Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Между рынком и ротондой

По мере роста престижа национальной премии и фестиваля "Золотая маска" его финальная часть - церемония вручения наград - все ближе перемещается к Кремлю
0
Александр Калягин среди живых скульптур (фото: Игорь Захаркин/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По мере роста престижа национальной премии и фестиваля "Золотая маска" его финальная часть - церемония вручения наград - все ближе перемещается к Кремлю.

Не исключено, что в следующий раз она пройдет где-нибудь на Красной или даже Соборной площади. Это конечно же свидетельствует об исключительной значимости театра в жизни россиян (вряд ли церемония награждения театральными премиями в других странах проходит с таким же размахом). Но одновременно подчеркивает "центростремительность" отечественной театральной жизни. Ибо чем настойчивее церемония подбирается к сердцу нашей родины, тем сложнее оказывается членам жюри обнаружить лауреатов за пределами Садового кольца.

Что же до самой церемонии, которую поставила Нина Чусова, а декорировал Павел Каплевич, то она, по счастью, оказалась не длинной и очень удачно была ритмизована перкуссией Марка Пекарского. Прибывшие в Гостиный Двор театральные деятели поначалу терялись в его гулких просторах. Но оказавшись в отгороженном для торжеств зале, где посреди сценографии, напоминающей и античную ротонду, и каширский строительный рынок, разгуливали персонажи, похожие разом на папуасов и ожившие античные статуи, сразу проникались атмосферой полудомашнего праздника.

В общем, если бы не отдающая дурной азиатчиной манера наших театральных деятелей, говоря о пожилом артисте (в этом году "Маску" "За честь и достоинство" получили Вера Васильева, Владимир Зельдин и Иван Ромашко), обязательно прибавлять к его имени ворох несусветных регалий, можно было бы твердо сказать, что премия "Золотая маска" и столичная театральная жизнь уже обрели совершенно европейский лоск. Что же касается театральной жизни, идущей за пределами Москвы, то от нее до Европы по-прежнему ехать и ехать.

Почти все победители в драматических номинациях оказались резидентами российской столицы. Уровень провинциальных спектаклей, отобранных экспертами, находился на сей раз не просто низко, но порой, выражаясь "флотским" языком, ниже ватерлинии. В результате борьба развернулась между московскими спектаклями.

Впрочем, о борьбе в данном случае можно говорить очень условно, ибо практически в каждой из номинаций сразу же наметился очевидный лидер, который в результате и стал лауреатом. Лучшим спектаклем большой формы жюри практически единодушно признало "Рассказы Шукшина" Алвиса Херманиса. Лучшим спектаклем малой формы - "Реку Потудань" Сергея Женовача. У спектакля Херманиса серьезных соперников вообще не было: достойные работы Валерия Фокина ("Ксения. История любви"), Римаса Туминаса ("Троил и Крессида") и Евгения Каменьковича ("Улисс") все же терялись на фоне блистательного театрального сочинения латышского режиссера. В малой форме сердца членов жюри разрывались между стильным и сильным минимализмом Женовача и медитативной иронией Юрия Погребничко (чудесный спектакль "Ля Эстрада"). В результате Погребничко досталась премия "За лучшую режиссуру".

Евгений Миронов, сыгравший сразу десять ролей в "Рассказах Шукшина", был безоговорочно признан лучшим артистом. "Я взял количеством", - пошутил худрук "Театра Наций" . "Не прибедняйтесь и качеством тоже", - хотелось ответить ему: в этом году на фоне прочих номинантов известный артист казался Гулливером среди лилипутов. В номинации "Эксперимент" с огромным отрывом победил "Оpus N 7" Дмитрия Крымова, а оформившие спектакль Вера Мартынова и Мария Трегубова так же единодушно были признаны "Лучшими сценографами".

Чуть более неоднозначным выглядел поначалу расклад сил в номинации "Лучшая женская роль". Претендентками на победу тут оказались Полина Кутепова ("Улисс"), Чулпан Хаматова ("Рассказы Шукшина") и Янина Лакоба ("Ксения. История любви"). Но Хаматова последнее время не играет в "Рассказах" из-за рождения ребенка, и многие члены жюри не смогли посмотреть спектакль с ее участием, а у дебютантки Лакобы, как говорится, все впереди. И выбор, сделанный жюри в пользу Полины Кутеповой опять же был практически единодушным.

Из немосковских спектаклей премия досталась только пермскому театру "У Моста", с завидным постоянством осваивающему драматургию Мартина Макдонаха. За это постоянство театр и его худрук Сергей Федотов и были удостоены спецприза жюри. Другой спецприз вручили спектаклю Михаила Угарова по пьесе Павла Пряжко "Жизнь удалась". И если первый из этих спецпризов можно назвать утешительным, то второй стал знаковым. Кажется, впервые за много лет жюри "Золотой маски" заметило и отметило эстетику и лексику документального театра.

"Продюсерам" - счастье

Мария Бабалова

Уже по традиции до оперной "Маски" не доехали фавориты соревновательного процесса. Не было ни одного из трех спектаклей Мариинского театра. Не было "Макбета" Верди, сделанного в Новосибирске. Выбирали из того, что есть. Конечно, в сложившейся ситуации более всего повезло москвичам. Сомнительность предпочтений жюри особенно проявилась в легком жанре. Основные призы достались "Продюсерам" столичного театра Et Cetera.

В опере, хотя бы внешне, все выглядело более пристойно. Абсолютно заслуженно лучшим оперным спектаклем была признана постановка Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко "Лючия ди Ламмермур" Доницетти, а исполнительницей лучшей женской роли стала Хибла Герзмава, спевшая в этом спектакле заглавную партию. Также в театре на Большой Дмитровке жюри нашло и лучшего режиссера. Назвав таковым Александра Тителя за постановку "Гамлета" - камерной оперы Владимира Кобекина, которого сочли в этом году лучшим композитором.

Спецпризами жюри отметило "Джанни Скикки" Пуччини московской "Новой Оперы" и "Гоголеаду" Мариинского театра, в которой заочно для фестивальной публики был определен и лучший исполнитель мужской роли - Андрей Попов. А лучшим дирижером назвали Валерия Платонова из Перми за работу в опере Александра Чайковского "Один день Ивана Денисовича". Казалось, опера по повести Александра Солженицына станет главным событием фестиваля. Но не вышло...

Слезы бедной Лизы

Светлана Наборщикова

Триумфатором балетной "Маски" (приз за лучший спектакль и титул лучшего хореографа) в очередной раз стал Алексей Ратманский, резидент-хореограф Американского театра балета. Нельзя сказать, что его "Русские сезоны" победили за явным преимуществом: основной конкурент - "В лесу" Начо Дуато - в изяществе выделки не уступал. Но по совокупности заслуг - спектакль на русскую музыку и русскую тему - первенство "Сезонов" выглядит заслуженным. В номинации "Лучший хореограф" основным соперником Алексея - постановщика "Конька-Горбунка" в Мариинском театре - был Борис Эйфман - создатель "Онегина" в собственном коллективе. "Конек..." - не лучшее сочинение Ратманского, так же как "Онегин" - не самый совершенный опус Эйфмана. Чашу весов, вероятно, перевесили субъективные пристрастия членов жюри. Захотелось им, например, отметить постановку под названием Gasting off в Пермском театре "Балет Евгения Панфилова" (лучший спектакль в разделе "современный танец"). То ли хотели почтить память покойного бунтаря Панфилова, то ли поддержать трудно выживающий провинциальный театр. Как бы там ни было, без награды остался бесспорно лучший спектакль сезона - "Бедная Лиза" Аллы Сигаловой. В номинациях "лучшая мужская и лучшая женская роли" судьям захотелось приветить новичков. В итоге Алина Сомова (Царь-девица в "Коньке-Горбунке") обошла более ярких, но ранее награжденных Наталью Осипову и Анну Жарову. А Владимир Варнава (Меркуцио в "Ромео и Джульетте" Петрозаводского театра) оставил позади Леонида Сарафанова и Андрея Меркурьева. За последнего обидно. Роль Эраста, станцованная солистом Большого в "Бедной Лизе", - самое яркое из мужских достижений сезона.

Комментарии
Прямой эфир