Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Каждый портрет - неизбежно автопортрет"

Писатель и драматург Лев Славин, автор знаменитой "Интервенции", родился в Одессе. Отсюда юмор и ирония, внутренняя целостность и лаконизм, соединение доброты и беспощадных оценок... С первого курса университета Славина забрали на фронт. Первая мировая война... Гражданская... События на Халхин-Голе... Вторая мировая... Характер формировался близостью бессмысленной смерти и обостренной жаждой жизни
0
Лев Славин (1896-1984). Военный корреспондент "Известий" в 1941-1945 годах (фото: Виктор Ахломов/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Писатель и драматург Лев Славин, автор знаменитой "Интервенции", родился в Одессе. Отсюда юмор и ирония, внутренняя целостность и лаконизм, соединение доброты и беспощадных оценок... С первого курса университета Славина забрали на фронт. Первая мировая война... Гражданская... События на Халхин-Голе... Вторая мировая... Характер формировался близостью бессмысленной смерти и обостренной жаждой жизни.

...Славин вернулся в Одессу в 1919-м, испытывая "неистребимое желание писать. Как? Никто из нас не знал". Работая грузчиком и библиотекарем, писал непрерывно. В одесском "Моряке" сотрудничали Бабель, Олеша, Катаев, Паустовский, Багрицкий, Ильф, Петров. Славин прибьется к ним.

В 1924 году он переехал в Москву, всё в той же компании. В "Гудке", "Вечерней Москве", в журнале "30 дней" он печатает фельетоны и очерки. В 30-м в "Красной нови" опубликован его роман "Наследник". "Каждая книга неизбежно проповедь, каждый портрет неизбежно автопортрет" - так он впоследствии скажет о "Наследнике" и "Интервенции". Это относится и к его очеркам, репортажам, рассказам, эссе. В них - воспоминания об Андрее Платонове, Всеволоде Иванове, о других спутниках молодости.

Творческие интересы Льва Славина многообразны. В 30-е - начале 40-х годов появляются его путевые записки о Польше, Германии, Франции, Италии, Бельгии, Голландии, сценарии к кинофильмам "Частная жизнь Петра Виноградова", "Сын Монголии", "Возвращение Максима", "Два бойца" (сценарий по его повести "Мои земляки" вместе с Евг. Габриловичем)...

...Утром 22 июня 1941 года фронтовые корреспонденты "Известий" собрались у главного редактора Льва Ровинского. "Я попросился на юг, - вспоминал Славин, - и тотчас же был направлен на север. Жили мы в гостинице "Астория". Почти каждый день мы отправляли свои корреспонденции в Москву по радио". Лев Исаевич "дислоцировался" в Ленинграде почти всю блокаду, постоянно ездил на фронт. "Взгляд журналиста на войну, - писал он, - все-таки не совмещается до полного слияния со взглядами солдата, идущего через войну с боями... Для солдата дом - это не место, а товарищи, вместе с которыми ешь, спишь, дерешься, помираешь...".

Герои его фронтовых корреспонденций - люди разных военных "профессий". Особое восхищение - подвигами летчиков: совершившего два тарана Петра Харитонова; дважды Героя Советского Союза Александра Молодчего, громившего немцев под Ленинградом и Сталинградом и еще в 41-м летавшего на Кенигсберг, Берлин, Будапешт, Бухарест. Лев Славин приводит слова белорусского аса Михаила Карабанова, простые и мужественные: "У истребителя пауза между мыслью и делом должна быть сведена к минимуму. Эта пауза почти не существует".

А вот санитарка Соня Лавина, "дерзкая девушка", рванулась спасать раненого лейтенанта, окруженного фашистами, но попросила товарища держать ее на мушке и "убрать", если попадет в руки немцев...

Дорогами войны известинский военкор Лев Славин дошел до Берлина и здесь встретился с "маршалом Победы" Георгием Жуковым, о чем и поведал читателям со страниц "Известий"...

Уже в поздние, послевоенные годы мне довелось познакомиться с Львом Исаевичем в нашей "Неделе". Тогда по просьбе редакции он принял участие в рубрике "Главные улицы городов". Поехал в родную Одессу и, растроганный, написал: "Самым романтическим выражением остается маленькая Дерибасовская. Мальчиком я пробегал по ней, направляясь в школу... И вот сейчас, спустя полвека, я стою у ее устья".

А потом в 1964 году неожиданно для многих он подхватил озорную инициативу молодых писателей (почти сплошь будущих классиков) - написал свою главу в коллективный роман-эстафету "Смеется тот, кто смеется", затеянный другом юности Валентином Катаевым. Славин был четвертым из великолепной девятки.

До сих пор помню, как мы смеялись почти три месяца, пока роман печатался в "Неделе"...

E-mail: istclub@izvestia.ru  Станиславу Сергееву

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...