Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Оскар" отдыхает!

Я все-таки не поняла, что же такого сказала или, напротив, не сказала вовремя эта "мамо" из песни, отчего "доню" на глазах поседела, почернела и, слава богу, что не обратилась в тлен прямо на шикарной сцене, равных которой нет на всем белом свете. Но эта "доню" так вопила, что стало понятно: тут не на "Евровидение", а к психоаналитику надо бежать
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Я все-таки не поняла, что же такого сказала или, напротив, не сказала вовремя эта "мамо" из песни, отчего "доню" на глазах поседела, почернела и, слава богу, что не обратилась в тлен прямо на шикарной сцене, равных которой нет на всем белом свете. Но эта "доню" так вопила, что стало понятно: тут не на "Евровидение", а к психоаналитику надо бежать.

Да, времена меняются и песни, увы, тоже. Это наглядно продемонстрировала Людмила Зыкина, напутствовавшая конкурсантов в студии "Первого канала" за час до начала финального представления. От ее душевного - "И тебя, моя мама, согреет оренбургский пуховый платок" - посветлели лица и увлажнились глаза большинства участников малаховского шоу. Мамы всякие нужны, однако та "Мамо" ничего, кроме содрогания, вызвать не способна, как, впрочем, и исполнительница, почему-то обернутая во что-то наподобие простыни (при таких-то бабках не смогли девчонке приличное платьишко справить?).

Однако ж знаменитости, собравшиеся у Малахова обсудить итоги "Евровидения", об Анастасии Приходько, представлявшей Россию, практически не вспоминали, а если и вспоминали, то с благодарностью: "Хорошо, что она не победила. Пусть теперь все организационные проблемы лягут на плечи другой страны". Возникло даже подозрение, что на конкурс специально отобрали такую певицу, чтобы провалилась наверняка и тем самым избавила Россию от головной боли и несусветных затрат в будущем году.

Ведь раньше как было? Облажается кто-нибудь из наших на "Евровидении", не дойдет до победы, - тут же соберутся в нарядной студии всякие пафосные гости и давай костерить Европу: она-де нарочно завалила нашего, которому никто из конкурентов в подметки не годится. Она нам и завидует, она нас и боится, но мы-то сами знаем себе цену: мы - лучшие, мы - впереди планеты всей. Оле-оле-оле. Россия - чемпион.

Иное дело - сейчас. Из телевизора буквально хлестала фонтаном радость победы. В этом фонтане, правда, утонула сама Приходько, так и не появившаяся в студии. Вместо нее показали ее киевскую бабушку, сознавшуюся, что ей до выступления внучки было холодно, а после - стало жарко. Но большинству гостей студии от пения внучки было, кажется, ни холодно, ни горячо. Зато все вспотели от сознания того, что Россия и "Первый канал" заткнули Европу за пояс, устроив "самый лучший праздник на планете, самый грандиозный, вошедший в Книгу рекордов Гиннесса. "Оскар" отдыхает просто".

%%VYNOS1%%Безудержный Дмитрий Дибров в экстазе до того договорился, что "Первый канал" сделал то же самое для страны, что Чкалов - до войны и Фетисов - после войны (Фетисова он приплел, поскольку означенный герой тоже пришел порадоваться за Россию и как раз попался оратору на глаза).

Все сошлись на том, что теперь Норвегии не позавидуешь. Ну, не повторить этой стране троллей и фьордов (из других норвежских символов Андрей Малахов, подглядев в бумажку, еще упомянул писателя Ибсена, художника Мунка и путешественника Тура Хейердала) того сумасшедшего успеха, который обеспечила "Евровидению" страна Константина Львовича Эрнста и "Первого канала". О Константине Львовиче говорили как о Боге. Малахов с горящими от восхищения глазами (даром, что подчиненный) рассказал, как за кулисами дети разных народов, едва завидев нашего Бога, выдыхали с восторгом "KONSTANTIN" - "и это слово значило все!".

Норвегию, которая едва было обзавелась еще одним национальным символом в лице победителя "Евровидения" Александра Рыбака, тут же и лишили этого завоевания: "Очень странно - Рыбак и Норвегия. Мы говорим "Рыбак" - подразумеваем "Россия" по-любому". И это при том, что родители триумфатора, покинувшие СССР (а точнее - Белоруссию) много лет назад, демонстративно явились в студию с норвежским флагом в руках и упорно уходили от разговоров о "русскости" их мальчика и истоках, напитавших его талантом. Они вообще про историческую родину говорили без всякого ностальгического придыхания, по-европейски корректно улыбались и иногда с трудом подыскивали те или иные русские слова.

%%VYNOS2%%Их мальчик в это время давал пресс-конференцию, фрагменты которой время от времени транслировались в прямом эфире у Малахова. Очередное включение произошло аккурат при его ответе на вопрос о разгоне гей-парада в Москве. Простодушный юноша отвечал как на духу: зачем утром было тратить на это силы, если вечером всех и так ждал самый грандиозный в Европе гей-парад. Тему в студии, разумеется, развивать не стали, но отдельные, не слишком ответственные участники обсуждения типа резидентов "Комеди Клаба" понимающе усмехались. Вот они, подводные камни прямого эфира. Ничего не скроешь. Ничего не вырежешь.

Не обсуждались и фантастические суммы денег, вложенные в организацию "лучшего в Европе шоу". И то сказать - зачем будоражить зрительские мозги, которые от таких сумм запросто могут съехать набекрень. Один лишь Игорь Матвиенко, возглавлявший российское профессиональное жюри, откровенно признался: "Раньше не было бабок - не было и шоу. Дали бабки - и мы сделали отличное шоу".

Шоу действительно потрясало воображение: канадские акробаты, аргентинский бассейн, опустившийся прямо на головы зрителей, тысячи экранов, летающий Билан... "Это революция в телевидении!" - воскликнул патриарх отечественного шоу-биза Юрий Николаев. "Я не знаю, как с этим дальше жить?" - выдохнула "прекрасная няня" Анастасия Заворотнюк.

Да легко, милая барышня. Не прошло и недели, а о грандиозном успехе и революции мало кто уже и вспоминает. Эта "революция" по большому счету предназначалась не отечественному, а европейскому "потребителю". Они увидели, что и мы могем! Что Россия не лаптем щи хлебает, коли может устроить такое зашибенное шоу. Пустить иностранцам пыль в глаза - извечная русская национальная забава. И пусть в обычной жизни мы их презираем, а иной раз даже и ненавидим, но уж примем иноземного гостя по-царски, продемонстрировав широту русской души и размах русского гостеприимства. У всех чума, то есть, кризис, а у нас, представьте, - пир горой!

"Первый канал" теперь гордится еще одним безусловным рекордом - шоу "Евровидение-2009" смотрело более 70% российских зрителей. Это, мол, показатель не только уровня шоу, но и стремительно возросшего авторитета самого конкурса. Ой ли? Российский зритель в отличие от европейского давно отвык от прямых эфиров, от сомнительной порой, но все же открытой состязательности, от непредсказуемости результата и от ощущения, что и твой голос может на что-то повлиять. Да и для национальной гордости поводов у нас, увы, не так уж много, если уж даже эмигрантов, устремившихся на Запад в поисках лучшей жизни (такой стереотип в отношении уехавших за рубеж преобладает в массовом сознании), мы с готовностью заключаем в свои объятия и записываем обратно в "свои". Вот вам и секрет сумасшедшего рейтинга, а песни и тем более искусство тут вовсе ни при чем.

Была, впрочем, и настоящая отрада в разгар этого чужого праздника жизни. Звериная серьезность, с которой "Первый канал" освещал подготовку и проведение "Евровидения", разбавлялась на сей раз подначками и приколами веселых ребят из программы "Прожекторперисхилтон", выходящей на том же канале. Такой вот, стало быть, плюрализм. И пусть они больше острили в адрес иностранных участников, нежели собственной Приходько, и пусть не задевали никого из ключевых фигур - организаторов конкурса, но все равно было понятно, как они ко всему этому относятся. С ба-а-а-льшим юмором! В их коллективном исполнении песня "Мамо" прозвучала как откровенная пародия. И уже тогда, за день до финала, стало понятно, что оригиналу на конкурсе ловить нечего. Ну хоть дали возможность посмеяться тем, у кого чувство национальной гордости еще не задавило здоровое чувство юмора. И то хлеб.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...