Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Погибать - так с музыкой?

Согласно легенде музыканты терпящего бедствие "Титаника" играли до последнего. Легенда слишком красивая, чтобы быть правдой. Но даже если это так и было, они приняли такое решение сами, чтобы скрасить музыкой ужас последнего часа себе и остальным пассажирам погибающего лайнера. Может быть, оттуда пошло выражение: "погибать - так с музыкой"?
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Согласно легенде музыканты терпящего бедствие "Титаника" играли до последнего. Легенда слишком красивая, чтобы быть правдой. Но даже если это так и было, они приняли такое решение сами, чтобы скрасить музыкой ужас последнего часа себе и остальным пассажирам погибающего лайнера. Может быть, оттуда пошло выражение: "погибать - так с музыкой"?

Пятничным вечером, когда сошел с рельсов "Невский экспресс", почти на всех телеканалах тоже играла музыка. Она играла тогда, когда о трагедии еще не было известно, и продолжила играть, когда сообщение уже поступило на новостные ленты и когда стало известно о погибших и без вести пропавших. Некоторые спустя часы ограничились бегущей строкой, некоторые - коротким информационным выпуском. И лишь бывший флагман новостного вещания - канал НТВ - ближе к ночи изменил все-таки сетку вещания. Но не в пользу спецвыпусков, а в пользу не объявленной в пятничном расписании программы "партизанского юмора" "Чета Пиночетов", которая на полную катушку и потешала зрителей именно тогда, когда пассажиры пущенного под откос поезда боролись за свою жизнь. С ходу перестроил свою работу разве что круглосуточный информационный канал "Вести", но его аудитория по стране пока еще не идет ни в какое сравнение с аудиторией главных федеральных каналов.

На следующий день все телеканалы как будто немного опомнились, включив в программу регулярные специальные выпуски, но кардинально менять сетку вещания уикенда не стали: во-первых, видимо, не было указаний, а во-вторых, ТВ кормится прежде всего за счет выходных да праздников, когда в эфире больше всего развлечений, наиболее притягательных для рекламодателя. "Первый канал" в субботу пожертвовал только "Прожекторперисхилтоном", ибо заразительный смех его ведущих в такой ситуации воспринимался бы, наверное, совсем уж кощунственным.

Однако многочасовой "Ледниковый период" из эфира не выпал - танцы на льду под красивую музыку на "Первом канале" посчитали зрелищем нейтральным, а посему - уместным. Вот и ликовали на экране члены жюри, участники шоу и зрители в зале, производя впечатление эмоционально глухих, хотя их вины в этом и не было. Просто шоу записывали раньше, и никто из его участников и подумать не мог, что это ликование совпадет с часами скорби. А вышло, что само название шоу в этом контексте читалось как метафора по отношению к современному ТВ: у него оказались отмороженными все человеческие чувства и основные профессиональные инстинкты, кроме инстинкта заработать побольше денег, невзирая ни на что.

В начале своего правления президент Медведев сказал обнадежившую многих фразу: "Свобода - лучше, чем несвобода". Наше телевидение давно и хронически несвободно - это, кажется, очевидно даже малым детям. Новости превратились в PR. Аналитика скатилась к обсуждению периферийных проблем, упорно не замечая очевидных болевых точек.

Но в данном конкретном случае у телеканалов явно была свобода выбора: откорректировать программу передач в соответствии с драматическими обстоятельствами или оставить все как есть. Выбрали второй вариант - самый простой и наименее для самих себя затратный. Тем паче что официальный траур так и не был объявлен. Но чтобы сделать собственный человеческий выбор, совсем не обязательно ждать официальных распоряжений. Достаточно просто поставить себя на место жертв или их родных, а потом убрать из эфира ликующие бравурные шоу, хоть и презентованные как достояние республики.

Немного изменим тему, хотя одно с другим связано. В минувшее воскресенье гостем программы "Временно доступен" стал один из самых популярных ведущих нынешнего ТВ Андрей Малахов. За время его беседы с ведущими Дмитрием Дибровым и Дмитрием Губиным случилось несколько показательнейших моментов.

"За что вам было стыдно?" - спросили Малахова, имея в виду его эфирную деятельность. Малахов надолго замолчал. Почему-то сразу стало понятно, что это чувство "флагману журналистики флагманского телеканала страны" (как охарактеризовал его Дибров в начале программы) абсолютно неведомо. Но камера все держала крупный план, фиксирующий мучительные раздумья нашего героя, завершившиеся рекламной паузой, после которой к теме стыда возврата не было.

Тогда Дибров перевел тему на миссию телевидения в современном обществе и миссионерскую роль телеведущего. "Я полагаю, - говорит, - что телеведущий - миссионер. За 70 лет вытравили церковь, а ее место в качестве главной формы самосознания нации заняло ТВ".

Малахов опять задумался. И выдал: "Когда меня пригласили нести олимпийский факел (помните программу "Розыгрыш"? - И.П.), я подумал, что, может, я для того и родился, чтобы пронести олимпийский огонь, что это моя миссия". Но сейчас "центральная идея" изменилась, и свою миссию популярный ведущий видит в том, чтобы облагородить свой московский дворик, а также научить россиян принимать душ дважды в день. Если бы создали такое общественное движение, он бы принял в нем самое активное участие, ибо, по Малахову, телесная чистота - залог нравственной чистоты нации.

Так вот что, оказывается! Достаточно научить людей регулярно мыться, и с их душ тоже вскоре сойдет вся та грязь, которую они без всякого смущения демонстрируют в программе Малахова "Пусть говорят" и которая липнет к миллионам зрительских душ, попавших в плен одного из самых популярных шоу страны! Впрочем, скажи ему коллеги из программы "Временно доступен", что его шоу никак не способствует нравственной чистоте нации, он бы очень удивился и расстроился. Они и не сказали. Зачем огорчать хорошего парня Малахова, который, по его признанию, любит людей, приходящих к нему в студию: "смешных, немытых, немодных, провинциальных". Может, и любит, но, согласимся, странною любовью - выставляя напоказ все самое отвратительное, что в них есть, и немытость тела, пожалуй, самый малый из списка их грехов.

Не знаю, что имел в виду Дибров, сказав после лестных слов о "флагмане журналистики": "каков канал - такие и флагманы" (вряд ли что-то уничижительное, поскольку сам трудится на "флагманском телеканале страны"). Но, в сущности, попал в точку. Хороший парень Малахов - но не орел. И уж тем более не миссионер, а всего лишь шоумен и популярный гламурный персонаж, которым, по его откровенному признанию, движет лишь стремление к личному успеху.

Да и не осталось на ТВ миссионеров. А миссию свою ТВ видит в одном: развлекать и отвлекать народ от всего, что как будто бы и составляет сущность бытия и способствует формированию национального самосознания. Это у них называется "откликаться на запросы и нужды публики". Публика в массе своей развлекается и отвлекается с удовольствием. Особенного всплеска зрительского интереса к трагедии "Невского экспресса", как это случалось раньше во время разных драматических событий в жизни страны, рейтинги не зафиксировали. ТВ за прошедшее десятилетие удалось воспитать адекватный своей продукции народ: жадный до желтизны и чужой личной жизни, бездумно хохочущий и равнодушный к чужому горю. За что боролись?

Комментарии
Прямой эфир