Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Генеральный продюсер телеканала "Россия" Сергей Шумаков: "Наша страна так замечательно устроена, что количество героев у нас - необъятное"

Сергей Шумаков входит в число самых закрытых, самых интровертных лиц отечественного ТВ. На публике он говорит мало, но всегда хочется, пользуясь известной цитатой Бабеля, чтобы он сказал больше. С его именем не только связаны яркие победы последних лет - фильмы "Остров", "Мы из будущего", "Русская игра", "Ветка сирени", сериал "В круге первом" или вызвавший огромный резонанс документальный "Византийский урок"...
0
Генеральный продюсер телеканала "Россия" Сергей Шумаков (фото: Владимир Суворов, "Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сергей Шумаков входит в число самых закрытых, самых интровертных лиц отечественного ТВ. На публике он говорит мало, но всегда хочется, пользуясь известной цитатой Бабеля, чтобы он сказал больше. С его именем не только связаны яркие победы последних лет - фильмы "Остров", "Мы из будущего", "Русская игра", "Ветка сирени", сериал "В круге первом" или вызвавший огромный резонанс документальный "Византийский урок"... Само присутствие Шумакова в руководстве одного из главных телеканалов страны делает апокалиптический прогноз относительно будущего нашего ТВ преждевременным. С Сергеем Шумаковым удалось встретиться и побеседовать обозревателю газеты "Известия".

Между "ТЭФИ" и Сталиным

вопрос: Сергей Леонидович, холдинг ВГТРК, куда помимо "России" входят каналы "Культура", "Спорт", "Бибигон" и "Вести", отказался в этом сезоне выдвигать свои работы на премию "ТЭФИ". Как вы можете объяснить этот демарш?

ответ: Честно говоря, я давно этого ждал. Мероприятие это - я имею в виду "ТЭФИ" - доставляет все меньше и меньше радости. Знаю массу людей, которые очень много сделали для телевидения, но никогда не ходят на церемонию вручения "ТЭФИ". Любая премия - это, во-первых, критерии отбора, во-вторых, система голосования и, в-третьих, - характер профессиональных взаимоотношений. По всем трем позициям у "ТЭФИ" накопилось множество болезненных проблем и удивительных в своей женственности комплексов.

в: Это что - гендерный шовинизм?

о: Да ни в коем случае! Я просто имею в виду, что слишком много чувства там, где можно обойтись внятными и строгими оценками.

в: А мне жаль, что, например, роскошный фильм Сергея Урсуляка "Ликвидация" не получит ни одного "Орфея". Он их, безусловно, заслужил.

о: "Ликвидация" уже получила свой приз. Он называется - приз зрительских симпатий. У этого фильма впереди еще огромная и счастливая жизнь. А вот мне жаль, что ни одного "Орфея" не получил и уже никогда не получит пронзительный и очень горький фильм Николая Досталя "Завещание Ленина". Это не просто первоклассная режиссерская работа. В эпоху коммерческого телевидения это еще и гражданский поступок. Именно поэтому он вызвал такие живые отклики, поэтому его так взволнованно обсуждали зрители и критики. А что же Академия? Она его просто не заметила. Простите, но речь уже идет о лице всего телевизионного сообщества. И потеряло оно его не вчера. Для нас принципиальное значение имеют качество и смысл послания, которое телеакадемия посылает во внешний мир.

в: Публика взбудоражена новым проектом вашего канала - "Имя России". Еще недавно по итогам голосования на сайте проекта уверенно лидировал Сталин. В последние дни его догнал, а затем и обошел Николай II. Это как раз неудивительно - отмечается 90-летие расстрела царской семьи, идут программы по всем каналам, и резкое возвышение Николая Александровича Романова свидетельствует, пожалуй, лишь о том, каким поистине гигантским влиянием на умы людей может похвастаться ТВ. Ну а лидерство Сталина как объяснить? Что это - тоска по "сильной руке" или все-таки по сильной стране, по империи? Плюс Высоцкий с его устойчивым третьим-четвертым местом - может быть, России не хватает брутального мужика?

о: Я должен сразу обратить внимание на два принципиальных момента. Во-первых, ваш вопрос никакого отношения к телевидению не имеет. Во-вторых, вы пытаетесь интерпретировать некорректные с научной точки зрения результаты. Неизвестен возрастной состав голосующих, их социальный статус, кого там больше - мужчин или женщин... Надо понять главное: мы не выбираем себе политического, государственного или интеллектуального лидера. К счастью, страна этот выбор уже сделала. "Имя России" - это всего лишь большая общенациональная игра. Увлекаясь которой, мы начинаем хоть что-то понимать в том объеме событий и персонажей, которые обращены в прошлое.

У меня есть такая теория. Я называю ее "теория псевдонимов". Наш язык от интеллектуального плоскостопия постепенно стаптывается. Одни и те же ситуации мы объясняем друг другу в течение многих лет одними и теми же словами. В какой-то момент это становится невыносимо. Но случается чудо, и вдруг появляются новые слова, псевдонимы - другие имена для тех же самых фигур на шахматной доске. И игра вдруг вспыхивает с новой силой.

Приведу один пример. Фильм архимандрита отца Тихона "Гибель империи. Византийский урок" стал знаковым событием в общественной жизни страны в текущем телесезоне. По итогам показа вышло в свет около 500 публикаций. То есть в России на появление этого фильма откликнулись даже многотиражки. Мне не надо вам напоминать, насколько острой и взрывной оказалась реакция так называемой творческой и научной интеллигенции. Про политиков, депутатов я просто не говорю. В книжных магазинах пропала - скуплена подчистую - любая литература по византологии, в том числе скучнейшая, сложнейшая, сугубо профессиональная. Что нам в этой Византии? Почему так произошло? Потому что отец Тихон предложил новый - яркий и провокативный - язык для обсуждения того, о чем мы упорно говорим уже лет пятнадцать. И самое потрясающее, что это сделал не политолог, не журналист, это сделал священник, и сделал безупречно с профессиональной точки зрения. Актуализировать историю, прожить ее заново - вот самое трудное и самое желанное состояние для теледокументалистики. События, которые кажутся далекими, никак не соразмерными твоей сегодняшней жизни, вдруг проживаются здесь и сейчас.

в: И все-таки, если Сталин вдруг удержит первенство до самого финала, неужели телеканал "Россия" обнародует такой результат?

о: Это конечно же будет выглядеть очень некрасиво и репутационно дико, если нация проголосует за Сталина. Но, я уверен, что результат будет иной. На старте всегда слышны громкие крики, радикальные лозунги, узнаются яркие имена, которые у всех на слуху. Проходит время, и разум берет верх. Кроме того, собственно телевизионная часть этого проекта начинается ровно там, где заканчивается выбор претендентов. У каждого из двенадцати избранных героев будет свой поверенный - яркая, харизматичная и в чем-то перекликающаяся с героем личность. Этому человеку и предстоит отстаивать перед телезрителями лидерство своего героя, его правоту. По большому счету итоговая победа достанется не конкретному историческому лицу, а тому, кто глубиной и точностью своей аргументации заставит нас поверить, что надо голосовать именно за него.

в: Но помимо "адвокатов" в студии, видимо, будут присутствовать и "прокуроры"?

о: Разумеется. Более того, в этот же момент по нашему замыслу в студии находятся "адвокаты" других исторических персонажей. И они будут пытаться перетянуть симпатии аудитории на свою сторону. Повторяю: главное - в том, что, обсуждая того или иного государственного деятеля, писателя, художника, мы успеваем что-то понять про самих себя. Процесс самопознания, а вовсе не имя, названное в итоге, - вот настоящая цель проекта "Имя России". Если мы будем рассматривать количество проголосовавших за того или иного персонажа как замер общественной температуры и делать из этого далекоидущие выводы, скандала не миновать. А сколько мы откроем в самих себе, - подсчету не поддается. Но по вектору это всегда в плюс, всегда на пользу.

в: Знаю, что еще ни разу нигде подобный проект не завершался тихо, спокойно и гладко. Серьезная шумиха была в Британии, настоящий скандал - на Украине, где лидировавшего Бандеру в последний момент поменяли на Ярослава Мудрого...

о: Чему мы можем радоваться уже сейчас, что выгодно отличает нас от той же Украины? Первая часть проекта "Имя России" проходила под возмущенные комментарии: как вы посмели не включить в список такую-то фамилию?! Но это обратная сторона нашего национального богатства. Россия так замечательно устроена, что количество героев у нас - необъятное. В украинском проекте были огромные проблемы. Стояла задача - найти этнически стерильный образчик культуры. У нас этой проблемы нет вообще. Поляки, грузины, татары, евреи, украинцы, французы, немцы, шведы... - все они составляют гордость нашей страны. Реальную гордость. Это и есть великая Россия.

в: А вы сами уже проголосовали?

о: Нет.

в: И все-таки: какое имя для России выбирает Сергей Шумаков? Или несколько имен...

о: Мне дорога такая чувственная, геополитическая и одновременно интеллектуальная история как Екатерина Великая и князь Потемкин-Таврический. Эта пара по большому счету и создала ту Россию, которую мы теряем. С их именами связано то, что называется высоким вкусом - в одежде, поведении, искусстве, во взаимоотношениях мужчины и женщины, в построении городского и природного ландшафта...

"Ликвидация", "Война и мир", "фартовый канал"

в: Возвращаясь к фильму отца Тихона, - есть ли в планах новые проекты с его участием? Может быть, среди авторов канала "Россия" появятся другие священнослужители? Как насчет сериала типа "Батюшки"? Вообще - что нас ожидает в этой высокодуховной сфере?

о: Планы обсуждаются, хотя успех "Византии" клонировать невозможно. Объем фильмов и передач по религиозной тематике, который мы предлагаем нашему зрителю, вообще беспрецедентен. Но я вам, знаете, какую вещь скажу: бывают фильмы, по духу своему исключительно православные, христианские, религиозные, хотя в них отсутствуют какие-либо характерные приметы подобного кино: ни куполов, ни батюшек, ни умиротворения, ни сусальности... Для меня образцом в этом смысле является картина "Мы из будущего", которую мы подробно обсуждали на "круглом столе" в "Известиях". Религиозное чувство возникает на границе мира живых и мира мертвых. Когда человек может соизмерить себя с вечностью. Оказавшись на этой границе, ты становишься сопричастен вопросам веры. Вдруг приходит осознание, что без Бога я ничего не пойму, ни шага не сделаю и не реализуюсь как человек.

в: Как вы относитесь к государственному - или, как теперь говорят, национальному - заказу в области кино? Возможно ли что-то подобное на ТВ?

о: Я очень хорошо к этому отношусь - хотя бы с точки зрения коммерческой. Стоимость кино- и телевизионного продукта растет в геометрической прогрессии. Зрительские запросы связаны не только с содержанием того или иного произведения, но также с качеством, с масштабом, с уровнем зрелищности. Чтобы отвечать запросам времени, внутренних ресурсов у телевидения не хватает. Нужна целевая поддержка государства.

в: И вы не боитесь, что госзаказ приведет к идеологизации телевидения?

о: Это аргументы людей из советского прошлого. В те времена госзаказ был лишь надстройкой над системой тотальной идеологии, из которой никто не мог выпрыгнуть. А в современной России доминирующей идеологии нет.

в: Какими критериями вы руководствуетесь, когда вам приносят, например, сценарий очередного сериала? Что ложится на чаши весов "принять - отвергнуть"?

о: Во-первых, мы должны понимать, что это не нанесет вреда зрителям, государству и нашему телеканалу. Следующий критерий: талантливо - не талантливо.

Современное телевидение - это на девяносто девять процентов вал, поток. И лишь некоторые вещи делаются штучно. По внутреннему заказу - я бы так выразился. Вот "Ликвидация" - этот фильм для нас является репутационной победой. Он задает определенную планку решения художественной задачи. И поразительным образом точно попадает в сознание современного зрителя. Можно ли насилие победить насилием? Наше коллективное бессознательное устроено таким образом, что нам кажется: не просто можно, а и нужно! "Ликвидация" развенчивает миф, который сидит в головах у абсолютного большинства наших соотечественников: мол, если однажды ночью правильные парни возьмутся за дело, то завтра в стране наступит рай. Этому мифу не семьдесят и не сто лет, он уходит корнями в глубины нашей истории. Именно на нем были основаны чудовищные механизмы репрессий, обмана и насилия. Фильм провоцирует, втягивает зрителя в разговор, а внутри вырастает совершенно другая история. Нет, рая не будет. В стране будет ад. И это рассказано не в форме моралите, не с назиданием, это передано как сильный художественный опыт. Но для телеканала "Россия" это принципиально - с точки зрения его идеологической позиции. Эта победа для нас бесконечно дорога - как для канала государственного. Точка.

в: Что дал вашему каналу большой международный проект "Война и мир"?

о: Это очень важный для нас опыт. Участвовали актеры из девяти стран, осуществляли проект семь стран. Для меня лично это была уникальная возможность понять, что же такое объединенная Европа и какими глазами она смотрит на Россию. Мне показалось, что они к нам относятся более благожелательно, чем мы относимся сами к себе и к ним. Во всяком случае, внутренним мотивом к созданию этого серила, безусловно, послужило невероятное уважение к русской культуре. Иногда мне казалось, что оно зашкаливает, переходя в самоуничижение. Постоянно они повторяли: разумеется, нам не превзойти Сергея Бондарчука, конечно, мы не сможем передать всей глубины этого романа, но мы хотим показать Россию как страну, которую мы любим и уважаем. Это звучало на каждой встрече, это говорили актеры - абсолютно искренне. Успех фильма в Европе был фантастический, невероятный! Италия, Франция, Испания, Германия, Польша - везде это была топовая история, о ней писали, говорили... Мы надеялись, что у нас, в России, поймут и оценят хотя бы искренность, с которой подошли к этому проекту наши европейские друзья. А результат феноменальный: я такой яростной и бескомпромиссной критики не читал очень давно. В чем нас только не обвиняли. И я вдруг понял, что дело не в кино, этот проект воспринимают как посягновение на святыню. Мотивацией агрессии было не содержание фильма, а сам факт: как посмели дотронуться?! Но большинство из тех, кто гневно отсылал нас к тексту романа или к фильму Бондарчука, очень давно не перечитывали первое и не пересматривали второе. Я отвечаю: все, что показано в нашем фильме, имеет самое прямое отношение к роману Льва Николаевича Толстого. Любовь, страсть, измена, опасное преображение Наташи Ростовой из милой девочки в истеричную фурию - то, чего нет в школьной программе, нет у Бондарчука, но есть в романе. История про то, как девочка становится женщиной и как страна, проходя сквозь чудовищные испытания, становится империей. Надо всего лишь открыть книгу и прочитать ее как абсолютно современное произведение. Европейцам это удалось, а мы не можем - потому что наша извращенная религиозность заковала "Войну и мир" в тяжелый золоченый оклад.

в: Кто выступил инициатором этого проекта и какую роль отвели в нем России?

о: Инициатором была итальянская сторона. Нас пригласили как хранителей "сакрального" знания, но кроме того мы равноправно участвовали в этом проекте на всех стадиях: при подготовке сценария, проведении кастинга, в съемках, в оказании услуг, финансово.

Это первый фильм за пятьдесят лет - после "Летят журавли", рассказавший миллионам европейцев о фантастической стране с богатейшей культурой, красивейшим языком, потрясающей аристократией. Совсем недавно доминировал другой образ: скоты, быдло, кровожадные, немотивированно жестокие... Для Европы Россия - единственное принципиальное пространство, которое позволяет им самоидентифицироваться. Они боятся этой части континента и, отражаясь в этом страхе, узнают себя. И вдруг им предлагают совершенно другой образ...

в: ...И они теряют самоидентификацию.

о: Это правда. Если здесь море страха, жестокости и лжи, то они будут крепки как никогда. Они будут собраны и сосредоточены на своем представлении, что Европа заканчивается аккурат по Днепру. Для них это хорошая история. Для нас она - оскорбительная. Тогда проект "Имя России" перестает быть игрой. Он становится инструментом фанатиков, бритвой в руках сумасшедшего. Граница пробивается только нашей доброй волей, культурой и пониманием того, что мы - действительно часть Европы.

в: Продолжение сотрудничества планируется?

о: Наши европейские коллеги выражают такое желание, но необходимо найти материал, который был бы одинаково интересен и россиянам, и европейцам.

в: А вообще, что касается классики на телеканале "Россия" в будущем сезоне: появятся ли на экране великие книги и великие авторы?

о: Мы готовим масштабный проект под названием "Достоевский". Грандиозный биографический фильм. Подробности пока держим в секрете, сейчас идут пробы актеров.

в: После футбольных, хоккейных и песенных побед за "Россией" закрепилось прозвище "фартовый канал". Насколько серьезно вы к этому относитесь?

о: Это домашняя радость, не более того. На нашем канале работают люди трезвомыслящие: они знают, сколько усилий надо вкладывать ежедневно и ежечасно, как редко при этом выпадают моменты везения и как неустойчива фортуна. Конечно, приятно было слышать про "фартовый канал", но мы отнеслись к этому очень сдержанно и ни разу этим не воспользовались, чтобы закрепить в сознании людей некое клише. Заметьте: про "фартовый канал" говорил кто угодно, только не мы. Не думаю, что кто-нибудь еще, кроме нас, удержался бы от такого соблазна...

Справка "Известий"

Шумаков Сергей Леонидович родился 3 февраля 1951 года в Москве. Окончил киноведческий факультет ВГИКа. Кандидат искусствоведения. До 1987-го работал научным сотрудником в НИИ киноискусства, затем - на Центральном телевидении СССР в Главной редакции кинопрограмм, был автором и шеф-редактором программы "Киносерпантин". В 1990 году назначен главным редактором редакции кинопрограмм; с 1991-го - автор и режиссер программы "Вестники" телекомпании АТВ (Авторское телевидение). 1995-2001 гг. - продюсер художественных, развлекательных и просветительских программ, с 1999-го - также директор Дирекции утреннего телеканала ОРТ. С октября 2001-го работал в должности заместителя генерального директора - главного продюсера телекомпании НТВ. С марта 2003 года - заместитель генерального директора, директор Дирекции главных продюсеров телеканала "Россия". Член Союза кинематографистов РФ; член Академии Российского телевидения; награжден орденом Дружбы.

Комментарии
Прямой эфир