Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Долина мозгов

На днях будет названо место, где начнется строительство российского аналога Кремниевой долины. По информации "Известий", современный центр для исследований, научных разработок и их коммерциализации - именно так называется этот проект - будет возводиться вокруг Московской школы управления "Сколково"
0
Архитектурный проект российской Кремниевой долины будет выглядеть не менее завораживающе, чем вот этот проект, на основе которого планируется построить первый технопарк в Петербурге (фото: ИТАР-ТАСС)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На днях будет названо место, где начнется строительство российского аналога Кремниевой долины. По информации "Известий", современный центр для исследований, научных разработок и их коммерциализации - именно так называется этот проект - будет возводиться вокруг Московской школы управления "Сколково". Обсуждалось еще несколько вариантов - в районе Томска, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Обнинска и Дубны. Хотя решение, как сообщил нам высокопоставленный источник, "практически принято", "Известия" оценили плюсы и минусы всех главных претендентов.

- Почему "Сколково"? - переспросил высокопоставленный источник. - Критериев отбора места было несколько. Это развитая инфраструктура, транспортная доступность, достаточность территории, близость к научно-образовательным центрам, привлекательность для размещения бизнеса. Бизнес-школа "Сколково" в максимальной степени подходит под эти критерии.

Московская школа управления "Сколково" была заложена в 2006 году. Ее создание было инициировано в рамках национального проекта "Образование" по принципу частно-государственного партнерства. 20 сентября 2009 года президент России Дмитрий Медведев был здесь и вручал студенческие билеты. О статусе этого учреждения говорит хотя бы тот факт, что в открытии школы участвовали бывший премьер-министр Сингапура и "отец сингапурского экономического чуда" Ли Куан Ю.

- Практически нет никаких сомнений, что будет выбран этот проект, - подтверждают информацию в одном из профильных ведомств.

В числе других вариантов рассматривались Обнинск, Дубна и Новосибирск. Все три наукограда статусные, но у каждого свои преимущества. Отличительная черта Обнинска - практическая значимость ноу-хау. "Обнинск - первый наукоград России, который, по сути, стал самодостаточным, - говорит "Известиям" глава города Владимир Викулин. - В общей сложности здесь работают 2,5 тысячи малых и средних предприятий, среди которых очень много инновационных".

Благодаря тому, что здесь есть кому заниматься их внедрением, инновационные разработки часто находят свое применение. Причем как в бытовой, так и в сложнейшей авиационной технике. Например, именно в Обнинске были изготовлены фюзеляж и панели крыльев для истребителя пятого поколения Т-50, который сейчас проходит испытания.

Но и у других наукоградов есть свои аргументы.

- Дубна сегодня готова к приему такого федерального проекта, - уверен глава города Валерий Прох. - У нас уже есть инфраструктура по коммерциализации результатов научной деятельности. Имеется в виду особая экономическая зона технико-внедренческого типа. В ее создание уже вложены достаточно большие госсредства, более 10 млрд рублей, плюс деньги региона и города.

В борьбе за статус российской Кремниевой долины у Дубны были свои козыри: земля - под 1000 гектаров - уже выделена, и даже есть проекты застройки, подготовленные Институтом урбанистики, московским и петербургским институтами Генплана вместе с шотландцами и англичанами. "Совершенно замечательный город на 30 тыс. жителей с новыми технологиями как по строительству, так и по содержанию, причем расположен он будет на символическом месте - берегу реки Волги", - убеждает Прох. От государства, говорит он, денег потребуется не так много - около 5 млрд рублей на строительство первой тысячи квартир. А остальные деньги на развитие города, около 40 млрд рублей, планируется привлечь через внебюджетные источники, прежде всего от резидентов особой экономической зоны. Все это - и земля, и проекты - в любом случае пропасть не должно, в Дубне предполагается создать Российский центр программирования.

В новосибирском Академгородке проблем с землей тоже нет (Сибирь все-таки). "Единственное, земли здесь не муниципальные, а Российской академии наук", - уточняет секретарь Совета по инновационной деятельности Сибирского отделения РАН Василий Задорожный. Самая высокая в России плотность инновационных компаний на душу населения именно здесь, утверждает директор ассоциации "СибАкадемИнновация" Андрей Ремённый.

- Нанотехнологий, готовых к немедленному промышленному применению, не так много, зато они крепенькие, - говорит Андрей Ремённый. - Прежде всего это наноматериалы для нового поколения электроники. Для той электроники, которая используется в сотовых телефонах и нужна, например, для самолетов пятого поколения. У нас уже есть технологии, надо только получить инвестиции и можно приступать к строительству фабрик.

К концу года здесь появится свой технопарк, а в нем - наноцентр (под него уже вырыли котлован). Плюс к лету должен быть готов производственный центр, где, как выразился Ремённый, "будем выпускать наноконфетки".

- Идей много, но мы не можем их опробовать на существующей в России производственной базе, - поясняет он. - Возьмите любой завод в России, даже самый высокотехнологичный - ну не может он обеспечить производство деталей на мировом уровне. Это как раз то, чего сейчас не хватает для быстрого развития приборостроения, вообще всех инноваций в России.

Из очевидных минусов - сибирский климат. При этом понятно, что будущее русской долины зависит не только от места.

- Дешевле и эффективнее создавать российскую Кремниевую долину на уже готовой базе, - говорит "Известиям" президент Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий Ольга Ускова. - Сам же проект будет успешен лишь в том случае, если мы четко определимся, кто будет являться пользователем создаваемых технологий, их конкретным заказчиком.

Наука развивалась в намоленных местах

О различиях между наукоградом и инноградом корреспонденту "Известий" Александре Белуза рассказал президент Союза развития наукоградов России, директор Объединенного института ядерных исследований академик Алексей Сисакян.

известия: Президент предлагает новую, чисто западную модель развития инноваций - технополисы. Означает ли это, что привычная система наукоградов себя исчерпала?

алексей сисакян: То, что предлагается сейчас, - это альтернатива. Она, конечно, имеет право на существование, но если мы при этом забросим уже существующие очаги прогресса - это будет в ущерб инновационному развитию России. Надо попытаться более эффективно использовать те точки роста, которые у нас уже существуют. То есть наукограды и другие инновационные ростки вокруг крупных научных центров. Там существует и инфраструктура, которую можно развивать, и опыт, и традиции - как говорят, намоленные места. Мне не кажется очевидным, что создавать новый центр нужно на пустом месте, на зеленой лужайке. По крайней мере, можно пойти по синтетическому пути, когда система наукоградов и особые экономические зоны технико-внедренческого типа будут использоваться как опорная сеть.

и: Если взять те варианты, которые перечислил помощник президента Аркадий Дворкович - Томск, Новосибирск, Санкт-Петербург, Обнинск, Дубна, а также примыкающие к Москве территории, - где лучше всего условия для создания аналога Кремниевой долины?

сисакян: Большие города для этого менее приспособлены. Да, они привлекательны в том смысле, что там много театров, музеев, центров культуры... Но для творческого коллектива нужна определенная изолированность. В этом смысле хороши компактные территории. В таких городах, как Дубна, Черноголовка, Обнинск, Троицк, новосибирский Академгородок, и других существуют великолепные и признаваемые в мире научные школы. Искусственно их воспроизвести довольно трудно. Плюс там есть сложившаяся инфраструктура, которая поможет скорее, в течение уже двух-трех лет, получить результат от инновационных разработок.

и: С точки зрения кадрового потенциала какие наукограды можно назвать самыми статусными?

сисакян: Вопрос трудный, потому что у каждого наукограда есть свое лицо. Если в Дубне это ядерно-физические, информационные и нанотехнологии, то в Жуковском - направления, связанные с авиационно-космическим комплексом, который в России тоже на хорошем уровне. А в Пущине - биотехнологии и биофизика. И так далее. И в каждом месте есть свои интересные инновационные разработки, которые могут выйти на мировой рынок. То же самое касается транспортной доступности (этот критерий назвал помощник президента Аркадий Дворкович. - "Известия"). В принципе, все статусные наукограды неплохо расположены, многие из них в часе езды от крупных аэропортов.

и: В русской Кремниевой долине планируется развивать энергосберегающие, ядерные, космические, медицинские и информационные технологии. Для их развития больше подходят наукограды в Подмосковье или в Сибири?

сисакян: Наибольшее количество наукоградов сконцентрировано в Подмосковье. Но если говорить о создании новых "пилотных" проектов, то важно не только территории вокруг Москвы "держать", но и Сибирь, Дальний Восток тоже не оставлять без внимания. Тот же Томск - крупнейший учебно-научный центр России.

Новых исследовательских центров должно быть не один и не два, они должны быть равномерно распределены по России. Насколько мне известно, на случай если под первый центр исследований выберут Подмосковье, то администрация Томской области уже готовит свой проект, предполагающий создание второго такого центра именно там. В 1950-е годы наука шагнула в Сибирь, и было бы ошибкой откатываться назад.

и: В каких наукоградах бизнес уже поверил в науку?

сисакян: Такие примеры есть, но их немного. Проблема с привлечением денег для реализации научных проектов существует во всем мире: любой бизнесмен заинтересован в том, чтобы поскорее получить отдачу от вложений, а здесь нужно ждать пять и более лет. Поэтому рассчитывать поднять передовые направления с помощью только бизнеса нельзя. Государство эту точку зрения разделяет, поэтому-то такие пилотные проекты, как центр исследований, и создаются.

и: На что конкретно нужны государственные деньги - на поддержку начальной фазы внедрения научных разработок или на большее?

сисакян: Начальная, "посевная" стадия должна финансироваться главным образом государством. Но есть и такие инновационные идеи, которые до "товарной стадии" должны быть доведены государством, а уже потом, на этапе продажи, могут подключиться коммерческие структуры. Это разработки, которые нужны людям, но на свободном рынке им трудно найти поддержку. Например, лечение онкологических заболеваний с помощью адронных пучков. То, что это эффективный метод лечения ряда онкологических заболеваний, известно и в мире доказано. Но ускорители - вещь дорогая. И выйти сейчас на рынок без развитой страховой медицины - все равно что предложить человеку со средней зарплатой вылечиться за 100 тысяч евро. Получается, это будет работать либо для очень обеспеченных людей, либо не будет работать вообще. Государство, со своей стороны, может помочь внедрению - либо прямыми денежными вливаниями, либо развивая страховую медицину. Такие направления, где без господдержки не обойтись, существуют не только в медицине, но и в оборонном секторе, и в ряде других областей.

и: Создание аналога Кремниевой долины остановит утечку мозгов?

сисакян: Людей науки одной инфраструктурой не привлечешь. По-настоящему утечку мозгов может остановить только одно - создание новой научной привлекательной базы здесь, в России. Ведь любой ученый мотивирован на реализацию своих идей. Сегодня для этого нужны крупные приборы - ускорители, реакторы, космические станции, обсерватории и так далее. Если у нас их не будет, если ограничимся просто городками, удобными, красивыми, мы задачу не решим. Молодежь будет уезжать. И просто потому, что у нас будут хорошие условия труда и отдыха, никто к нам не поедет. Нужны точки инновационного взрыва - это главный рецепт.

и: В чем принципиальное отличие между наукоградом и инноградом, как теперь называют инновационный полис?

сисакян: На самом деле больше общего. В начале 90-х моногорода с ярко выраженным научно-техническим профилем стали наукоградами. А сегодня мы находимся накануне новой попытки по хорошим мировым образцам построить свой инновационный город. Он в себя вберет, конечно, многие черты наукоградов. С другой стороны, он должен быть очень современным и привлекательным для сотрудничества с зарубежными коллегами, в том числе с теми людьми, которые в свое время выехали из России. Конечно, можно брать пример и с Бангалора, научного центра Индии, и с Кремниевой долины в США, и с других западных образцов. Но ведь ту же Кремниевую долину не удалось воспроизвести даже в Америке. То есть второй такой нет. Поэтому правильнее не копировать ее, а использовать те особенности, которые в России есть, прежде всего - поддержать существующие наукограды, те из них, которые лучше всего готовы к инновационному прорыву.

Кремниевая мечта

Пётр Образцов

Силиконовой долиной не очень корректно называют территорию площадью несколько сотен квадратных километров южнее и восточнее Сан-Франциско в Калифорнии. Долины там тоже есть (Санта-Клара, Уэст), но есть и плато, и даже невысокие горы. Объединены эти районы не географически (да и географического названия "Силиконовая долина" не существует), а благодаря высокой концентрации здесь научных, технологических и бизнес-центров, связанных с исследованиями и внедрением самых разнообразных электронных устройств. А в последнее время - еще и с генетикой и биотехнологическими новшествами.

Историю Силиконовой долины начали военные. Удобная сан-францисская бухта привлекла внимание ВМС США, которые еще в начале прошлого века заполонили ее военными кораблями и вспомогательными структурами типа радиостанций и ангаров дирижаблей. Вскоре после Второй мировой войны подразделения ВМС переехали из бухты, но эстафету подхватил основанный еще в конце XIX века Стэнфордский университет. На факультетах этого университета резко возросло количество студентов - во многом благодаря государственной поддержке ветеранов войны. Проблему финансирования университет решил путем сдачи в аренду принадлежащей ему земли. Отметим, что аналогичная сдача в аренду помещений российских научных центров привела лишь к обогащению начальства, а Стэнфордский университет сдавал землю не массажным кабинетам, турагентствам, банкам и казино, а высокотехнологичным компаниям. Причем стоимость аренды была ниже обычной, а климат в Долине намного лучше, чем на Восточном побережье США.

Оценив преимущества Долины, вскоре здесь обосновались "Вариан" и "Кодак", "Дженерал электрик" и "Локхид", "Хьюлет-Паккард" и - что особенно важно - "Шокли семикондактор лэборатори". Будущий нобелевский лауреат Уильям Шокли в 1950 году изобрел транзистор, а появившиеся вскоре его конкуренты - интегральные схемы на основе кремния. Кстати, Долина все-таки не "силиконовая", а "кремниевая", хотя теперь уже ничего не поделаешь - "силикон" прочно вошел в наш язык. Силиконы - это кислородсодержащие кремнийорганические соединения, а Долину-то назвали в честь неметалла кремния, обладающего полупроводниковыми свойствами.

С появлением кремниевой электроники у выпускников Стэнфордского университета не было проблемы с устройством на работу - новые фирмы и соответствующие производства появлялись в Долине еженедельно. Почти вся электроника программы высадки на Луну была создана именно здесь. Отметим, что американцы осуществили проект "Аполлон" в конце 60-х годов с помощью компьютеров, мощность которых была намного меньше мощности современной детской игровой приставки "Нинтендо". А доктор Шокли забросил физику, увлекся генетикой и пытался доказать, что негры глупее белых.

По-прежнему не слишком высокая стоимость аренды земли, райский климат, атмосфера интеллектуального соревнования и наличие десятков тысяч высокообразованных специалистов и выпускников классных университетов привлекли в Долину еще около сотни хайтековских фирм, и сейчас Долина считается крупнейшим центром высоких технологий США (а в действительности - всего мира). Здесь работают более 300 тысяч исследователей, причем около четверти из них или их родителей родились в странах бывшего СССР.

Самый известный пример - миллиардер Сергей Брин, привезенный в шестилетнем возрасте родителями из Москвы и впоследствии создавший знаменитую поисковую систему Google. Другой пример - лучшую систему защиты данных в компьютерах разработал руководитель компании Acronis Сергей Белоусов. В Долине находится штаб Американской бизнес-ассоциации русскоговорящих профессионалов (AmBAR), которая объединяет более 2 тысяч программистов, инженеров, маркетологов, венчурных капиталистов и инвесторов с "русскими" корнями (все выходцы из стран бывшего СССР здесь - русские).

Выпускники Стэнфорда и Калифорнийского университета сразу после защиты диплома, как правило, создают собственные венчурные фирмы и считают неприличным не заработать свой первый миллион долларов до 25 лет. Именно здесь лучше всего осуществляется "американская мечта" и идея селфмейдмэна ("человек, сам себя сделавший"). Зарплата менее амбициозных сотрудников фирм в Долине составляет более $150 тысяч в год, что раза в четыре больше среднеамериканской. Стоимость интеллектуальной продукции Долины подсчитать почти невозможно, хотя и понятно, что эта величина составляет не менее нескольких сотен миллиардов долларов в год. Главное преимущество Долины - возможность практически мгновенного внедрения изобретения или усовершенствования благодаря наличию самых разнообразных производств буквально под боком и полному отсутствию бюрократии.

Комментарии
Прямой эфир