Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Чан Кайши: "Из всех советских вождей Троцкий был самым искренним"

В издательстве "Посев" вышли воспоминания генералиссимуса Чан Кайши под названием "Советская Россия в Китае". Военачальник, политик и отец-основатель современного Тайваня размышляет над тем, был ли у Китая шанс выбрать иной, нежели коммунистический, путь развития, приводит подробности секретных переговоров с советским правительством и вспоминает много других интересных моментов. Приводим некоторые фрагменты, которые показались нам наиболее интересными
0
Официальный снимок генералиссимуса Чан Кайши
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В издательстве "Посев" вышли воспоминания генералиссимуса Чан Кайши под названием "Советская Россия в Китае". Военачальник, политик и отец-основатель современного Тайваня размышляет над тем, был ли у Китая шанс выбрать иной, нежели коммунистический, путь развития, приводит подробности секретных переговоров с советским правительством и вспоминает много других интересных моментов. Приводим некоторые фрагменты, которые показались нам наиболее интересными.

"В течение трех месяцев, проведенных в Советской России в 1923 году, мы изучали работу партийных, военных и правительственных учреждений, выслушивали объяснения их ответственных руководителей...

На заседаниях Исполкома Коминтерна, на которые меня приглашали, говорил о том, что Коминтерн не вполне понимает ту реальную обстановку, в которой развивается наше революционное движение, и не совсем правильно оценивает наши действия. Действительно, коммунисты уделяли больше внимания выработке путей и методов борьбы против своих друзей, нежели борьбе против своих врагов"...

"Мировая революция опаснее, чем западный колониализм"

"Когда я прибыл в Москву, Ленин был уже серьезно болен. Говорили, что он находился в коме, так что о встрече с ним не могло быть и речи. Но меня заверили, что Советская Россия в своей государственной политике и революционной стратегии будет и впредь идти тем путем, который предначертал Ленин. За время пребывания в Москве я больше, чем с кем бы то ни было другим из советских руководителей, встречался с Троцким. Он, как мне казалось, был самым искренним из всех них... Он рассказал, что после войны Советской России против Польши в 1920 году Ленин дал новую директиву относительно мировой революции. Предоставляя колониям и полуколониям в их революционных войнах против капиталистического империализма максимальную моральную и материальную поддержку, Советская Россия, согласно этой директиве, никогда более не должна осуществлять вооруженную интервенцию... Троцкий заверил меня, что помимо непосредственной помощи вооруженными силами Советская Россия сделает все от нее зависящее, чтобы помочь воплощению в жизнь программы национальной революции в Китае, оказывая нам действенную экономическую поддержку и помощь оружием".

"Я сам до этой поездки верил, что Советская Россия искренне стремится вести с нами дело на условиях равноправия и не держит камня за пазухой. Но мое путешествие полностью развеяло мои иллюзии. Я вернулся с убеждением, что политика сотрудничества с Советской Россией и допущения китайских коммунистов в наши ряды, быть может, и будет полезна нам на какое-то время в борьбе против западного колониализма, однако в перспективе нанесет вред делу борьбы за нашу национальную независимость и свободу. Более того, я чувствовал, что российские стратегия и программа мировой революции представляли даже большую, чем западный колониализм, угрозу нашей национальной независимости"...

Приглашение Сталина

"Сталин сделал необычайный шаг, пригласив моего сына Цзинго (Цзян Цзинго - сын Чан Кайши от первого брака. - "Известия") посетить Советский Союз. 25 декабря 1945 года Цзинго в качестве моего личного представителя выехал в Москву и вернулся в Китай 14 января следующего года. Дважды беседуя с Цзинго, Сталин выразил надежду на мирное сосуществование между Китаем и Советским Союзом и между Гоминьданом и Компартией Китая. Он высказался также за общее сотрудничество между Китаем, Соединенными Штатами и СССР, но возражал против того, чтобы Китай встал на путь политики "открытых дверей" и допустил проникновение какой-либо третьей стороны (подразумевалась Америка) в Северо-Восточные провинции. Он советовал Китаю придерживаться "независимой" политики, не отдавая предпочтения ни одной, ни другой стороне.

Наконец, Сталин выразил надежду, что и я приеду к нему в Москву или устрою встречу с ним в удобном месте где-нибудь на китайско-советской границе. Думаю, это и было основным замыслом Сталина, побудившим его пригласить Цзинго в СССР. Я запросил мнение специального представителя Соединенных Штатов в Китае, генерала Джорджа Маршалла, который ответил, что он бы приветствовал любой шаг, направленный на улучшение отношений между Китаем и Советским Союзом... Однако я решил отклонить предложение Сталина".

P.S. Генералиссимус Чан Кайши - выдающаяся личность в китайской истории. С его именем связана и борьба с японской оккупацией, и возникновение Тайваня в качестве обособленного образования, и создание Китайской Народной Республики. Впрочем, последний фактор Чан не может занести себе в актив, ведь в борьбе с возглавляемыми Мао Цзэдуном коммунистами он потерпел поражение. А так как проиграть себе подобному для китайца означает "потерять лицо", то пришлось обрушить свой гнев на СССР - как основного носителя идей коммунизма. Может, поэтому в своих мемуарах Чан Кайши отвел Советскому Союзу решающую роль, сознательно упустив из виду, что главное противостояние разворачивалось, по сути, между двумя разными слоями китайского общества.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир