Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гений и злодейство

Массированная арт-подготовка, предшествовавшая показу в эфире "Первого канала" фильма "Мой муж - гений", дала щедрые плоды. Непоздним вечером пятницы народ был к разврату готов. Не исключаю, что стратегия и тактика продвижения "духовитого" продукта к потребителю родились в недрах самого "Первого канала", весьма изобретательного в искусстве пиара
0
Фото: телеканал "КУЛЬТУРА"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Массированная арт-подготовка, предшествовавшая показу в эфире "Первого канала" фильма "Мой муж - гений", дала щедрые плоды. Непоздним вечером пятницы народ был к разврату готов. Не исключаю, что стратегия и тактика продвижения "духовитого" продукта к потребителю родились в недрах самого "Первого канала", весьма изобретательного в искусстве пиара.

Задолго до демонстрации скандального фильма ученые Российской академии наук получили подозрительно легкую возможность заранее ознакомиться с произведением, а также громко высказать свое возмущение по поводу оного (в иных случаях с "Первого" и мышь не проскочит: все подробности создания "Иронии судьбы-2", к примеру, до самой премьеры держали почти в такой же тайне, в какой когда-то держали секрет создания в СССР атомной бомбы, а все участники хитового проекта чуть ли не давали подписку о неразглашении секретных сведений). Вот почему и создается впечатление, что утечка была специально организована, и на приманку живо клюнули легковерные и наивные ученые.

Пока в газетах шла дискуссия о возможности (невозможности) вторжения ТВ в частную жизнь знаменитого человека, "Первый канал" потихоньку приманивал и других зрителей особо "вкусными" фрагментами фильма "Мой муж - гений". Вот голый академик в бассейне (актер Спиваковский, разумеется, но в образе реального академика Ландау) западает на прекрасную незнакомку, плывущую, как дельфин. "Плыви к ней и гони ее на меня", - приказывает он своему товарищу, сладострастно облизываясь. А вот несчастная жена гения Кора (актриса Чурсина, читающая в фильме текст от автора) горестно признается: "Всех своих женщин он осваивал по расписанию".

И все равно Ландау в народном сознании - не Иосиф Кобзон и не Филипп Киркоров. Большинство из нас не токмо что в теоретической - в элементарной физике из школьного учебника ни бельмеса не понимает. А посему и ведать не ведает, кто такой - этот Ландау и почему он, собственно, гений. "Первый канал" и это учел, позаботился о просвещении темных зрительских масс. Накануне демонстрации игрового фильма поставил в эфир фильм документальный, рассказывающий биографию выдающегося ученого ХХ столетия. И хотя зрителей у этого фильма было, я полагаю, не в пример меньше, чем у "Мужа-гения", а все ж таки в тайны интимной жизни героя многие зрители погружались уже со знанием, что называется, "первоисточника". Кто-то с возмущением ("неужели хватит наглости лезть в постель к великому человеку?)", кто-то с любопытством ("посмотрим-посмотрим, что вы за фрукт, Лев Давидович, гений или злодей?"). "Первый канал", бросив все яйца в одну корзину, доказал, что побудительные мотивы зрительского смотрения ему в сущности не важны. Важен результат. И он не заставил себя ждать. Они пришли. Они собрали ему колоссальный рейтинг. Мавр сделал свое дело.

Впрочем, они (мы), как пришли, так и ушли бы минуте на двадцатой этого телесеанса, поскольку, как и ожидалось, гора (великий и ужасный "Первый канал") родила не мышь даже, а неведому зверушку: кино не художественное, но и не документальное. Да и не кино вовсе - халтуру, лишенную внятной сюжетной линии, развития характеров, скучную и тягучую, как жевательная резинка, в грязных ручонках первоклассника. Но главное блюдо - обсуждение увиденного в рубрике "Закрытый показ" - было впереди, а потому многим пришлось смотреть это через силу.

Герой фильма, который носит громкое имя Ландау, по повадке чем-то напоминает нелепого страхового агента Деточкина из рязановской комедии "Берегись автомобиля", но только напрочь лишенного обаяния и благородства. Он так же ходит на полусогнутых ногах, он так же мешковато и неряшливо одет. На этом сходство с Деточкиным заканчивается. Перед нами сексуально озабоченный хмырь, который только и делает, что пускает слюни при виде прекрасных юных дев, которые почему-то отвечают ему взаимностью и даже чуть ли не дерутся между собой за право быть первой в списке любовниц этого щуплого малопривлекательного типа. Между дев мечется-страдает законная жена героя, непонятно, с какого перепугу считающая мужа гением и готовая за жизнь с ним мириться и с его бесконечными увлечениями, и с его теорией свободной любви в браке.

При этом на протяжении тридцати с лишним лет, которые вбирает в себя сие экранное повествование, герои практически не меняются внешне. Даже Барщевские в своем фанерном "Тяжелом песке" не пожалели грима, превращая молодых актеров в древних евреев, ибо, как говорится, шли годы. Здесь же на возраст Ландау намекает лишь осыпанный мукой клок его седых как бы волос, а его жена Кора и тридцать лет спустя после замужества соблазняет мужа наготой вечно молодого тела. И впрямь, чего ему, ненасытному, не хватало?

Дискуссия, которая разгорелась в студии после окончания просмотра, качества фильма вообще не касалась - о чем говорить, когда говорить не о чем? Участники сосредоточились на личности реального академика Ландау: было это или не было в его жизни, сколько женщин он сумел "освоить" и существовала ли медсестра, которую больной академик оприходовал практически не приходя в сознание (для прояснения последнего обстоятельства в студию даже была специально приглашена врач, работавшая в свое время в больнице, где лежал Ландау. Она компетентно заявила: было).

А еще ведущего Гордона ужасно интересовало: имел ли право Ландау ходить налево, позволено ли простому сантехнику с улицы, допустим, Кондратюка, то, что позволено гению, и где границы дозволенного, которые не пристало нарушать никому. Мнения разделились: одни полагали, что гению можно все. Другие настаивали на незыблемости норм морали и нравственности. Ученых, которые по-прежнему пытались протестовать против очернения светлого образа их покойного учителя и соратника, быстро заткнули и выставили ретроградами и "совками", отрицающими свободу художника на самовыражение. Сын академика пытался сказать: "Тот тип, что в фильме, это не Ландау". От него отмахивались. Какая разница. Не того типа обсуждаем - реального Ландау.

Литературовед Игорь Волгин вспомнил известное высказывание: "Для лакея нет великого человека". И продолжил: "Видимо, и для жены нет великого человека".

Продолжим и мы. Для телевидения сегодня нет великого человека. В каждом оно готово разглядеть-раскопать мелкую тварь со своими комплексами, извращениями и скелетами в шкафу. Не затем, чтобы показать обывателям, что он мал и низок, как они, а просто потому, что для современного ТВ нет ничего святого, что было бы по святости сопоставимо с рейтингом. Все действительно очень просто. Они не воспитывают и тем более специально никого не развращают - они просто торгуют, прикрепляя к любому, даже самому некондиционному товару лейбл с названием прославленного бренда. Этим "брендом" в данном случае стало имя Ландау.

А в главном проекте канала "Россия" "Имя Россия" обсуждали на минувшей неделе императрицу Екатерину II, единственную женщину среди великих мужей, претендующих на лидерство. Губернатор Краснодарского края Ткачев, защищавший государыню, особо напирал на ее патриотизм: она-де и сарафаны с кокошниками носила, и песни русские народные пела, и чаи с самоваром гоняла, даром, что немка. В вину государыне вменили фаворитизм, то есть, говоря по-нашему, любвеобильность, которой она грешила, и, собственно, свободную любовь, которую исповедовала до гробовой доски. Но лучшие люди сегодняшней России были великодушны и нашли оправдание ее слабостям: Екатерина выбирала в фавориты исключительно русских мужчин, что лишний раз свидетельствует о ее патриотизме, да, кстати, и о патриотизме тех, кого она неустанно "осваивала". А ведь могли бы и б... ну, в смысле нехорошим словом назвать государыню-матушку, да как-то вовремя спохватились, что ценит ее народ российский не за это. Ну, или не только за это.

Комментарии
Прямой эфир