Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Маршала сделали кентавром

События Великой Отечественной, как и образы тех, кто творил историю в годы сталинизма, получают неоднозначную оценку в современной России. Одни превозносят советских военачальников, другие называют их преступниками. Поразительный образ маршала Жукова создал скульптор Константин Симун. Полководца он превратил в воинственного кентавра. Эта работа уже заняла место в коллекции Русского музея
0
Фото: Светлана Володина
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл


Увидеть маршала, несущегося с воздетой к небу рукой, посетители музея могут в открытом фонде русской скульптуры XX-XXI веков. Портрет полководца оказался предельно натуралистичным - профиль, знакомый всем по учебникам истории, безупречная осанка, китель с множеством наград, фуражка. Однако на уровне маршальского пояса тело полководца плавно переходит в лошадиную спину. Вместо ног у военного кентавра - два лезвия от топора, отмеченных красными звездами.

- Именно таким Жуков вошел в историю, - говорит Константин Симун (участвовавший в создании памятника "Разорванное кольцо" на берегу Ладожского озера). - Легендарный воин-победитель, несущийся по Красной площади на боевом коне. Топоры - символ оружия, которым Георгий Константинович рубил фашистов. Голова Сталина на щите в маршальской руке - атрибут учения, с которым он шел в бой и побеждал.

Свою новую работу скульптор оскорбительной не считает и уверен, что Георгию Константиновичу, как и его потомкам, она бы понравилась.

- В древности в таком волшебном виде изображали лишь богов и героев, - объясняет Симун. - Даже для такого великого полководца, как Жуков, это честь. Неспроста мою работу принял Русский музей.

Музейщики и в самом деле оказались рады подарку.

- С Константином Симуном нас связывают давние и очень теплые отношения, - говорит замдиректора Русского музея по научной работе Евгения Петрова. - В нашей коллекции есть самые разные произведения этого мастера. Уверена, что они представляют огромную ценность для потомков.

Посетители музея замирают перед изваянием в недоумении. Маршал-кентавр вызывает улыбку лишь у иностранцев. Сложно сказать, как реагировали бы гости европейских галерей на подобные изображения Черчилля или де Голля. Такие изваяния могли бы посчитать издевательством над памятью о войне.
 
Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...