Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Самсон зафонтанировал нечистотами

В канун Дня Победы заработали петергофские фонтаны. Под торжественную музыку и аплодисменты в воздух взвились сотни струй. Но знаменитые фонтаны способны, впрочем, произвести и не самое приятное впечатление. По мнению экологов, вода в Петродворце и его окрестностях безнадежно отравлена отходами животноводства
0
Фото: Интерпресс
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
В канун Дня Победы заработали петергофские фонтаны. Под торжественную музыку и аплодисменты в воздух взвились сотни струй. Но знаменитые фонтаны способны, впрочем, произвести и не самое приятное впечатление. По мнению экологов, вода в Петродворце и его окрестностях безнадежно отравлена отходами животноводства.

Опасный "донор"

Много лет Петергоф притягивает туристов со всего мира. Практически каждый гость музея-заповедника под открытым небом старается пробежать под знаменитыми шутихами, постоять под брызгами, летящими от колоссальной струи "Самсона" на десятки метров вокруг, умыться водой, льющейся из золоченых амфор. Некоторые наиболее потрясенные красотами туристы даже пьют фонтанную воду. Они не подозревают, что могут получить как минимум серьезное отравление, а то и вовсе подхватить инфекционное заболевание.

До недавнего времени в водоемы, за счет которых работают петергофские фонтаны, сливали отходы свинофермы и птицефабрики, расположенные в Ломоносовском районе Ленобласти. Воды реки Шинкарки - основного "донора" уникальных фонтанов относятся к 4-му классу опасности.

- Особенности эксплуатации фонтанного комплекса требуют подачи воды со специфическими показателями качества, - рассказывает замначальника департамента охраны окружающей среды комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Ленобласти Дмитрий Диларов. - В частности, ограничения касаются биогенов - фосфора, неорганического азота, органических кислот и солей, способных растворять мрамор и сплавы. В подаваемой воде, кроме того, должен отсутствовать фитопланктон.

Два метра ила

До середины 1990-х годов большая часть водосборной территории принадлежала совхозам, а треть - лесному фонду. 58% земли сельхозпредприятия использовали для разведения птиц и свиней.

- Здесь располагались шесть птицефабрик и шесть свиноферм, - продолжает Дмитрий Диларов. - Их стоки попадали в пруды, реки и напрямую шли в знаменитые фонтаны.

Тяжелые для сельского хозяйства 90-е годы самым благоприятным образом отразились на экологической обстановке в Петродворце. Большая часть сельхозпредприятий попросту закрылась. Слитые с них нечистоты, однако, осели на дне рек и прудов в виде ила. Местами его толщина достигает полутора-двух метров, а вместо старых источников загрязнения в окрестностях музея-заповедника появились новые. Это, в частности, садоводство Новая Ропша и Низинское поселение, где строятся коттеджные поселки потенциальной емкостью в 10 тысяч участков. Предполагается, что они будут сбрасывать до 3 тысяч кубометров воды в сутки. Эти стоки также окажутся в коммуникациях и фонтанах Петергофа. Невероятно, но для красивейшего пригорода культурной столицы России актуальной является и проблема несанкционированных свалок. По подсчетам экологов, их в зоне водозабора фонтанов - двадцать семь.

Уникальный комплекс парков и фонтанов находится на самой границе Петербурга и Ленобласти. Именно поэтому решать его проблемы городским и областным чиновникам придется сообща. Избавить территории, прилегающие к музею-заповеднику, от свалок, загрязнения воды и любой вредной для экологии деятельности навсегда могло бы придание этим местам статуса природоохранной зоны. Идея эта уже довольно давно обсуждается в Смольном.

- Добиться признания водосборной территории природоохранной зоной мы пытались еще четыре года назад, - говорит начальник отдела координации природоохранных работ комитета по природопользованию правительства Петербурга Валерий Колосов. - Федеральное агентство по природным ресурсам в этом отказало. Водосбор относится к памятнику архитектуры и не может быть признан природоохранной зоной, так как является антропогенным ландшафтом.

Лужайка вместо пруда

И областные, и городские чиновники сходятся в том, что для спасения петергофских фонтанов требуется целый комплекс взаимосвязанных действий. Валерий Колосов уверен: прежде всего необходимо решить проблему донных отложений. В последний раз пруды, прилегающие к самотечной системе, чистили 40 лет назад. Огромное количество ила может привести не только к загрязнению фонтанов нечистотами, но и к тому, что воды для них просто не хватит. В первую очередь нужно очистить Церковный пруд, в котором уже появились островки. Это, кстати, один из самых дорогих пунктов плана спасения Петергофа. Чистка пруда обойдется как минимум в 20 миллионов рублей. Стоит отметить, что в Петербурге действует трехлетняя программа, призванная вдохнуть в знаменитые фонтаны новую жизнь. Ее реализация встречает разнообразные преграды. Прежде всего - финансовые.

- Есть организации, готовые взяться за расчистку акваторий и приведение в порядок гидротехники, - говорит президент ГМЗ "Петергоф" Вадим Знаменов. - Вопрос, как всегда, упирается в деньги. Именно поэтому Церковный пруд напоминает лужайку, по которой скоро можно будет гулять.

Еще в начале этого года музею-заповеднику планировалось выделить 54 миллиона рублей на исследование самотечной системы. Кризис, однако, внес в их планы свои коррективы. Бюджетных денег сейчас не хватает на приоритетные социальные программы и поддержку тех, кто потерял работу. Руководство музея возлагает большие надежды на федеральный бюджет. Не так давно по постановлению правительства России за ГМЗ "Петергоф", кстати, был закреплен статус федеральной собственности. Областные власти пока заявили о готовности выделить на спасение фонтанного комплекса чуть более полутора миллионов рублей. Этих денег хватит на исследование проб воды из всех водоемов, прилегающих к дворцам и паркам. Очистка рек и прудов от иловых отложений при этом откладывается на неопределенное время, а значит, из знаменитых фонтанов будет продолжать литься неизвестно что.

Бензина нет, а остальное не искали

Торжественный запуск фонтанов был отмечен скандалом. Выяснилось, что экономический кризис внес изменения в планы строителей КАДа. В целях экономии дорогу повели прямо по конструкциям, обеспечивающим бесперебойную работу самотечной системы. Как пишут экологи и историки в множественных обращениях к городским и областным властям, уничтоженной оказалась инфраструктура, созданная еще при Петре. С появлением первых автомобилей на трассе стоки нефтепродуктов неизбежно попадут в те же многострадальные фонтаны.

- О катастрофическом состоянии водопроводящей системы фонтанов мы предупреждали давно, - говорит председатель Петергофского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Татьяна Прохорова. - Нас никто не слушал, а представители власти утверждали, что местные жители просто нагнетают обстановку. Теперь у нас есть все основания обратиться с заявлением в прокуратуру. Ведь изменения проекта КАДа не согласовывали ни с природоохранными организациями, ни с теми, кто отвечает за охрану культурного наследия.

Сотрудники ГМЗ "Петергоф" оперативно отреагировали на заявления экологов. Фонтанную воду отдали на экспертизу. По словам главного инженера музея-заповедника Алексея Старовойтова, строительство КАДа пока не угрожает ни фонтанам ни водопроводящей системе. Бензина, как и иных нефтепродуктов, в воде не нашли. Да и откуда им взяться, если машины по строящемуся участку понесутся лишь через несколько лет. Продукты же разложения свиного и куриного помета в воде из музея эксперты центра гигиены и эпидемиологии не искали.

 
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...