Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
В Подольске мужчину избили за замечание и бросили умирать на дороге
Наука
Ракета «Протон-М» со спутником «Электро-Л» стартовала с Байконура
Мир
Экс-премьер Израиля обвинил Запад в срыве российско-украинских переговоров
Мир
Шольц заявил о «консенсусе» с Зеленским по применению западного оружия
Недвижимость
Количество новостроек в продаже в РФ выросло на 30%
Происшествия
Тело женщины извлекли из-под завалов обстрелянного ВСУ дома в Донецке
Мир
Умер экс-президент Пакистана Первез Мушарраф
Мир
В КНР назвали чрезмерной реакцию США в отношении китайского аэростата
Происшествия
Пожарный погиб при тушении жилого дома в Подмосковье
Мир
Арестович предупредил о неприятностях для ВСУ в Донбассе
Происшествия
Глава Северной Осетии и журналисты попали под обстрел в Запорожской области
Спорт
Игорь Гришин покинул пост главного тренера ХК «Спартак»

Спрячь за высоким забором сосенку

За последние три года Московская область потеряла 90% сельхозугодий (1,5 млн гектаров) и половину лесного фонда. Взамен получила десятки тысяч километров заборов, огораживающих коттеджные поселки, и шлагбаумы, с которых теперь начинается почти каждая лесная тропинка. Захват земель под застройку сопровождается скандалами, судебными разбирательствами и бесконечными жалобами граждан на нарушение их жизненных прав. Однако ни одно заграждение по сей день не снято, а шлагбаумы растут в лесу как грибы. Почему заборы новых собственников стали непреодолимым препятствием для российских законов, разбиралась спецкор "Известий"
0
Хозяин этого поместья в Рузском районе неизвестен ни властям, ни налоговой инспекции
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За последние три года Московская область потеряла 90% сельхозугодий (1,5 млн гектаров) и половину лесного фонда. Взамен получила десятки тысяч километров заборов, огораживающих коттеджные поселки, и шлагбаумы, с которых теперь начинается почти каждая лесная тропинка. Захват земель под застройку сопровождается скандалами, судебными разбирательствами и бесконечными жалобами граждан на нарушение их жизненных прав. Однако ни одно заграждение по сей день не снято, а шлагбаумы растут в лесу как грибы. Почему заборы новых собственников стали непреодолимым препятствием для российских законов, разбиралась спецкор "Известий".

Чужие здесь не ходят

Попасть в западню в подмосковном лесу проще простого. Надо только попытаться обойти какой-нибудь забор - и всё, окажешься в лабиринте, из которого не так-то просто выйти. Такая история приключилась, например, с семьей москвичей Лыковых, в выходной день выбравшихся с детьми на прогулку.

- Увидели из электрички красивый сосняк и вышли на ближайшей станции, - рассказывает "Известиям" мать семейства Ирина. - Но до леса так и не добрались. Почти сразу уткнулись в бетонное ограждение, долго пытались обойти, но оно перешло в металлический забор синего цвета, затем он раздвоился узкими проходами на белую и красную части, потом снова стал синим. Вернуться назад тоже не получилось: за четыре часа блужданий в этом лабиринте мы столько раз поворачивали то вправо, то влево, что окончательно потеряли ориентиры. Дети устали, стали плакать. От отчаяния я набрала службу спасения. Там посоветовали два варианта: разбить видеокамеру на каком-нибудь заборе и тем самым привлечь внимание охраны либо связаться с местной милицией - она нас найдет и выведет. Связываться с охраной побоялись, позвонили в милицию.

- Зачем вас туда понесло? - рассердился дежурный. - Ах, пикник... А дома пожрать было нельзя? Вы что, не понимаете: это частная территория - посторонним вход воспрещен. Мы сами туда лишний раз не суемся.

В конце концов Лыковы все-таки выбрались на волю. Но теперь семью мучает вопрос: по какому праву лес стал частной и отгороженной от людей территорией?

Ежу не понятно

- Да вы оглядитесь вокруг, - говорит лесник Николай Панков, которому "Известия" переадресовали вопрос Лыковых. - Тут что ни поселенец - то либо бизнесмен в законе, либо чиновник в авторитете. Сильные люди. Что может против них простой лесник?

Район, где мы с Панковым оглядываемся, - один из самых дорогих в Подмосковье. В первую очередь это видно по капитальным заборам. Высотой меньше трех метров здесь вообще не строят. Ищем калитку или хотя бы лаз, чтобы попасть на территорию. Глухо как в танке.

- Нарушение 11-й статьи Лесного кодекса, - сообщает лесник. - Люди должны свободно ходить по лесу, даже по арендованному. В прошлом году калитки кое-где еще были. Но после скандала арендаторы замуровали все дырки (речь идет о скандале вокруг аукционов, на которых 991 гектар лесов вблизи Рублевки был отдан некоторым известным лицам в аренду на 49 лет по цене 600-1000 рублей за сотку. - "Известия"). Сейчас с проверкой просто так к ним не попадешь. Только через шлагбаум, по пропуску лесника. Простым людям и вовсе ходу в лес нет.

Да что люди! Ежи - исконные обитатели здешнего леса мрут как мухи, натыкаясь на непреодолимый бетон на пути своих миграционных троп. Несколько лет назад экологи района подняли из-за этого большой шум. Дело было улажено: "сильные люди" пообещали построить для ежей низенькие заборчики, чтобы те не лезли куда попало, а осваивали выделенные им новые "миграционные тропы". Живность высочайшей милости не оценила и, похоже, вообще исчезла.

- Не понятно все это, - куда-то в пространство говорит лесник. - Вот лес... Да разве сравнить его с той же нефтью? Он сам производит больше ста продуктов: и спирт, и древесину, и лекарства, и грибы-ягоды. Лесной кодекс принимали вроде бы в защиту этого богатства, на пользу людям. А что получилось? Кому надо, увидели в законе только одну статью - "аренда на 49 лет". Не лес им нужен, а территория под застройку. Неужели никто об этом не догадывался?

Еще как догадывались! Помнится, самые жаркие баталии во время принятия закона в Госдуме развернулись вокруг нормы, усиливающей гарантии общедоступности лесов. Короче, столкнулись два лобби. Одни добивались свободного доступа граждан на сданные в аренду лесные участки, поскольку земли лесного фонда - это в первую очередь собственность Российской Федерации. Другие, по словам председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Натальи Комаровой, "почему-то сами выдумали для себя несуществующие права и начали городить заборы вокруг участков". В итоге для тех, кто не способен адекватно трактовать нормы закона, в Лесном кодексе законодатели прописали буквально следующее: "заборы ставить запрещается".

Но, как у нас водится, "неадекватных" набралось гораздо больше, чем законопослушных. По данным экологов, Подмосковье за последние годы потеряло 166 000 гектаров лесных угодий. Прокуратура Московской области числит "потерянными" 68,6 тыс. га: в 1990 году общая площадь лесов, расположенных на территории области и находившихся во владении сельскохозяйственных организаций, составляла 239,3 тыс. га, а два года назад, когда Российская Федерация зарегистрировала право собственности на лесной фонд, территория скукожилась в размерах до 170,7 тыс. га. Суть вовсе не в том, чьи цифры - экологов или прокуроров - достовернее. Главное - что ушлые граждане нахально отхватили у государства значительную часть его собственности и, не моргнув глазом, продолжают строительство частных коттеджей в лесопарковом защитном поясе Москвы. Прихваченный лес сотнями гектаров уходит за очередной забор.

Тайные тарифы

Интересный вопрос: как получилось, что средь бела дня государство лишается лесной собственности, а власть, что называется, ни ухом, ни рылом?

- Это большое заблуждение, - "не для печати" поделился с "Известиями" прокурор одного из районов Подмосковья. - Какой бы ни была форма собственности по земле, в районе есть власть, которая регулирует взаимоотношения всех субъектов права, а глава местного самоуправления при желании легко может испортить бизнес земельному рейдеру. Другое дело, что чаще с легкостью идут на сделки с бизнесом, чем противостоят ему, но доказать корыстный умысел удается далеко не всегда.

По закону орган местного самоуправления имеет преимущественное право выкупа земель сельхозназначения. Таких прецедентов в Московской области практически нет, если учесть, что за время действия закона о переводе земель из одной категории вдругую 90% ее сельхозугодий перешло в новые руки. Характерная черта земельного рынка - информационная закрытость. Тем не менее опрошенные "Известиями" риэлторские компании, занимающиеся скупкой земли, неофициально подтверждают: чтобы местная власть отказалась от своего права на выкуп земли, достаточно проплатить от $5000 за гектар. Добавьте к ним минимум $500 000 - эта сумма, как говорят, необходима для дальнейшего укрепления дружбы с начальством.

- Голая пашня бывших колхозов никому не нужна, - утверждают специалисты агентства Penny Lane Realty. - Ликвидность земли под будущую перепродажу многократно возрастает, если рядом находится лесной участок или пруд, хороший подъезд. Будущие дачники готовы платить перекупщикам втридорога, лишь бы заиметь на своем участке водоем и пару десятков сосен.

Сражение за поляну

А что делать, если "ликвид" в виде лесочка, прудика и хорошей дороги находится рядом со старыми садоводческими товариществами? Вы догадались правильно: "новых дачников" надо посадить на голову старым, перегородить им доступ в лес, отобрать пруд и обрезать дорогу по самое некуда.

Именно это сейчас и происходит в Подольском районе, близ деревни Шаганино, где строящаяся "Европейская долина-2" зажала 300 ветеранов журналистики на крошечных приусадебных участках. Глава района Николай Москалев с какой-то радости сдал "Долине" в аренду на 45 лет 75,1 гектара, включая лес, которым пользовались окрестные жители, и водоем - единственное средство пожаротушения для всей округи. Как водится, первое, что сделали арендаторы, - стали огораживаться.

- О новых соседях мы узнали, когда появился забор, - рассказывает бывшая сотрудница "Известий" Лидия Ивченко. - Письменно, всем коллективом, обратились к главе администрации: что происходит? Почему нарушены права граждан, а забор стоит там, где ему не положено быть? Сначала на наши письма вообще не отвечали, потом стали приходить отписки: вопрос с пересмотром границ рассматривается, вам сообщат дополнительно и т.д. Но мы были настроены бороться до конца.

Борьба, надо сказать, затянулась. Пока делали запросы в разные инстанции и выясняли, что глава района незаконно сдал в аренду государственный лес и пруд, находящийся в федеральной собственности, "Европейская долина" как ни в чем не бывало один за другим лепит на продажу коттеджи. Те, что у пруда и в лесочке, предлагаются по более высокой цене. В этом корреспондент "Известий" убедилась, позвонив по указанному телефону на сайте "Европейской долины".

- Вам следует поторопиться, осталось не так много участков, - с ходу взяла в оборот девушка-менеджер. - Что значит - дорого? Вы же покупаете не индустриальный пейзаж, а кусок природы с собственным лесом и прудом.

- Но лесные участки и водоемы находятся в федеральной собственности, - сказала я. - К тому же, по моим сведениям, "Долина" располагается на землях сельхозназначения. Вот так отдам деньги, а потом возникнут проблемы...

- Вы плохо читали информацию на нашем сайте, - рассердилась менеджер. - Там русским языком сказано: "В качестве основы для реализации проекта выбрана широко применяемая в Подмосковье схема вывода земель из сельхозоборота через выделение их под дачное строительство". В дальнейшем вы выкупите землю и зарегистрируете право собственности на объекты недвижимости. Лес и пруд пусть вас вообще не волнуют - все проблемы давно решены.

- Но я слышала, там скандалят старые дачники, всюду жалуются...

- Улаживать конфликты - дело местных властей. Мы реализуем не первый проект, с бузотерами они всегда справлялись.

Подольским властям, похоже, не повезло: бузотеры оказались несговорчивыми, решать дело миром - то есть безропотно отдавать чужакам лес и пруд - не хотят. Глава района Москалев зашел с другого бока - обратился к директору Центркомбанка и председателю ДНП "Европейская долина-2", которые каким-то образом связаны между собой, с просьбой заключить новый договор аренды без леса и прудика "по основаниям, не зависящим от органов местного самоуправления". Последнее просто умиляет! Получается, что не зависящие от власти основания - это люди, которые отстаивают свои права и государственную собственность.

Ответа из Центркомбанка пока нет.

- Вряд ли он будет положительным для подольских властей, - заявил "Известиям" адвокат некоммерческой организации "Земельное право" Василий Раскин. - Свою часть договоренностей банк выполнил, ему нет резона прикрывать чужие грехи и терять самые доходные участки, ради которых проект, собственно, и затевался. Администрации, если она на это решится, придется долго и нудно судиться с банком за эти несчастные лесок и прудик. Все это наверняка отпугнет клиентов "Долины".

Закрой глаза

Честно говоря, любителей получить природу в частную собственность не очень-то напугаешь. Тем не менее с принятием Лесного и Водного кодексов удовлетворить капризы клиентов стало сложнее, уверяют застройщики.

Но, во-первых, для особо настойчивых само государство предусмотрело "исключительные случаи" - еще в феврале 2006 года правительство утвердило положение о переводе земель лесного фонда в земли других категорий. Во-вторых, у местных властей имеется масса лазеек, чтобы прихватить государственный участок леса и сдать его в аренду какому-нибудь вновь испеченному "некоммерческому дачному партнерству". Тарифы за эту рискованную операцию, по словам риэлторов, "заоблачные", поскольку платить приходится не только главе муниципалитета, но и местному лесничеству, Мослесхозу, Рослесхозу, чтобы они "держали глаза закрытыми".

Нарушение закона обычно объясняют "забывчивостью". Ну, не сверились лесники и власти с картой при дележке земли, не посмотрели вовремя землеустроительное дело. Бывает...

В Наро-Фоминском районе, например, таким образом в прошлом году ушло на сторону 212,8 га леса.

Любопытны требования облпрокуратуры Мослесхозу, изложенные в "Представлении об устранении нарушений законодательства": "Рассмотреть вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц Управления лесного хозяйства по Московской области и г. Москве, бездействие которых привело... к выбытию лесных участков из федеральной собственности". На это давался месяц. Прошло уже три. "Известия" поинтересовались, кто наказан. В отделе кадров Мослесхоза затруднились ответить: приказов не было, а об устных выволочках им ничего не известно.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир