Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Дмитрий Медведев: "Мы должны очень бережно относиться к нашей истории"

Дмитрий Медведев продолжил серию телебесед с журналистами ведущих каналов. На сей раз, как и полагается перед 1 сентября, речь шла об образовании. "Известия" приводят фрагменты этого интервью
0
Фото: Екатерина Штукина, "Известия"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дмитрий Медведев продолжил серию телебесед с журналистами ведущих каналов. На сей раз, как и полагается перед 1 сентября, речь шла об образовании. "Известия" приводят фрагменты этого интервью.

О системе образования

Мы уже не в столь сложной ситуации, какой она была, допустим, в 90-е годы, когда наши преподаватели не получали практически никаких денег. Я сам, помню, начинал работать в университете с просто абсолютно незначительной, смешной зарплаты, по-моему, эквивалентной десяти долларам. И практически были разрушены основные курсы во многих учебных заведениях либо приходилось все это собирать на живую нитку, создавать что-то новое, особенно это касалось гуманитарного образования. Но, с другой стороны, мы еще пока не сделали качественного рывка. Хотя за последнее время нам кое-что удалось. Я хотел бы сказать, что сейчас у нас в образовательной системе в год тратится порядка триллиона 800 миллиардов. Это все источники, которые расходуются на систему образования.

О ЕГЭ

Я сейчас представил себя на месте тех, кто поступал в университеты и высшие учебные заведения в этом году... Я им завидую. Объясню почему. В нынешних условиях все-таки очень многое зависит от самого ученика, от самого абитуриента. Как бы ни критиковали, допустим, нынешнюю систему Единого госэкзамена - она не идеальна, она работает совсем немного и, естественно, еще нуждается в совершенствовании, - но все-таки эта система: во-первых, направлена против коррупции, во-вторых, она делает сам процесс сдачи гораздо более прозрачным. В-третьих, эта система уравнивает тех, кто учится в провинции, в глубинке, с теми, кто учится в столичных городах. Есть, конечно, и определенные сложности, заключающиеся в том, что люди подают заявления в разные институты, в разные университеты, причем некоторые подают их десятками, и так далее. Конечно, она (система ЕГЭ. - "Известия") будет корректироваться, но в целом я считаю, что эта система показала свои лучшие черты. И если мы обратимся к такой упрямой вещи, как статистика, хотя в нее не все верят, тем не менее у нас практически все абитуриенты, кто поступал в высшие учебные заведения, считают эту систему хорошей и справедливой. И 70 процентов их родителей. Это не мало. Ну, посмотрим.

О Второй мировой войне и интерпретации истории

Еще 20-30 лет назад, даже при наличии так называемых блоков, которые находились в противостоянии, я имею в виду западный мир и Восток, Варшавский договор и, соответственно, НАТО, все были едины в том, что фашизм получил справедливую оценку, а фашистские преступники, которые были осуждены Нюрнбергским трибуналом, понесли заслуженное наказание. Это даже несмотря на разницу в идеологических подходах. Сейчас у нас всех вроде бы общие ценности, мы не спорим по поводу того, что является важнейшими ценностями, на чем должны быть основаны государства, как должны строиться экономики. Тем не менее случаются поразительные вещи. То государства Балтии и даже Украина объявляют по сути бывших нацистских приспешников своими национальными героями, которые боролись за освобождение их государств. Хотя все прекрасно понимают, что было, стыдливо опускают глаза, для того чтобы не портить отношения.

Другая ситуация: парламентская ассамблея стран Европы буквально совсем недавно поставила на одну доску и сделала равно ответственными за Вторую мировую войну фашистскую Германию и Советский Союз. Но это, простите, уже просто циничная ложь. Можно по-разному относиться к Советскому Союзу, можно очень критично относиться к политическому режиму, который был в Советском Союзе, и к лидерам этого, нашего с вами, государства в тот период. Но это вот как раз то, о чем я сейчас говорил, - вопрос в том, кто войну начал, вопрос в том, кто убивал людей и кто спасал людей, миллионы жизней, кто в конечном счете спас Европу.

И последнее, что я хотел бы сказать на эту тему. Мы все должны действительно очень бережно относиться к нашей истории, особенно по тем вопросам, которые получили однозначную оценку со стороны всего мира. Нельзя взламывать те институты, которые были сформированы в результате таких трагических событий. Мы не можем перечеркивать это все в угоду тем или иным государствам, которые сейчас находятся в стадии развития, формируют свою национальную идентичность, мы должны думать о будущем. И вот это, наверное, один из самых важных уроков, который вытекает из 70-летней годовщины с момента начала крупнейшей катастрофы ХХ века - начала Второй мировой войны.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир