Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

В Пасху соловей пел лукаво и загадочно

Восьмой Московский Пасхальный фестиваль открылся в день Светлого Воскресения в Большом зале консерватории. В исполнении солистов, хора и оркестра Мариинского театра под управлением руководителя Пасхального фестиваля Валерия Гергиева прозвучала русская классика начала ХХ и начала XXI в
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Восьмой Московский Пасхальный фестиваль открылся в день Светлого Воскресения в Большом зале консерватории. В исполнении солистов, хора и оркестра Мариинского театра под управлением руководителя Пасхального фестиваля Валерия Гергиева прозвучала русская классика начала ХХ и начала XXI в.

Концерт открыла мировая премьера последнего сочинения Родиона Щедрина - созданного в начале этого года "Симфонического диптиха". Откликом ему прозвучала написанная столетием ранее одноактная опера "Соловей" Игоря Стравинского. Второе отделение посвятили "романтической" линии русского искусства, включив в программу Вторую симфонию Сергея Рахманинова, которая, кстати, впервые прозвучала 100 лет назад - в 1908 году в Мариинском театре. В начале торжества собравшихся приветствовала делегация во главе с министром культуры России Александром Авдеевым, который акцентировал внимание на двух главных особенностях фестиваля - это посвящение Пасхе и просветительская деятельность в регионах.

"Симфонический диптих" Щедрина создан по мотивам его же оперы "Очарованный странник" (только что Родион Константинович получил за нее "Золотую маску"). Эффектная десятиминутная миниатюра включает небольшую медленную первую часть, напоминающую, скорее, вступление, нежели самостоятельный эпизод, и яркое allegro в постепенном динамическом нарастании. Интонации колокольного звона и знаменного распева, роговые наигрыши и плясовые мотивы - все, что составляет музыкальную ткань "Очарованного странника", органично оформилось в оркестровую пьесу, которая с одинаковым успехом может звучать и на открытии всероссийского фестиваля, и в качестве финального биса. После исполнения на сцену поднялся сам композитор, который пришел на открытие Пасхального фестиваля со своей супругой Майей Плисецкой. В зале также присутствовали другие известные деятели культуры - в частности, Иосиф Кобзон и Ульяна Лопаткина.

Обращение к притче о соловье и императоре продолжило традицию включения Гергиевым в программу Пасхального фестиваля концертных версий сценических опусов Стравинского - в прошлые годы звучали "Царь Эдип" (опера-оратория), "Свадебка" (хореографические сцены с пением и музыкой). Но и на этот раз в, без сомнения, изящном, отточенном звучании "Соловья" иногда не хватало закадровой улыбки автора, его особой интеллектуальной иронии. Впрочем, юмор, конечно, был. Особенно у солистов - у Ольги Трифоновой, Людмилы Дудиновой, Дмитрия Воропаева, Николая Путилина, Юрия Воробьева, Эдуарда Цанги, Златы Булычевой, которые, помимо вокального, успевали демонстрировать в условиях узкого пространства авансцены артистическое мастерство.

Соловей Ольги Трифоновой - лукавый и загадочный - отличался от своих коллег по "соловьиному" колоратурному цеху с их бесплотными инструментальными голосами лирическим, теплым, "человечным" тембром. Такая птица действительно могла стать антиподом механической игрушке и очаровать своим живительным голосом саму Смерть.

Все же лирико-философская музыка Рахманинова в этот вечер более соответствовала настроению мариинцев - исполнение Второй симфонии, продолжающей традиции симфоний Чайковского, можно считать эталонным. Зал встал, как только отзвучали последние аккорды. Петр Ильич все же был исполнен, однако выбор маэстро Гергиева оказался неожиданным - в качестве биса под занавес открытия фестиваля прозвучало "Адажио" из "Щелкунчика".

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...