Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рынок одноразовых людей

С этой недели на канале "РЕН" демонстрируется многосерийный фильм "Черкизона. Одноразовые люди". Во вторник создатели фильма и эксперты стали гостями "круглого стола" в Медиа-центре "Известий". Почему телевизионщики взялись за столь экстремальный сюжет? Что такое для России вещевые оптовки - источник опасностей или нормальный сектор экономики?
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С этой недели на канале "РЕН" демонстрируется многосерийный фильм "Черкизона. Одноразовые люди". Во вторник создатели фильма и эксперты стали гостями "круглого стола" в Медиа-центре "Известий". Почему телевизионщики взялись за столь экстремальный сюжет? Что такое для России вещевые оптовки - источник опасностей или нормальный сектор экономики? На эти и другие темы поговорили главный редактор телеканала "РЕН" Михаил Тукмачев, главный режиссер телеканала и креативный директор "Черкизоны" Валерий Спирин, исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белоновский и председатель профсоюза работников Черкизовского рынка Леонид Развозжаев.

Валерий Спирин: Сообщество рынка, люди, живущие - именно живущие, а не только работающие - там, следуют совершенно уникальным законам и обычаям. У них свои представления о жизни и свой мир. Там своя служба безопасности, медицинская служба, на рынке они женятся, рожают детей, умирают. Это абсолютно эксклюзивное море материала, человеческих историй, драм. Почему за этот материал взялись впервые? Не каждый канал посчитает своим форматом подобную историю. Она построена на реальных рассказах. Проект делается в том числе с использованием репортажного материала, а не только постановочного. А это сегодняшний формат РЕН - достоверность и актуальность.

Леонид Развозжаев: Все мы знаем, что кино - это важнейшее из искусств. Цирк тоже. Мне хотелось бы, чтобы в этом сериале было больше кино и меньше цирка. Эта жизнь существует, в ней заняты, по экспертным оценкам, десятки миллионов человек по России. Там действительно есть нарушения закона, есть трагедии. Но и успех, и развитие бизнеса - малого бизнеса России. В этой сфере работают люди, которые являются во многом свободными и самодостаточными. Мне хотелось, чтобы это человеческое осталось. Конечно, пусть расцветают все цветы, но в то же время люди чувствуют давление торговых сетей на маленький бизнес, на рынки. Чувствуют холодное дыхание торговых монстров.

Илья Белоновский: Торговля - это, может быть, наиболее важная отрасль в экономике нашей страны. Только по официальным данным в ней заняты 20 процентов от работающего населения. Доля ВВП тоже около 20 процентов. Все сегменты торговли важны - как рынки, так и торговые сети. Но к кому пойти, решает покупатель. Что значит "давление"? Мы боремся друг с другом. Конкуренция даже внутри сетевого ритейла острейшая.

Михаил Тукмачев: Конкретно к Черкизовскому рынку сериал "Черкизона. Одноразовые люди" имеет отдаленное отношение. Авторы выбрали название как некий собирательный образ всех российских рынков - от региональных базарчиков до больших оптовых площадок. Имя "Черкизон" стало для рынков России нарицательным. В каждом городе есть свои "черкизоны". Они так их и называют. Мы говорим об актуальности нашего продукта, поскольку одним движением - не знаю чего - руки, сапога, бульдозера - отправная точка всей этой параллельной российской жизни была нарушена. Черкизовский рынок был закрыт. Не зря коллеги говорят, что хорошо бы восстановить этот мир, хорошо бы вернуть людям то, чего они ждут от рынка.

Развозжаев: Да, когда рынок закрывали, это была трагедия. Торговый павильон на Черкизовском рынке ассоциировался с недвижимостью. Буквально за неделю до закрытия торговый павильон покупали за 250 тысяч долларов. Волна расходилась в регионы, поставщики - производители товаров потеряли сбыт, остановили цеха. За что мы пострадали? Допустим, управляющая компания будет продавать наркотики, я-то здесь при чем? Но ответственность в конечном итоге несу я, причем материальную. Потому что закрывают меня, мой бизнес рушится. Какое я имею отношение к гастарбайтерам, контрафакту, контрабанде?! Я и за границей ни разу не был. Мой товар - шапка-ушанка, как она может быть контрафактной? Ей тысяча лет.

Белоновский: Торговые сети тоже состоят из людей. И число людей, работающих в магазинах, у ряда крупных сетей приближается к 100 тысячам.

Спирин: У меня такое ощущение, что рынки в том виде, в котором мы рассматриваем их в нашем проекте, это абсолютно анархистское образование. Дух свободного предпринимательства - страшный наркотик, который каждый день подпитывает тебя острыми ситуациями, когда твоя прибыль оказывается под угрозой и ты должен ее спасать. А иногда - как в джекпоте - огромный выигрыш. И когда людей лишают этой возможности, они переживают страшный абстинентный синдром. Поскольку сериал находится в съемочном процессе и, более того, многие эпизоды еще в сценарном процессе, мы можем предложить зрителям поучаствовать в его создании. Люди, заинтересованные в этой сфере, могут порекомендовать нам сюжетные повороты, которые максимально актуализируют фильм и, может быть, решат их проблемы.

Тукмачев: У сериала и телеканала есть свои сайты. Туда и можно написать. Мы с удовольствием используем в сценарии истории, которые нам расскажут люди.

Подготовила Юлия Игнатьева

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир