Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Репортаж в четыре руки

В понедельник в "Историческом клубе" прочитал обзор известинских публикаций в сентябре 1974 года. И вспомнил: именно на этой неделе публиковалась серия наших с Александром Блохниным репортажей из путешествия по Русскому Северу, по вологодской земле
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В понедельник в "Историческом клубе" прочитал обзор известинских публикаций в сентябре 1974 года. И вспомнил: именно на этой неделе публиковалась серия наших с Александром Блохниным репортажей из путешествия по Русскому Северу, по вологодской земле...

Работали мы тогда в одном отделе - информации. Александр (в обиходе Саня) - взрывной, неутомимый, энергичный, выносливый, я - уравновешенный, почти флегматичный, знающий, что запас сил ограничен. Он больше технарь, я - гуманитарий, он "на ты" с фототехникой, автомобилем и со всем железным, а я в отрочестве вышивал крестиком. Он видит мир через видоискатель фотокамеры. У меня взгляд шире, можно сказать, - "рыбий глаз". Он весьма конкретен, я склонен к обобщениям. Он умеет и любит общаться со всякого рода начальством - от секретаря обкома до будочника у шлагбаума. Мне нравится непосредственность простолюдинов. В общем, по Пушкину: они сошлись - волна и камень...

Тему для репортажей никто нам с редакционного верха не спускал - придумали сами. И скромную рубрику - тоже: "По туристским тропам". Вот, мол, есть популярное "Золотое кольцо", а есть и малоизвестное "Серебряное". Надо ему известности добавить. В то время как раз в разгаре были споры о сомнительном во всех отношениях проекте - переброске части стока северных рек на юг. Разрабатывались два варианта: Печора, Кама - или Сухона, Северная Двина. Определялась площадь территорий, подлежащих затоплению (они были огромны!), составлялся перечень исторических и культурных памятников, попадавших под риск уничтожения. С некоторых пор критиковать этот проект в прессе попросту запретили.

И что же - ждать, когда хлынет вода? Сейчас, через треть века, могу признаться: была у меня тогда и личная движущая пружина, которую я не очень-то выставлял на показ. Вологодская земля - родина моего отца, моих предков. А затопят (в мозгу плескалось беспощадное Рыбинское море) - не успеешь проститься с отчим краем.

...Итак, в путь - славить древнюю северную землю, уникальность ее деревянных и каменных шедевров, искусные руки мастеров (вдруг "Гидропроект" опомнится?!). А еще - звать туда туристов, пока не поздно.

...Снимал больше Саня, писал больше я. Но и я иной раз замечал достойный кадр, мимо которого он проскочил, и он подбрасывал идею или мысль, до которых я не додумался. Получался репортаж, исполненный, так сказать, в четыре руки. И картина мира в нем представала выпуклее, объемнее, краски - сочнее.

От красоты той земли, от неповторимости пейзажей и обстоятельств захватывало дух. Вот плывем по старинной Северо-Двинской водной системе из Вологды в Кириллов: "Впереди - вот так чудо! - прямо над цветущим лугом проплывает белый пароход: это Сухона делает крутой поворот; колхозное стадо пьет из реки, и в коровьих зрачках отражаются наши фотоаппараты".

Вот на берегу озера у знаменитого Ферапонтова монастыря пробуем перетирать пляжную гальку, как это делал 500 лет назад, изготовляя краски, мастер-живописец Дионисий с сыновьями...

Вот на древнем валу Белозерска любуемся панорамой Белого озера - оно огромное, как море, и кажется, что белый пароходик плывет над куполом прибрежного храма.

Удивительная земля - Русский Север. И неудивительно, что на защиту этой первозданной красоты, этих исторических, памятных мест встали тогда самые именитые люди страны, и среди них - академик Лихачев.

Ну, а мы под конец пути сумели даже... не надоесть, не опротиветь друг другу, как бывает нередко в подобных предприятиях. Более того - вдохновились идеей книги-альбома. И еще не раз возвращались на Вологодчину, снимали и кружевниц "Северянки", и речников Волго-Балта, и металлургов Череповца, и ювелиров Великого Устюга... Идея понравилась издательству "Планета", и над исполнением альбома трудились уже не только "четыре руки", но целый камерный оркестр.

Рекомендуя книгу в печать, рецензию для издательства написал Дмитрий Сергеевич Лихачев, предисловием стала одна из глав проникновенного "Лада" Василия Белова. Назвали скромно: "Мастера Русского Севера. Вологодская земля". И когда вышел из печати этот килограммовый альбом - в суперобложке, необычного квадратного формата, в 300 с лишним многокрасочных страниц, мы вдруг поняли, что это наш общий аргумент - против. Против безумных проектов уничтожения родной земли.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир