Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В деле об убийстве экс-чекиста слишком много загадок

Во вторник Борский горсуд Нижегородской области начал рассмотрение дела о гибели в колонии N 11 бывшего руководителя следственного отдела регионального УФСБ полковника в отставке Олега Ефремова. Год назад он был найден мертвым, со следами жестокого избиения, в камере колонии. Теперь в гибели Ефремова обвиняют четырех сотрудников ИК-11, которые, по версии следствия, были непосредственными исполнителями преступления. Так ли это, решит суд
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Во вторник Борский горсуд Нижегородской области начал рассмотрение дела о гибели в колонии N 11 бывшего руководителя следственного отдела регионального УФСБ полковника в отставке Олега Ефремова. Год назад он был найден мертвым, со следами жестокого избиения, в камере колонии. Теперь в гибели Ефремова обвиняют четырех сотрудников ИК-11, которые, по версии следствия, были непосредственными исполнителями преступления. Так ли это, решит суд.

Олег Ефремов работал в Нижегородском УФСБ с 1993 года, с 2005-го руководил следственным отделом, был награжден орденом Мужества за участие чеченской кампании. Фигурантом уголовного дела полковник стал весной 2009 года, выйдя на пенсию. Ему и его предшественнику на посту руководителя следственного отдела регионального УФСБ Владимиру Обухову инкриминировали хищение героина, изъятого сотрудниками спецслужбы у наркоторговцев. События, по версии следствия, имели место в 2004 году, однако ход расследованию был дан только после смены руководства Нижегородского УФСБ, когда его возглавил Олег Храмов (ныне работает в центральном аппарате ФСБ). Расследование вела Служба собственной безопасности управления. Ефремов свою вину не признавал и показаний по делу не давал.

Первоначально экс-полковник содержался в СИЗО, потом его перевели в спецколонию N 11. Здесь 26 июня 2009 года Ефремов был найден в камере мертвым со следами жестоких побоев. Обвинение в совершенном преступлении предъявлено начальнику отдела безопасности ИК-11 Алексею Бобрикову, оперуполномоченному Павлу Кручинину, оперативному дежурному Алексею Мангеру, помощнику дежурного Сергею Иванову, а также двум заключенным колонии - Максиму Архипову и Алексею Торопову.

- Бобриков организовал операцию, распределил роли, позаботился о том, чтобы удалить из помещения посторонних, - рассказал следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления СКП РФ по Нижегородской области Дмитрий Мясников. - Мангер и Иванов обеспечили условия для прохода заключенных и оперативника Кручинина в камеру. Кручинин достал костюмы и маски, а также веревки и скотч. Он вместе с осужденными участвовал в избиении Ефремова, которого они связали веревкой и подвесили к трубе, находившейся под потолком. Избивали руками, ногами, дубинками с 16 до 18 часов.

По версии следствия, сотрудники колонии руководствовались карьерными соображениями.

- Они превратно поняли интересы службы. Избивая подследственного, пытались добыть у него показания о преступлениях, в которых он обвинялся, - говорит следователь Мясников.

Родные подсудимых заявляют об их невиновности.

- Их назначили стрелочниками, на самом деле на скамье подсудимых должны сидеть генералы, которые заказали это преступление, - говорит мать подсудимого Бобрикова Людмила Торопова.

Вдова погибшего Алина Ефремова также считает, что истинные заказчики преступления остаются безнаказанными.

- Как только стало известно о переводе мужа в ИК-11, он сказал: "Все, меня будут убивать", - говорит Алина Ефремова. - Его заставляли дать показания на бывшего руководителя УФСБ по Нижегородской области Владимира Булавина (ныне руководитель аппарата Национального антитеррористического комитета), но он отказывался. За это и пострадал.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...