14 октября 1963 года "Известия" рассказали о вынужденной посадке на Неву Ту-124 с 44 пассажирами и 8 членами экипажа. Самолет вылетел из Таллина в Москву, но при взлете подломил переднее шасси - "ногу" на жаргоне авиаторов. Она не убралась в положенное ей место и торчала, грозя при посадке опрокинуть авиалайнер. Машину направили в Ленинградский аэропорт, наиболее приспособленный к аварийному приземлению "на брюхо".

Выжигая горючее, для перемещения центра тяжести самолета с "носа" на "хвост" и снижения риска пожара, летчик кружил по периметру города на высоте 500 метров, как вдруг заглох один двигатель. Диспетчеры приказали лететь напрямую, через центр. Вблизи Исаакиевского собора и Адмиралтейства отключился второй двигатель. Кончился керосин, хотя приборы показывали - топлива еще достаточно. Машина начала планировать с прицелом на Неву.

Как было потом установлено, командир корабля за 14 секунд оценил обстановку и принял решение садиться на реку. Сделав два разворота, каждый на 180 градусов - в планирующем полете (!), - приводнился, выбрав место между идущими чередой тремя мостами. Героя обвинили (не без содействия конструкторского бюро Туполева) в подломе "ноги", заглохших двигателях и в том, что для аварийной посадки он выбрал маршрут, чрезвычайно рискованный для жителей города. Его уволили с работы и отдали под суд.

Ардаматский настоял на выявлении истинных причин аварии, было проведено тщательное расследование с экспериментальными полетами и рядом специальных исследований. В результате Мостового вернули на работу и представили к ордену Красной Звезды. В публикации Исторического клуба "От подвига до суда и обратно" (декабрь 2009 года) я уже рассказывал, с какими трудностями проходил в "Известиях" репортаж Ардаматского вопреки сопротивлению туполевского КБ.

Однако даже после оправдательного решения суда дело не закончилось. Когда невиновность Мостового была доказана, от героя отстали, но "прицепились" к газете. С подачи КБ идеологический отдел ЦК обвинил "Известия" в тяге к "буржуазной" сенсационности, в подрыве доверия к советской технике, в публикации материала в обход цензуры (главный редактор "Известий" Алексей Аджубей взял тогда ответственность на себя) и прочих грехах. Стоило ли газете выступать в защиту командира корабля и его экипажа? На этот вопрос должны были ответить участники "круглого стола" в "Известиях". Но его материалы, однако, не увидели света, поскольку выступающие, как уже было сказано, говорили "не для печати".

Так что же попало под самозапрет? Оказывается, была проведена проверка всего парка Ту-124 и названо семь случаев аналогичного дефекта узла крепления "ноги", обнаружена конструктивная особенность двигателей, которые при определенных углах полета глохли из-за возникающих завихрений горючего в баках, установлено несовершенство приборов, контролирующих расход топлива, а главное - выявлены изъяны в технических регламентах эксплуатации машин такого класса. Выступающие посчитали все эти факты профессиональной тайной, которую нельзя выносить на суд широкой аудитории.

Представитель "Аэрофлота" генерал Васильев, выступивший от имени комиссии по расследованию инцидента, главный маршал авиации Голованов, летчик-испытатель Анопов подробно проанализировали поведение экипажа, конструктивные огрехи машины и нашли единственно правильным решение командира. Они отметили его высокое пилотное мастерство, а нападки на газету посчитали совершенно необоснованными. Присутствующие (анонимно) летчики-испытатели КБ Туполева задали четыре вопроса, попросив их не стенографировать(!), но по прозвучавшим ответам конструкторов было ясно - у них прямо противоположное мнение: машина, мол, без изъянов, в вот летчики "Аэрофлота" плохо подготовлены.

Но при этом летчикам все же сообщили о том, что было "учтено" и исправлено, - узел креплении "ноги" усилен, внесены конструктивные изменения подачи топлива в двигатели, усовершенствованы приборы контроля горючего, разработаны новые технические регламенты эксплуатации машины для летчиков.

Так что, несмотря на завесу секретности, публикация остросюжетного репортажа "14 секунд - 52 жизни" объективно способствовала устранению всех технических недочетов и восстановлению репутации самолета Ту-124.

E-mail: istclub@izvestia.ru Станиславу Сергееву

Комментарии
Прямой эфир