Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Конструктивизм: сохранять невыгодно, сносить стыдно

К 2015 году будут снесены дома в Буденовском поселке, а на их месте построят новые, - заявил в феврале префект Центрального округа Москвы Алексей Александров. Эта новость взбудоражила не только жителей этого жилого комплекса, но и специалистов по охране наследия. Ведь речь идет не о сносе рядовых "хрущоб". Буденовский поселок, несмотря на изношенность зданий, - классический образец абсолютно новаторских по замыслу рабочих поселков 1920-1930-х годов: строгих, геометричных и лаконичных. Раритет нашей неоднозначной истории. А с 2002 года - еще и выявленный памятник архитектуры конструктивизма, то есть объект, охраняемый законом. И если даже его намереваются снести, то что же будет с другими расположенными в ЦАО жилыми комплексами эпохи конструктивизма?
0
Дом 18/20, корпус 10 на Большой Почтовой улице в свои 80 с лишним внешне вполне импозантен (фото: Глеб Щелкунов, "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл
"Износ здания - 61- 100%". Жить в доме-памятнике почетно, но трудно - того и гляди пол провалится


К 2015 году будут снесены дома в Буденовском поселке, а на их месте построят новые, - заявил в феврале префект Центрального округа Москвы Алексей Александров. Эта новость взбудоражила не только жителей этого жилого комплекса, но и специалистов по охране наследия. Ведь речь идет не о сносе рядовых "хрущоб". Буденовский поселок, несмотря на изношенность зданий, - классический образец абсолютно новаторских по замыслу рабочих поселков 1920-1930-х годов: строгих, геометричных и лаконичных. Раритет нашей неоднозначной истории. А с 2002 года - еще и выявленный памятник архитектуры конструктивизма, то есть объект, охраняемый законом. И если даже его намереваются снести, то что же будет с другими расположенными в ЦАО жилыми комплексами эпохи конструктивизма?

Подогретые драматичными слухами и прогнозами члены президиума историко-культурного экспертного совета Москомнаследия в среду, 4 февраля, почти три часа кряду спорили над "Концепцией сохранения, реконструкции и развития территорий жилой застройки 1920-1930-х годов". Поможет ли статус памятников сохранить уникальные жилые кварталы конструктивизма или лишь окончательно их добьет? Реально ли спасти ценную застройку, если ее износ составляет подчас от 60 до 100 процентов? Можно ли считать спасением исторического квартала "снос с воссозданием"? Кто станет жить в реконструированных поселках? Пока к единому мнению по этим непростым вопросам экспертный совет так и не пришел. "Известия" решили вынести дискуссию на свои страницы.

Экономика должна быть экономной

Предваряя обсуждение "плана спасения" рабочих поселков, глава Москомнаследия Валерий Шевчук пожаловался - в его ведомство после заявления префекта ЦАО потоком идут звонки и обращения от жителей города.

Статус зданий и поселков 1920-1930-х годов, принятых на охрану в 2002 году (тогда жилые поселки Буденовский на Большой Почтовой улице, Русаковский - на Русаковской и Усачевка на улице Усачева были признаны вновь выявленными памятниками) вызывает, по словам Шевчука, "большое социальное непонимание". Жители считают, что действия охраняющих памятники мешают городским планам по капитальному ремонту их домов, хотя конечно же вопрос так никогда не ставился. Словом, надо искать разумный компромисс - сохранять самое ценное, а кварталами и домами, которые находятся совсем уж в плачевном техническом состоянии - строили их без малого век назад из дешевых, бросовых материалов, придется пожертвовать.

Елена Соловьева - руководитель мастерской НПО N 38 в институте Генплана Москвы, главный разработчик концепции сохранения рабочих поселков - для начала поделилась итогами "инвентаризации" столичного наследия архитекторов-авангардистов. Оказалось, например, что крупных занимающих территорию не меньше квартала жилых комплексов 1920-1930-х годов, вдохновленных идеями конструктивизма, в Москве целых 27, а в одном только ЦАО - девять. При этом, по данным БТИ, управ и Мосжилинспекции, в "пограничном" техническом состоянии, с процентом износа зданий в 60-100%, пребывают Буденовский поселок, поселок Дуровка, часть Усачевки и Нижней Пресни. После чего перешла к экономике вопроса.

- Мы попытались просчитать разные варианты, - сообщила Соловьева. - Например, какие финансовые вложения потребуются, если мы объявим комплексы жилых домов памятниками.

Расчеты предсказуемы и неутешительны. Модернизация пяти наиболее сохранившихся и цельных жилых комплексов 1920-1930-х годов, если признать их "памятниками", будет "полностью убыточной".

Ценность третьей категории

А посему авторы концепции предлагают поделить все жилые комплексы 1920-1930-х годов на три категории. В первую - включить особо ценные градоформирующие объекты: Буденовский поселок, шесть кварталов в комплексе Нижняя Пресня на Мантулинской улице, два - на Усачевке, 992-й квартал на Русаковке ... "Для объектов этой категории допускается режим реконструкции и капитального ремонта", - пояснила докладчица. Основная задача - сохранить первоначальную планировку и объемы кварталов, стиль и фасады зданий. А вот внутреннюю планировку сохранять не требуется: можно будет оставить в прежнем виде одну-две квартиры и часть общественных помещений - как наглядный пример социальных экспериментов и творческих поисков по изобретению новой "жилой ячейки".

%%VYNOS1%%Для памятников второй категории ценности (четыре квартала на Усачевке, два - в Дубровке, квартал Абельмановской заставы, часть комплекса на Серпуховской улице) режим охраны менее строг. В них, например, допускается серьезная реконструкция, хоть и с сохранением общей конфигурации застройки, но с изменением объемов и высот. А также - замена "элементов" (считай - домов) в случае их плохого технического состояния.

"Никто не гарантирует, что сноса не удастся избежать и объектам первой категории", - предупредила Елена Соловьева. Правда, в этом случае заменять старые дома можно будет по принципу "сколько снес, столько построй", причем в той же стилистике.

Охранный статус третьей категории объектов (два квартала Нижней Пресни, квартал на Погодинской и большая часть Серпуховки) допускает реновацию, то есть полный снос.

- Решение о сносе 537-го квартала уже принято, - поставила точку в своем докладе Елена Соловьева.

"Население этих домов должно поменяться"

- Главное - понять, что мы хотим получить после реставрации этих комплексов и кто в них будет жить, - взял слово руководитель "Моспроекта-2" Михаил Посохин. - Там сегодня масса густонаселенных коммуналок, а значит, население этих домов должно поменяться.

Как именно оно должно поменяться, никто из присутствующих не спросил. И так ясно - беднякам здесь делать нечего. Хотя есть нюансы.

- Я знаю в этих комплексах дома, где квартиры купили состоятельные люди. Сделали дорогой ремонт, перепланировку, - подлил масла в огонь главный архитектор института "Спецпроектреставрация" Виктор Виноградов. - Они не захотят их них уезжать, станут защищать свои дома. А малоимущие будут требовать себе квартиры в центре. Хотя сегодня это абсолютно нереально. Так что планы реконструкции этих поселков столкнутся сразу с двумя волнами протеста - людей богатых и бедных. Как быть?

- Я знаю, как быть, - оборвал этот мрачный прогноз первый заместитель префекта ЦАО Сергей Федоров. В отличие от экспертов представитель власти был лаконичен и деловит. Первым делом поинтересовался, нет ли в Центральном округе почти одинаковых объектов первой категории, которые предлагается сохранить.

- Сегодня практически 95% жителей ЦАО при расселении домов остаются в нашем округе, - объяснил Федоров. - Но чтобы решать этот вопрос, нужно строить новое жилье в центре.

И предложил такую схему: может, стоит сохранить лишь один квартал, а второй, схожий по объемно-планировочной структуре, "пускать в работу", то есть отдавать под снос.

Задал он и еще один вопрос: "Могу я спросить уважаемых экспертов? Если предмет охраны жилых поселков - объемно-планировочные решения, то почему нельзя разобрать здания и в таком же объеме построить новые? Я именно так вижу решение этой проблемы..."

Чего и следовало ожидать. Реальная жизнь в Москве вдребезги разбивает все благие "охранительные" концепции. Из источников, близких к московской мэрии, "Известия" узнали: по итогам состоявшегося в конце 2008 года заседания координационного совета по реконструкции центральной части Москвы специалистам Москомархитектуры было поручено определить технико-экономические показатели и произвести ориентировочный расчет допустимого выхода жилья "при возможном полном сносе жилых комплексов 1920-1930-х годов". И расчет этот, по сведениям "Известий", уже сделан. Станет ли он основополагающим в этой истории, мы очень скоро узнаем.

Стиль без излишеств

Став столицей социалистического государства, Москва в 1918 году стала и центром нового архитектурного движения - конструктивизма. Этот стиль отметал всевозможные излишества, эффект достигался компоновкой объемов, утилитарными деталями вроде окон и балконов, игрой света. Именно в Москве реализовались известные всему миру проекты архитектурного авангарда: Дом Наркомфина архитектора Гинзбурга, вошедшие в архитектурные учебники рабочие клубы Константина Мельникова, жилые комплексы для рабочих и студентов. В условиях максимальной экономии архитекторы сумели спроектировать новые кварталы не только удобными для человека, но и оригинальными - например, в виде безумных парабол или домов-кварталов. Особенно активно они росли на востоке, традиционной промышленной окраине, и на юго-западе. Обширные жилые поселки возникли на Шаболовке, в Дангауэровке, в Дубровке, на Усачевке, на Красной Пресне, на Шарикоподшипниковской, Почтовой, Люсиновской улицах.

Комментарии
Прямой эфир