Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Почему в экономике весны не видно

Традиционно дорогая нефть и прочие наши экспортные товары считались залогом процветания экономики. Но последняя статистика свидетельствует: сырье дорожает, а на ВВП это не сказывается. Сегодня на страницах "Известий" свое объяснение этому феномену дают президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев и директор Центра Игорь Захарченков
0
"Весна не пришла". Иллюстрация Константина Валова по мотивам картины художника Степана Колесникова "Весна" (1914 г.). Иллюстрация: Константин Валов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Традиционно дорогая нефть и прочие наши экспортные товары считались залогом процветания экономики. Но последняя статистика свидетельствует: сырье дорожает, а на ВВП это не сказывается. Сегодня на страницах "Известий" свое объяснение этому феномену дают президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев и директор Центра Игорь Захарченков.

Экспорт пухнет, но роста нет

Во втором квартале в российской экономике всегда случается "весеннее оживление". В среднем за последние 5 лет ВВП во втором квартале был на 8,5% выше, чем в первом. В этом году надежды на "весеннее оживление" еще более окрепли под влиянием внешних обстоятельств. Как это ни парадоксально звучит, если не считать падения поступлений от экспорта газа, то по большинству других внешнеэкономических показателей второй квартал оказался для нас одним из самых благоприятных за последние несколько лет.

Действительно, цены на основные товары российского экспорта выросли примерно до уровня 2007 года - самого благополучного в нашей истории. В июне по отношению к декабрю прошлого года алюминий подорожал на 5,6%, медь - на 63,2%, свинец - на 73,9%, никель - на 54,4%, олово и цинк - на 33,3% и 41,5%. По данным Всемирного банка, индекс мировых цен на продукцию черной металлургии в январе-июне 2009 года был на 10,6% выше, чем в первом полугодии 2008 года.

Взлет цен на нефть был одним из самых резких за последнее десятилетие. По итогам второго квартала рост экспорта в натуральном выражении составил 5% по сравнению с предыдущим кварталом. В первом полугодии в 7 раз выросли объемы экспорта зерна по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И речь не только о сырье. Экспорт машин и оборудования весной вырос на 19,4%, при том что на внутреннем рынке их продажи снизились на 30-50%.

Экспортная выручка росла (к июню с поправкой на сезонность она выросла на 17,6%), а отток капитала сменился его притоком. По оценке Банка России, во втором квартале 2009 года отмечен приток частного капитала в российскую экономику в размере 7,2 млрд долл. (для сравнения - в первом квартале отток капитала составил 34,8 млрд долл.). При этом в Россию поступило прямых иностранных инвестиций почти на 9 млрд долл.

После короткого падения в начале года реальные располагаемые доходы населения выросли на 10,3% (в основном за счет бюджетных вливаний) и сейчас находятся почти на уровне середины 2008 года - именно тогда зафиксирован исторический максимум.

Между тем незадолго до этого именно внешние факторы послужили главной причиной падения российской экономики. Примерно 40% снижения ВВП в конце прошлого - начале текущего года было вызвано падением экспорта. Еще столько же ВВП потерял "благодаря" сокращению инвестиций: компаниям приходилось платить по внешним долгам, вот капитал и "утекал" из страны.

Казалось бы, теперь, когда все переменилось к лучшему, и должно случиться "весеннее оживление". Но нет. Согласно сезонно-сглаженным данным за март-май среднемесячный рост ВВП был близким к нулю (0,1%), а объем ВВП в постоянных ценах остается на уровне конца 2006 года. Падение производства наблюдалось в промышленности, на транспорте и в строительстве. Почему?

Все "съела" социалка

Виной всему негативные тенденции внутри страны. Во-первых, приоритетом антикризисной политики стали не инвестиции, а финансирование социальных выплат и зарплат работникам бюджетных организаций. На эти цели направляется свыше половины бюджетных расходов. Это помогло ослабить социальную напряженность, но не сработало как мера стимулирования спроса. Благодаря бюджетным вливаниям реальные располагаемые доходы населения с января по май выросли более чем на 10%, но тратить деньги и стимулировать потребительский спрос люди больше не стали. Почти весь прирост социальных расходов ушел в сбережения. Следует отметить, что в России, в отличие от тех же США, социальные выплаты вообще гораздо слабее влияют на конечный спрос, что делает их мало пригодными на роль локомотива экономического роста.

В такой ситуации стоило бы подумать об использовании других источников стимулирования экономики - например, активизировать госинвестиции, которые оказались буквально задвинутыми на задний план.

Во-вторых, отечественные банки даже после очередных финансовых инъекций так ничем и не помогли реальному сектору экономики. По информации Банка России, в мае 2009 года банки продолжили сокращать его кредитование. Банковские кредиты нефинансовым организациям в мае снизились на 1,5%, а в июне - на 1,4% (в апреле был отмечен рост на 0,5%). Вместо этого деньги ушли на депозиты в Банке России, которые за май-июнь выросли в 7 раз, превысив 750 млрд руб. В долларовом выражении российские предприятия получили дополнительных заемных средств из-за рубежа больше, чем кредитов на внутреннем рынке (соответственно 22,8 и 19,7 млрд долл.). Но внешние заимствования могли себе позволить лишь самые крупные компании.

Тем, кто поменьше, пришлось компенсировать недостаток оборотных средств снижением товарных запасов. Нет запасов в розничной торговле - нет возможности поддерживать нормальный ассортимент на прилавках магазинов. Может, граждане и покупали бы побольше, но в условиях обеднения ассортимента не стали. В ноябре-феврале розничный товарооборот, очищенный от сезонности, упал на 8,3%, а за март-май повысился лишь на 1%. Это, естественно, ударило и по производству.

В-третьих, несмотря на рост экспорта и приток капитала, сократились инвестиции. Сказались и пессимизм предприятий, не видевших оживления внутреннего спроса, и кредитный ступор в банковской системе, и даже то, что инвестиции в государственных антикризисных программах отодвинуты на задний план. Из крупных проектов оставлены (хотя и в урезанном виде), пожалуй, только Олимпиада в Сочи-2014 и строительство во Владивостоке к саммиту АТЭС-2012. Аналогичная картина и на региональном уровне. Пострадала даже инвестпрограмма "Газпрома" - она урезана на 16%, с 920 до 775 млрд руб.

Инвестируй - не проиграешь

Что делать? Государству следует задуматься не о применении "пожарных" спасательных мер в экономике, но об инвестировании, поскольку только путем бюджетных вливаний в социальную сферу добиться возобновления роста едва ли удастся. Правительство должно уделять больше внимания инвестициям в реальный сектор - стимулированию строительства, инфраструктурных проектов, поддержке инвестиционных программ крупных компаний. Но эти меры должны быть дополнены ужесточением антикоррупционной политики. Слишком большие "утечки", связанные с "откатами", взятками и барьерами для конкуренции, ослабляют связь между инвестициями и конечным спросом и ведут к теневому оттоку капитала в связи с отмыванием незаконных доходов.

Необходимо пересмотреть планы повышения страховых взносов в Пенсионный фонд. Даже до их повышения, согласно недавнему исследованию Всемирного банка, высокие налоговые ставки оказались главной проблемой для российского бизнеса. Повышение ставки страховых взносов сократит прибыль и заставит предприятия еще сильнее сократить инвестиционные программы.

Тут хорошо бы подумать и об альтернативных источниках финансирования дефицита Пенсионного фонда, который в 2010 году может превысить 2 трлн руб. (около 5% ВВП) и не оставляет средств для увеличения инвестиций. Одним из таких источников могла бы стать передача в накопительную часть пенсионной системы акций госпредприятий и другого избыточного госимущества.

Без этих мер даже благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура не позволит нашей экономике снова начать расти. Из-за недостатка инвестиций и консервации внутреннего спроса в 2010 году Россию ждет низкий рост ВВП и промышленного производства. Возможны и другие варианты событий, но ни один сценарий не отменяет необходимости пересмотреть приоритеты антикризисной политики государства.

Комментарии
Прямой эфир