Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В аутсайдерах

Подходы к образованию сегодня трансформируются. Привычная форма "преподаватель-студент" претерпевает различные изменения. Особенно это заметно в сфере бизнес-образования. Здесь существует много различных подходов, и один из них - коучинг
0
(фото: Сергей Шахиджанян)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Подходы к образованию сегодня трансформируются. Привычная форма "преподаватель-студент" претерпевает различные изменения. Особенно это заметно в сфере бизнес-образования. Здесь существует много различных подходов, и один из них - коучинг.

Коучингом называется метод непосредственного обучения менее опытного сотрудника более опытным в процессе работы. То есть это такая форма индивидуального наставничества, своего рода консультирование. Появившись на Западе в 1970-х гг., коучинг очень быстро приобрел массу поклонников. Изначально основной упор делался на личностное развитие человека, но в начале 1990-х британский бизнесмен и консультант сэр Джон Уитмор приспособил коучинг для обучения бизнес-менеджменту.

На пути к успеху

Чтобы понять, чем коуч отличается от других преподавателей и наставников, специалисты приводят такие примеры: представьте, что вы хотите научиться ездить на велосипеде. Вы можете нанять психотерапевта, консультанта, ментора или коуча. Психотерапевт будет разговаривать с вами, почему вы боитесь кататься на велосипеде. Консультант объяснит, как это делается. Ментор сядет на велосипед и покажет, как нужно кататься. А коуч воодушевит вас на то, чтобы вы вскочили на велосипед и поехали, сам же будет бежать рядом, пока вы не будете чувствовать себя достаточно уверенно и ехать самостоятельно.

По мнению преподавателя МВА бизнес-школы МИРБИС и независимого коуч-эксперта Владимира Бекерева, "коучинг направлен на раскрытие потенциала личности и снятие барьеров на пути к успеху, поэтому это и есть инновация, которая позволяет выйти за грани знаний и компетенций, культивируемых российским образованием в целом. Целью коучинга является не развитие рационального интеллекта, так называемого IQ, мифы о всесильности которого развеяны революционными открытиями в нейробиологии мозга и практикой успешного бизнеса, а раскрытие эмоционально-интуитивного и духовного интеллектов, которые в итоге и ведут личность к успеху. Именно коучинг дает ключевые инструменты на пути к успешности - осознание и самосознание и принятие ответственности за свои действия или за бездействие".

Обучение "катанию" в сфере бизнес-менеджмента постепенно развивается и в России, однако до сих пор слишком мало людей представляют себе, что же они получат в результате обучения. "Коучинг помогает раскрыть внутренний потенциал и добиться поставленных целей, - рассказывает сотрудник обучения и развития персонала одной из крупнейших российских консалтинговых компаний. - С его помощью можно эффективно убрать какие-то психологические преграды, мешающие человеку".

Однако ректор Международного института менеджмента ЛИНК Сергей Щенников считает, что даже коучинг не поможет, если студент не будет параллельно заниматься самообучением. "Несмотря на использование нами несколько измененной технологии коучинга - тьюторства, которое лучше подходит нашему практикоориентированному образованию, отметим, что коучинг имеет очевидное преимущество перед классическими методиками. Это индивидуальный подход к каждому студенту, когда коуч знает о профессиональных пробелах и потенциале своего подопечного и развивает его по индивидуальной программе. Однако и у коучинга, и у классических методик есть важный недостаток - это иждивенческая позиция студента в образовательном процессе. В бизнес-образовании, которое может гарантировать результат только в случае активного самостоятельного использования полученных знаний, нужно развивать навыки самообучения. Это, безусловно, большой труд как для тьютора, который должен владеть определенными педагогическими приемами, так и для студента".

Совсем не мейнстрим

Развитие коучинга в нашей стране идет медленно. В основном по двум причинам: мало информации о предмете и его дороговизна (час коучинга стоит от $50 до $500, в среднем $200-300). "Коучинг сегодня совсем не мейнстрим, поскольку текущая культура пока не требует такого объема этого метода обучения", - полагает ректор Московской школы управления "Сколково" Андрей Волков.

Опыт ведущих бизнес-школ, рассказывает Владимир Бекерев, не говоря уже о вузах, показывает, что коучинг не становится доминирующим в образовательном процессе по нескольким причинам. Во-первых, он практически неизвестен не только населению, но и профессионалам образовательного рынка. Во-вторых, в силу "языковой" оторванности России от передовых ментальных и интеллектуальных образовательных технологий потенциальные потребители зачастую не понимают, о чем идет речь. В-третьих, малая популярность коучинга вызвана ошибками в стратегии образования в целом - когда на первом месте стоят не знания и умения, а успешность человека и его способность к социализации. "И наконец, - продолжает Владимир Бекерев, - большую роль играет недоверие к доказательным зарубежным практикам обучения и развития вследствие несформировавшихся в гражданском обществе морально-этических ценностей рыночной экономики: кто на первом месте - личность или компания?"

Воинствующий дилетантизм

Сегодня на рынке коучей больше, чем желающих воспользоваться их услугами. Кризис усложнил работу коучей, как, впрочем, и других консультантов, поскольку возросло количество "тяжелых случаев". Но при этом работа коуча стала интереснее и нужнее людям, чем раньше, когда коуча зачастую использовали вместо психотерапевта, считает консультант по поиску работы и развитию карьеры для топ-менеджеров и специалистов Людмила Скляренко.

Впрочем, проблема не столько в переизбытке коучей, сколько в том, что не всем из них можно доверять. Хотя только в Москве существует не менее 10 центров подготовки коучей, причем крайне сложно оценить, кто, чему и, главное, с каким результатом обучает коучингу, так как профессия не сертифицируется, так же как, скажем, профессия психотерапевта, говорит Владимир Бекерев. В регионах учат те, кто прошел курсы в Москве, поэтому там ситуация с качеством еще более запутанная. По мнению авторитетных экспертов рынка, приравнять к западным стандартам коуча у нас можно лишь 20-30 человек, которые в основном жили и учились в зарубежных ведущих коучинговых либо рейтинговых тренинговых школах. Особенности российского коучинга, по мнению Бекерева, "чудовищны":

- Воинствующий дилетантизм и "шапкозакидательство" лежат в основе российского коучинга. То есть удается взять "раковину", форму, а "жемчужину", то есть содержание, разглядеть часто не удается. Причины связаны с нашей ментальностью - авось, наскок, желание "зазвездиться" или "сорвать куш" - для российских коучей.

За рубежом коуч-практик, как и психоаналитик, готовится не менее 5-7 лет. Кроме того, необходимы обязательная личная успешность и ключевая компетенция, не присутствующая ни в одной программе МВА школ России, - высокий "социальный интеллект". Поэтому в наших условиях предприимчивые бизнес-тренеры, консультанты, психологи, психотерапевты, уловив моду и спрос на коучинг, смело атаковали авторскими методами базовые концепции коучинга, исказив их, что привело, образно говоря, к "модернизации двигателя внутреннего сгорания путем приделывания к нему парового котла".

В тесной увязке

Требования, предъявляемые к бизнес-коучам, зачастую довольно высоки. "К нам часто обращаются люди, которые говорят, что получили новое назначение, скажем, в высшем звене управления холдингом, и не знают, что им делать, - объясняет проблему Леонид Евенко, ректор Высшей школы международного бизнеса Академии народного хозяйства при правительстве РФ, президент РАБО. - И здесь возникает довольно серьезная проблема: с одной стороны, человеку зачастую не хватает базовых знаний, скажем, по формированию организационных структур, корпоративному управлению, отношениям с акционерами, финансовому менеджменту, но с другой стороны, эти знания должны быть даны компактно и в тесной увязке с теми задачами, которые стоят перед конкретным человеком. Прикрепить к нему, так сказать, тренера, коуча - это большой соблазн, но ограничивают два момента. Во-первых, не так много преподавателей способны сесть рядом с таким клиентом и решать с ним его проблемы, а с другой стороны, это дорого, и сам подопечный иногда не совсем понимает, что это не просто консультация, а фактически учебно-консультационная программа плюс обучение по индивидуальному плану, то есть вещь достаточно сложная".

В результате из-за недостаточной осведомленности и большого количества непрофессионалов многие компании упускают шанс поднять уровень своего менеджмента с помощью современной методики. "Речь идет не о консультировании как форме распространения каких-то стандартных решений, а о творческом подходе к проблемам предприятия и к индивидуальным проблемам руководителя, которому не хватает определенных знаний, - поясняет Леонид Евенко. - Они могут быть получены в виде как бы простого "репетиторства", повышения квалификации и помощи в расширении кругозора, но лучше в тесной увязке с углубленным осознанием специфических проблем, которые перед ним стоят".

Какой из методов преподавания МВА оптимальный (коучинг, бизнес-кейсы, лекции "звезд")?

Сергей Щенников,
ректор МИМ ЛИНК:

- На наш взгляд, самым оптимальным методом является проблемно-ориентированный подход к обучению, когда кейсом студента является не искусственная ситуация вымышленной компании, а его практика в собственной организации. Методика, которая стимулирует анализ собственных дел и планирование изменений, намного эффективнее, чем советы внешних специалистов или применение чужих рецептов успеха, - ведь они могут не сработать в другом бизнесе. Оптимальность проблемно-ориентированного подхода, когда теории менеджмента изучаются и тут же применяются на практике, заключается еще и в финансовой выгоде. Студенты получают отдачу практически сразу и окупают свои вложения еще в процессе учебы.

Екатерина Лисицына,
профессор, директор департамента программ MBA бизнес-школы "МИРБИС":

- Оптимальным является сочетание всех методов, что позволяет сформировать у слушателей МВА навыки и компетенции, в наибольшей степени соответствующие бизнес-образованию. При этом по мере прохождения программы МВА соотношение различных методов изменяется: в самом начале идут методы, соответствующие задаче передачи знаний, затем акцент переходит на методы, формирующие управленческие компетенции.

Ирина Гончарова,
начальник управления программ МВА Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова:

- На наш взгляд, оптимальным методом преподавания на программах МВА является сбалансированная комбинация коучинга с бизнес-кейсами, которую реализуют преподаватели, осуществляющие практическую деятельность.

Леонид Евенко,
ректор Высшей школы международного бизнеса Академии народного хозяйства при правительстве РФ, президент РАБО:

- Я полагаю, что вряд ли стоит говорить о каком-то одном методе: и лекции звезд, и бизнес-кейсы, и коучинг - это достаточно действенные и интересные методы. Все дело в том, насколько они приближены к потребностям конкретных целевых групп обучающихся. Вряд ли можно говорить о каком-то "основном звене", потянув за которое можно добиться радикальных изменений учебного процесса, этот процесс должен быть сбалансированным. Чего не хватает, так это действенного контроля конечных образовательных результатов. Если его ввести, то сразу станет ясно, что без применения активных методов, посредством простой передачи знаний, от которых наши слушатели уже устали и быстро понимают, что им, что называется, "пудрят мозги", не добьешься того, что требуется на выходе. А вот организовывать такой контроль образовательных результатов и особенно проверять, существует ли он в школе бизнеса, мы пока плохо умеем. Надо начать с этого, и мы увидим, что бизнес-школы сами изменят свой учебный процесс.

Александр Чеканский,
декан факультета стратегического управления ИБДА Академии народного хозяйства при правительстве РФ:

- Ни одна из форм учебных занятий в преподавании на программах МВА сама по себе не является оптимальной. Только комплекс различных методов обучения способен сформировать разносторонние управленческие навыки, необходимые современному руководителю. Причем оптимальное сочетание разных обучающих технологий в различных учебных курсах будет неодинаковым. В целом же можно сказать, что в отличие от высшего образования на программах МВА в учебном процессе должен преобладать не лекционный материал, а активные формы (бизнес-кейсы, тренинговые методики, деловые игры, дискуссии и т.п.).

Ольга Андреева,
декан факультета профессиональных программ Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития:

- С моей точки зрения не существует единственно оптимального метода обучения. На ФПП ВАВТ мы стремимся сочетать и лекции, и рассмотрение кейсов, и деловые игры, и симуляции. Пропорции составляющих во многом зависят от состава группы: насколько она ровная, каков уровень знаний и навыков и т.д., при этом очевидно, что необходимо повышать удельный вес деловых игр, интегрирующих знания слушателей. Так, наши слушатели постоянно высоко оценивают и считают очень полезным для себя участие в 24-часовой компьютерной игре "Моделирование хозяйственной деятельности предприятия". В настоящее время мы ставим перед собой задачу организовать обучение на программах МВА ВАВТ частично, хотя бы в течение одного семестра, на основе проектного метода с использованием командного коучинга.

Комментарии
Прямой эфир