Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Рандеву на Сене

В ЦДХ проходит выставка "Рандеву. Русские художники во французском книгоиздании первой половины ХХ века", где представлены ровно сто книг и 33 иллюстратора
0
Иван Билибин. Иллюстрация к роману Ш.Кинеля и А. де Монгона "Свирепый Абд-эль-Кадер". 1936 год (фото: Владимир Суворов/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ЦДХ проходит выставка "Рандеву. Русские художники во французском книгоиздании первой половины ХХ века", где представлены ровно сто книг и 33 иллюстратора.

Своеобразный "роман" между французскими издателями и художниками из России обязан своим началом знаменитым балетным "Сезонам" Сергея Дягилева, которые ввели в моду русское искусство. Однако расцвет этого сотрудничества случился несколько позже, в 1920-1930-е годы. Сотни художников-эмигрантов обосновались в Париже и других французских городах. Кто-то жил здесь и до революции, кто-то перебрался сюда вскоре после переворота, другие стали "невозвращенцами" уже из Советской России. Неудивительно, что мастерство многих из них пригодилось книжным издателям на берегах Сены. Интерес к русскому искусству вышел тогда на новый виток.

Именно эта сфера, прежде не слишком хорошо изученная, стала предметом собирательства для библиофила Михаила Сеславинского (по совместительству - главы Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям). Часть своей обширной коллекции он сейчас презентует в ЦДХ в рамках книжной ярмарки Non/fiction. Сотня книг, отобранная для экспозиции, заявленную тему, конечно, не исчерпывает, но дает о ней довольно полноценное представление.

Здесь можно найти и редкие фолианты с очень маленьким, библиофильским тиражом, и массовые издания (в том числе детские), и авторские альбомы художников. Большинство книг, разумеется, на французском, но не редки и русскоязычные - во Франции тех лет появилось немало издательств, рассчитанных на эмигрантскую аудиторию. Занятно, что даже в 30-е годы чаще всего использовалась дореволюционная орфография.

Имена многих художников - из первого ряда. Это те, кто составил славу русского искусства задолго до революционных потрясений: Константин Сомов, Иван Билибин, Марк Шагал, Мстислав Добужинский, Михаил Ларионов, Наталия Гончарова, Юрий Анненков. Но есть и те, кого на родине почти не знают, разве что специалисты. Стоит упомянуть Льва Зака, Георгия Пожедаева, Федора Рожанковского, Марину Романову, Жоржа Черкесова. А некоторые художники известны публике в ином качестве. Например, гарантировано первое удивление зрителям, наткнувшимся на книгу с иллюстрациями Алексея Бродовича, - того самого, что стал впоследствии знаменитым арт-директором американского журнала Harper's Bazaar и перевернул все прежние представления о "глянце".

С русскими художниками работали и небольшие издательства, и такие монстры, как "Фламмарион" и "Галлимар". Иногда книги выпускались авторами за собственный счет. Любопытно, что в эмиграции не прекращались и авангардные эксперименты. Скажем, ярким продолжением футуристической практики стали книги - "Осла обличье" Ильи Зданевича и "Словодвиг" Валентина Парнаха.

Вместе с тем не умирала и "мирискусническая" традиция: в экспозиции можно встретить роскошные иллюстрации Сомова к "Истории кавалера де Грие и Манон Леско" и ориенталистские фантазии Билибина на тему "Тысячи и одной ночи"... Не зря Михаил Сеславинский на вернисаже процитировал Нину Берберову, сказавшую о русских эмигрантах: "Мы не в изгнании, мы в послании". В целом от выставки остается ощущение культурного богатства, причем богатства, мало освоенного нашими современниками. Но изучить вопрос никогда не поздно, тем более - сейчас есть хороший для этого шанс.

Комментарии
Прямой эфир