Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Тепловой удар

Летняя засуха и неурожай поставили тысячи фермерских хозяйств на грань разорения. Зато она озолотит посредников и страховщиков. Потребителям же она уже принесла повышение цен на продовольствие. Чтобы разобраться в предсказуемых итогах минувшей страды, специальный корреспондент "Известий" Людмила Бутузова отправилась в Воронежскую область
0
(рисунок: Владимир Буркин)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Летняя засуха и неурожай поставили тысячи фермерских хозяйств на грань разорения. Зато она озолотит посредников и страховщиков. Потребителям же она уже принесла повышение цен на продовольствие. Чтобы разобраться в предсказуемых итогах минувшей страды, специальный корреспондент "Известий" Людмила Бутузова отправилась в Воронежскую область.

Воронежский фермер Сергей Григорьев забивает свиней. Жена Ирина и теща Вера Павловна "по блату" пристроились на базаре в райцентре и за субботу-воскресенье продают мясо на 15-17 тысяч рублей. Десять из них Сергей забирает на солярку, с оставшихся тысяч по частям отдает зарплату комбайнерам.

- Мужики нормальные, говорят: не гоношись, мы подождем, может, еще наладится у тебя, - темнеет лицом фермер. - А что может наладиться? Урожай уже не вернешь...

У Григорьева 700 гектаров. Половину даже не убирал, чтобы понапрасну не жечь горючее. Поля еще не распаханы, поэтому последствия летнего катаклизма заметны.

- Трещины были до 50 сантиметров, - показывает изможденную почву сын Григорьева десятиклассник Ваня. - Температура вообще как в Африке: на поверхности было 42-57 градусов. А вот еще, - раскрывает он тетрадку, - запасы влаги в земле за месяц снизились с 13 до 1 миллиметра.

- Вань, - спрашиваю, - ты, наверное, тоже фермером будешь?

- Ни за что! - отвечает грамотей. - Через год в гаишники пойду, "КамАЗы" с зерном останавливать - по 1000 рублей с машины. Это легче, чем в поле убиваться.

Недавно они с отцом в этом убедились. В Воронежской области, не собравшей нынче и миллиона тонн зерна против обычных пяти миллионов действует приказ не вывозить урожай за пределы региона, чтобы сформировать собственный продовольственный фонд. Цена на пшеницу и фураж объявлена высокая - больше 6000 рублей за тонну. Может, у кого-то и закупили по такой цене, но большинству фермеров предложений из фонда пока не поступало. А деньги нужны сейчас, вот крестьяне потихоньку и разбазаривают собранные крохи. Григорьевы нашли покупателей в Рязанской области, погнали туда машину. По дороге их ошкурили шесть раз. Почем обошлась тонна с учетом "накладных расходов" - лучше не спрашивать.

- Дешевле скотине скормить, - зло отмахнулся Григорьев.

- Наживаются все, кто может, - рассказывает свою историю такой же фермер-бедолага Василий Черников. - На днях повез гречиху на переработку. Вроде бы должны принимать по девятнадцать пятьдесят за килограмм, за мою дают десять. Что так? - спрашиваю. А она, дескать, некондиционная - мелкая. У меня 52 гектара высохло, с оставшихся 37 собрал всего 100 центнеров. Убыток колоссальный, а тут еще переработка разоряет. А они мне: не хочешь - не сдавай, у китайцев возьмем по 8 рублей за кило.

Родина их не забудет

Черников с Григорьевым - крепкие фермеры. Последние пятнадцать лет урожаи у каждого были под 50 центнеров с гектара. Нынче по двести пятьдесят килограммов на гектаре посеяно, по семьсот пятьдесят с гектара обмолочено. Оба в долгах как в шелках. Яма. Считают, что им уже не подняться.

- Парадокс в том, что настоящие хозяева больше всех и пострадали, - заявила "Известиям" председатель районной ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Ольга Мощенко. - Что взять с тех, кто всю жизнь работал ни шатко ни валко, только себе на пропитание. А у этих - огромное производство и несравнимые убытки от засухи. Что достанется от обещанных Путиным 100 миллиардов рублей на всех пострадавших? По пятьдесят тысяч на хозяйство. Это капля в море.

Если уж государство всерьез решило вмешаться, то, по словам Мощенко, надо "не размазывать деньги по тарелке", а выкупить у пострадавших фермеров зерно по твердой цене и, хотя бы в виде исключения, обеспечить их госзаказом на будущий год, взяв на себя расходы по вспашке и посеву озимых. Это, по ее мнению, предотвратит банкротство крестьян и в будущем не допустит обвала производства сельхозпродукции, что в итоге окажется выгодным для государства.

О госинвестициях мечтают многие, по милости природы оказавшиеся на грани краха. Но брать приходится то, что дают.

- Весной делили между фермерами лимиты на солярку по льготной цене, - рассказывает Сергей Григорьев. - Получилось по тонне на хозяйство. Бензовоз берет четыре тонны. Значит, мне дали, а троим - нет. А что такое бензовоз? Горючки хватит, чтобы раз пройти культиватором 300 гектаров. Для сохранения влаги культивировать надо минимум шесть раз за лето. Ладно, тогда еще были деньги, льгота не так важна. А во время уборки, когда мы на своих "Нивах" как бешеные гоняли по полям за каждым килограммом, солярка на неделю вообще исчезла из продажи. Почему? Ведь у нефтедобытчиков засухи не было. Да просто: власти требовали не повышать льготные цены, а поставщики хотели повысить.

Выпрашивать кредит - бессмысленно, считает Григорьев. Документы на льготный заем - под 15% - лежат без движения в банке с весны. Нет залога. Новый комбайн брал по лизингу, это значит, что Сергею он не принадлежит. Старье в залог не принимают. Другой банк кредит предлагает и может оформить за три дня, но под 25% годовых. Это разорение даже для тех, кого засуха не коснулась.

%%VYNOS1%%По его мнению, мало что дадут и правительственные хлопоты о продлении старых кредитов и лизинговых платежей на три года.

- Документы собрал. Зачем, сам не знаю, - рассказывает Сергей. - При отсрочке платежа проценты никто не отменяет. Когда придет срок расплачиваться, несколько лет придется отдавать банку по шесть миллионов.

Что такое для Сергея шесть миллионов? Это вся прибыль, при условии, что урожай пшеницы в ближайшие годы будет не меньше 40 центнеров с гектара, а цена на нее удержится на уровне 6 рублей за килограмм. Подсчитав риски, в Воронежской области на кредитную отсрочку согласился только каждый третий фермер. В некоторых регионах с этим делом даже заморачиваться не стали.

Мяса будет больше

- Пострадавшие от засухи оказались в плачевной ситуации, - заявил на пресс-конференции в Москве глава Российского зернового союза Аркадий Злочевский. - Банкротства среди фермеров избежать вряд ли удастся.

Напомним: засуха погубила 9,3 млн гектаров посевных площадей из 48 млн га засеянных, чрезвычайная ситуация минувшим летом была объявлена в семнадцати регионах Центральной России и Поволжья, где работает половина отечественных фермеров. Под приговор попадает практически каждый из них. Если разобраться, то фермерское банкротство дорого обойдется российским едокам. Еще летом эксперты прогнозировали удорожание муки, хлеба, круп и даже мяса. Так и случилось, несмотря на попытки правительства удержать цены. Мясо к осени не подорожало, но, по словам главы компаний "Агрохолдинг" Александра Четверикова, это связано с массовым забоем скота. Мордовия, Нижегородская, Владимирская, Рязанская, Воронежская области с традиционно сильным животноводством в частном секторе из-за засухи не смогли заготовить достаточное количество кормов, крестьяне режут скот, чтобы выжить самим. "Через 3-4 месяца, когда продовольствие, выброшенное на рынок по низким ценам, съедят, а нового уже не произведут, начнется резкий рост цен на мясо, - говорит он. - Россия будет вынуждена увеличить экспорт мясной продукции".

Похоже, правительственным планам по импортозамещению на мясном рынке в этом году не суждено сбыться. По данным федеральной таможенной службы, ввоз мороженого мяса из-за границы уже сейчас увеличился почти на 8 процентов. Власти обещают позаботиться о животноводах. Но как?

Приложить к больному месту

Похоже, так же, как и о хлеборобах, - путем обязательного страхования. Идея так горячо подхвачена сельхозчиновниками, что создается впечатление: только ее и не хватало для решения проблем продовольственной безопасности страны.

- Уже прибегали, руки выкручивали: страхуй озимые, а то не получишь помощь за засуху, - рассказывает фермер Валентин Скоробогатько. - А что страховать, если сеять не на что? Да я бы и так отказался. Условия неприемлемые: за мою площадь надо отдать больше трех миллионов рублей. Будь у меня такие деньги, я бы лучше культиватор купил.

Да и привести пример, когда крестьянину удалось возместить потери за счет страховки и он ударно трудится на благо страны, очень сложно. Зато интернет переполнен рассказами фермеров о проигранных тяжбах со страховщиками, о выплатах, которые оказались меньше, чем затраты на поездки в компанию. То же самое в разговорах "не для печати" подтверждают и губернаторы: далеко не все производители, у которых в нынешнюю засуху погибли посевы, получат страховку. По существующим правилам, если фермер собрал хотя бы горсть там, где он планировал собрать гораздо больше, страховая компания не возместит ему убытки, потому что урожай по факту все же есть.

Похоже, засушливое лето и спешное вливание в село 100 миллиардов бюджетных рублей обострили взгляды на происходящее на аграрном рынке. В самом деле, почему при обычном для России, несмотря на засуху, урожае под восемьдесят миллионов тонн (столько же собирали с 2004 по 2008 год. - "Известия") затрещала по швам вся продовольственная доктрина?

Привозная еда обходится российскому бюджету гораздо дороже - в прошлом году истратили на это триллион рублей. В восемь раз больше, чем было выделено на поддержку отечественного сельхозпроизводства. В расходной части бюджета нынешнего года цифры не изменились.

- Вот отсюда и плясать надо, - рассуждает орловский фермер Николай Черепков. - Государство не верит в своих производителей и не помогает им как надо, при каждом катаклизме отделываясь, по существу, подачками. Нынче это засуха, два года назад была другая стихия - большой урожай, тоже не знали, куда от него деваться. Да и банкротств было не меньше, чем сейчас. Вроде всем ясно: на аграрном рынке надо кардинально менять порядки, свободный полет - не для села. Но ничего не меняется - та же пролонгация кредитов да отсрочки по платежам. Устал народ от этих оздоровительных примочек.

Ну, так уже и новую изобрели - обязательное агрострахование. Будем надеяться, что крестьянам наконец полегчает.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир