Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
СМИ указали на неэффективность антироссийских санкций
Происшествия
ВСУ обстреляли прибрежную линию Энергодара
Экономика
Итальянская Eni сообщила о «нулевых» поставках газа из России
Армия
Военнослужащие по призыву с 1 октября начнут возвращаться домой
Мир
Монголия будет выдавать вид на жительство всем подавшим заявление россиянам
Мир
В Британии посоветовали Байдену помолчать после его ответа Путину
Мир
Великобритании предрекли потерю статуса экономической державы из-за Лиз Трасс
Недвижимость
Дом на 156 квартир построили в Коньково в рамках программы реновации
Экономика
Министры ОПЕК+ впервые с марта 2020 года встретятся очно 5 октября
Общество
Верхний и Нижний Бехтеревские пруды в Царицыне реконструируют
Общество
В Госдуму внесли законопроект об отсрочке от мобилизации для многодетных отцов

Электоральный туризм

В период летнего политического межсезонья на пространствах СНГ кипели нешуточные политические страсти. Сразу в двух государствах состоялись выборы в верховные органы власти: очередные президентские в Киргизии и досрочные парламентские в Молдавии
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В период летнего политического межсезонья на пространствах СНГ кипели нешуточные политические страсти. Сразу в двух государствах состоялись выборы в верховные органы власти: очередные президентские в Киргизии и досрочные парламентские в Молдавии.

Несмотря на сезон июльских отпусков, на выборы сотнями прибывали иностранные наблюдатели, представляющие международные организации: БДИПЧ ОБСЕ, Парламентские Ассамблеи ОБСЕ и Совета Европы. Волею судеб представился случай увидеть их работу с более близкой дистанции - что называется, заглянув за кулисы. Попутно прояснились и некоторые тонкости в организации электорального наблюдения, доселе не заметные.

Начать с того, что на деле, как оказалось по факту, наблюдательных миссий не одна, а две: головная партия, специально подобранная офисом БДИПЧ в Варшаве и составляющая не более 10% общего числа, приезжает задолго до дня голосования. Формально ее цель, как записано в пятом издании Руководства ОБСЕ по наблюдению за выборами, - стать передовой группой, обеспечив условие для приезда, размещения и успешной работы так называемых краткосрочных наблюдателей. На деле же именно эта группа формирует мнение миссии, готовит проекты всех заключений. Приезжающие накануне выборов "краткосрочные наблюдатели" буквально с трапа самолета попадают в объятия к своим коллегам, которые уже преподносят им на дебрифинге готовое мнение, его даже не надо коллегиально утверждать - по правилам работы ОБСЕ другого мнения быть не может. Впрочем, приезжающие и без того уже заряжены "домашними заготовками" - вплоть до болванок протоколов, в которые необходимо вписать лишь конкретные факты нарушений. Причем чем больше - тем лучше. Формы протоколов не унифицированы и содержат соответствующие подсказки - вопросы в них сформулированы с учетом политической задачи миссии в стране пребывания.

Хотя на пространствах СНГ неформальным языком общения является русский, наблюдатели не только всю документацию, но и процесс общения между собой организуют строго на английском. Что и понятно: в командах наблюдателей задают тон представители США и стран Евросоюза. Последние в большинстве своем делятся на две категории. Первую составляют лица, убежденные, что слова "миссия" и "миссионер" есть слова не только однокоренные, но и однопорядковые. Обычно о стране пребывания они имеют представления довольно смутные. И хотя про бродящих на улицах городов медведей уже не спрашивают, запросто могут где-нибудь в Кишиневе или в Бишкеке заказать гостиничный номер с видом на море. Языка такие наблюдатели, естественно, не знают и тем уподоблены глухонемому в опере: лицезреть могут все, а вот понимать - лишь после прочтения подготовленного либретто. Дефицит информации и незнание языка с лихвой перекрывает убежденность в высоком смысловом наполнении своей миссии. При личной встрече добросовестно перескажут содержимое выданной им в пользование справочной литературы о дефектах избирательной системы страны пребывания. При всем этом незлобивы, но, получив предметные возражения, скучнеют и теряют интерес к разговору с вами.

Иной коленкор - наблюдатели второй категории. Эти люди подкованы в деталях, нередко знают не только русский, но и молдавский, и даже киргизский языки, обнаруживают столь же любознательности, сколь и осведомленности в здешних делах. Выглядят бодрыми и подтянутыми. Первыми идут на контакт, но о собственном месте работы и о роде занятий говорят уклончиво, тут же переводя разговор на иные темы. К появлению на публике не склонны, предпочитают уединенное общение с политиками, чаще всего - из оппозиции.

В целом работа иностранной миссии похожа на пчелиный улей, сердцевину которого составляет ядро из двух-трех организаторов, держащих в своих руках все организационные и медийные нити. Вокруг них деловито перемещаются по означенным электоральным маршрутам "краткосрочные наблюдатели". И наконец, дополняют пейзаж снующие в ускоренном ритме рабочие пчелки из вспомогательного аппарата миссии: переводчики, письмоводители и разносчики анкет экспертных опросов. Последние заслуживают того, чтобы о них сказать особо. Формализованные варианты ответов для наблюдателей как будто списаны из анкет, что в конце поездки раздают туристам в экскурсионных автобусах: в подавляющем большинстве варианты однотипны: "очень хорошо", "хорошо", "плохо", "очень плохо". Проблем с заполнением не бывает: с тем, что такое хорошо, а что такое плохо, у наблюдателей после соответствующей "промывки мозгов" затруднений не возникало.

А вот с публичными объяснениями относительно критериев собственных оценок выборов дело обстояло далеко не так гладко. Переход на конкретные параметры давался с явным напряжением сил, а встречные ссылки на аналогичный опыт по месту постоянного проживания и вовсе воспринимался с раздражением. И когда в ответ на рассуждения о "золотом стандарте демократии" (кстати, это не публицистическая выдумка, а реально используемый термин) звучали просьбы предъявить его для ознакомления, обычно следовали сентенции, суть которых в том, что, во-первых, искомый эталон хранится где-то в умах представителей, проживающих к западу от Вены, а во-вторых, поскольку местное население еще не доросло до понимания высших электоральных материй, то мнение о дефектах сделанного выбора надлежит принять на веру. Тем более никаких следов обработки и анализа заполненных анкет ОБСЕ найти до сих пор никому не удавалось. В общем, и на этих выборах "золотой стандарт демократии" так и остался неизвлеченным из ящика электоральной Пандоры, а вопросы по поводу оценок западными миссиями прошедших летних выборов еще будут долго мучить умы современных ученых и аналитиков.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир