Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Когда все должны всем

Недавно один высокопоставленный представитель Федеральной службы судебных приставов в интервью раскрыл впечатляющую, на мой взгляд, цифру. Оказывается, в среднем по стране число дел, находящихся в производстве у одного пристава, превышает 1200 штук. При том что есть регионы (к примеру, Ингушетия), где на душу пристава всего лишь по сотне дел, а есть, где число таких дел висит на нем, бедном, камнем весом в полторы тысячи единиц
0
Георгий Бовт
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недавно один высокопоставленный представитель Федеральной службы судебных приставов в интервью раскрыл впечатляющую, на мой взгляд, цифру. Оказывается, в среднем по стране число дел, находящихся в производстве у одного пристава, превышает 1200 штук. При том что есть регионы (к примеру, Ингушетия), где на душу пристава всего лишь по сотне дел, а есть, где число таких дел висит на нем, бедном, камнем весом в полторы тысячи единиц. Лично мне трудно представить, как один-единственный человек может добиваться исполнения полутора тысяч судебных решений о взыскании чего бы то ни было, даже если существенная часть всех этих должников и прочих обремененных судебными обязательствами граждан исполняют судебные решения в срок и добровольно.

Немудрено, что ФССП придумывает все новые и новые способы борьбы с должниками. Уже широко известна по стране практика задержания должников на границе. Теперь выдвинута новая инициатива: служба судебных приставов считает необходимым расширить перечень ограничений в отношении должников, в первую очередь в части временного ограничения специального права должника, установленного соответствующим разрешением или лицензией. То есть такие ограничения могут распространяться не только на право управления автомобилем, но и на управление частным авиа- и водным транспортом, использование лицензий на охоту и рыбалку. Подготовлен якобы уже и соответствующий законопроект. Главная его цель, не скрывают авторы, достать алиментщиков и заставить их платить.

Задолженность по алиментам в стране и впрямь огромная. Вероятно, во многом в том числе потому, что эти люди по большей части не ездят за границу и взять их в момент ее пересечения за грудки тепленькими не представляется возможным (хотя только за первую половину 2009 года на границе задержано 80 тысяч должников, существенная из них часть - это алиментщики). Именно поэтому приставы и хотят раскинуть свои сети пошире. Периодически на дорогах устраиваются "облавы" совместно с ГИБДД. Из регионов приходят вести порой, что уже и на внутренних авиарейсах стали проверять на предмет долгов пассажиров.

Многие в то же время сомневаются в правомерности такой расширительной трактовки своих полномочий. Правозащитники говорят о неправомерности наказания: можно ли лишать, скажем, водительских прав за то, что человек, не нарушая ПДД, нарушил свои обязанности родительские? И потом - почему, собственно, подход судебных приставов должен быть заведомо строже к тем, кто состоятельнее? Кто может ездить за границу, имеет машину и пр. А тем, у кого ничего нет, но есть набранные легкомысленно долги, можно все простить, что ли?

Россия - страна по большей части бедная, с большинства ее населения, если уж по большому счету, и взять-то нечего. А с советских времен в нашем законодательстве - да и на уровне массового правосознания - осталось немало "социалистических" пережитков-представлений относительно надобности гарантировать права малоимущим. О малоимущих у нас на всех уровнях говорят больше и уважительнее, чем об имущих. Это, в свою очередь, потворствует сохранению в широких слоях населения иждивенческих настроений, толкает на безответственное финансовое поведение. Многие люди все еще верят в глубине души, что государство им что-то все время должно, или надеются на авось: мол, свою-то халупу я все равно не потеряю, а на бутылку водки или хлеб денег хватит. Но если разные слои населения находятся в разном положении относительно одних и тех же законов, то можно ли говорить об их эффективности?

Есть и другая сторона медали: это все еще недостаточная эффективность работы самой службы приставов. 1500 дел на душу - о какой эффективности можно говорить? При такой нагрузке получается, что многие дела остаются неисполненными, и это порождает у ушедших от ответственности чувство безнаказанности - мол, и в следующий раз пронесет.

В стране также - в начале ХХI века - по-прежнему нет единых баз данных. Ни кредитных историй, ни налоговых, ни штрафов ГИБДД - вообще, похоже, никаких нет. Это создает огромный потенциал для путаницы, а от путаницы до коррупции - один шаг.

Или вот такой пример: люди порой просто не знают, что на них висит какой-либо штраф (не пришло уведомление из суда ввиду плохо работающей почты или еще почему). Переехав на новое место, они не получают никаких извещений о своих долгах или ограничении прав, возникших по причине неуплаты этих долгов. Давно бы уже пора, как во многих странах мира, ввести обязательный для всех граждан единый ИНН, на котором "висели" бы все эти штрафы и долги в том числе. Одновременно он бы помог отменить средневековый институт прописки, несовместимый с современным - по определению мобильным - обществом.

Это я, собственно, к тому, что можно и нужно говорить об ужесточении борьбы с должниками, применяя к ним все новые методы воздействия. Но одновременно надо повышать все-таки эффективность работы госаппарата. Не должно быть так, чтобы за аппаратный бардак расплачивались невинные люди, а породившие конкретную ошибку чиновники не несли за нее ответственности, именно материальной. Такая взаимная ответственность государства и граждан со временем повысит общий уровень честности в стране. И долгов станет меньше.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир