Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Что читать детям этим летом?

Новые авторы детской литературы сделали то, до чего не додумались их предшественники: объединили волшебную сказку с социальной адаптацией ребенка, вклеили в текстовую книгу комиксы, рассказали о странных явлениях, которые происходят на земле. А другие, наоборот, воскресили давно забытый прием: написали сказку для собственных детей или переиздали легендарный сборник головоломок и шарад. Что читать ребенку нынешним летом - в этом разбиралась обозреватель "Недели" Наталья Кочеткова
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новые авторы детской литературы сделали то, до чего не додумались их предшественники: объединили волшебную сказку с социальной адаптацией ребенка, вклеили в текстовую книгу комиксы, рассказали о странных явлениях, которые происходят на земле. А другие, наоборот, воскресили давно забытый прием: написали сказку для собственных детей или переиздали легендарный сборник головоломок и шарад. Что читать ребенку нынешним летом - в этом разбиралась обозреватель "Недели" Наталья Кочеткова.

Для своих

Юлия Бордовских Кенгуренок и радуга

Случай, когда молодая мама/бабушка садится за написание детской книги для своего отпрыска, не уникален. Екатерина II написала "Сказку о Царевиче Хлоре" и "Сказку о Царевиче Февее" для внуков - Александра (будущего императора) и Константина. Сказки для императрицы были способом изложить свои просветительские установки для воспитания в юношах порядочности.

Певица Мадонна, обзаведясь сыном и дочерью, тоже стала сеять разумное, доброе, вечное, выпуская одну детскую книжку за другой. Телеведущая Юлия Бордовских, став уже дважды мамой, представила в сети салонов "Кенгуру" книжку-малышку "Кенгуренок и радуга" из развивающей серии для малышей от 1 года. Вместе с кенгуренком по имени Кеня ребенок будет собирать разноцветные капельки радуги.

Книжка-игрушка

Большая книга игр

В книгу вошло все, что родители покупают по отдельности: алфавит со стрелочками, объясняющими, как писать буквы, зеркало в окружении детских рожиц, описывающих то или иное эмоциональное состояние (надо состроить такие же), различные геометрические фигуры, цветные полоски для плетения коврика, часы и, как апофеоз взрослости, - мастер-класс по завязыванию шнурков. Всего более 40 различных игр и заданий. Они позволяют проверить, что у ребенка получается лучше всего, а чему следует уделить особое внимание.

Интеллектуальные игры для школьников

Алексей Леонтьев "Путешествие по карте языков мира"

Яков Перельман "Ящик загадок и фокусов"

Николай Шульговский "Занимательное стихосложение"

Издательский дом Мещерякова, кажется, решил переиздать все детские развлекательные книги, на которых выросли наши родители. После "Занимательной физики" и прочих естественнонаучных развлечений для детей в ход пошли "Ящик загадок и фокусов" легендарного Якова Исидоровича Перельмана, ученого, популяризатора физики, математики и астрономии, одного из основоположников жанра научно-популярной литературы, со знакомыми загадками, головоломками и задачками. Скажем, про друзей, которые, возвращаясь из театра, решают воспользоваться конкой. Один попытается вскочить в вагон на остановке, другой пойдет назад против хода, а третий пойдет вперед по ходу конки. Вопрос: кто раньше окажется дома?

Теперь серия разнообразилась гуманитарными книгами: вышли "Путешествие по карте языков мира" Алексея Леонтьева (хотя по простоте и занимательности с книгой Плунгяна "Почему языки такие разные?" ее все же не сравнить) и "Занимательное стихосложение" Шульговского, задача которого - вырастить из ребенка вовсе не великого поэта, а веселого домашнего рифмоплета.

Энциклопедия

Невероятная коллекция мистера Рипли

Альбом с подзаголовком "Книга необыкновенных рекордов" издан по мотивам телепередачи "Невероятная коллекция мистера Рипли" - российской версии популярной во всем мире телепередачи "Хотите верьте, хотите нет!" ("Believe It or Not!") о необычайных явлениях нашей планеты. Роберт Лерои Рипли - американский художник-карикатурист, путешественник и репортер - побывал в 198 странах. И все для того, чтобы отыскать гигантские бронзовые статуи, самую маленькую лошадь, утку с четырьмя ногами и черепашку с двумя головами, сфотографировать новорожденного младенца, улыбающегося ртом, полным зубов, и человека-магнита, притягивающего к себе металлические предметы.

Это своего рода книга рекордов, только все рекорды очень странные. Один объявил войну мухам и убил их 40 кг, другой смотал клубок бечевки около 4 метров в диаметре, рост самого маленького в мире мужчины - 70 см, ребенок с двумя головами может одной головой спать, а другой плакать и проч.

Вот только оформление у книги шумновато - слишком напоминает телевизионную картинку.

О социальных проблемах

Сьюзен Коллинз "Хроники Подземья"

С одной стороны, очень традиционный сказочный зачин: 11-летний Грегор и его двухлетняя сестра Туфелька проваливаются в Подземье (героиня "Алисы в Стране чудес" проваливается в кроличью нору, а они - в отверстие сушильной машины в прачечной).

Но книги Сьюзен Коллинз нагружены еще и социальным контекстом. Отец Грегора и Туфельки пропал два года назад. Младшая дочь родилась уже без него. Грегор в семье за старшего, помогает матери заботиться о Туфельке и бабушке, которая впадает в маразм и не узнает членов семьи. Ради этого Грегор даже не поехал в летний лагерь... В Подземье Грегор выясняет, что, во-первых, его отец жив, но в плену у племени гигантских крыс, во-вторых, он должен помочь племени людей сразиться с крысами и тем самым освободить отца.

Понятно, что на ум приходит целый ряд сказок со схожим сюжетом, включая "Семь подземных королей" Волкова, "Артур и минипуты" Люка Бессона. Но в отличие от этих сказок "Хроники Подземья" написаны языком, который не режет слух взрослому читателю.

О подростковых проблемах

Джон Марк Де Мэтис "Абадазад"

Типичный образец постмодернизма. Девочка Кейт и ее младший брат Мэтт живут в Бруклине и любят читать про приключения чернокожей Малышки Марты в волшебной стране Абадазад, описанные неким Франклином О. Дэвисом. Отец Кейт и Мэтт бросил семью, а мать запила. Потому Кейт сама воспитывает младшего брата. Пошли они на городскую ярмарку, покатались на всех аттракционах, и тут странный высокий, худой человек предложил бесплатные билеты на аттракцион "Путешествие Синдбада". Сел Мэтт в лодку - и пропал.

Прошло пять лет. Мать так и не устроила свою личную жизнь и продолжает расклеивать объявления о пропаже сына. Кейт стала трудным подростком, ходит к психоаналитику и ведет дневник. Ее дневник - и есть книга, которую мы читаем. Тут и выясняется, что Мэтт не погиб, а украден злым Верзилой из Абадазада, куда Кейт и отправляется в поисках брата. Все это - абсолютная мистификация. Нет писателя по имени Франклин О. Дэвис, нет старой сказки про неблагозвучный для русского уха Абадазад. Автор книги, Джон Марк Де Мэтис, - один из создателей сериала "Лига правосудия" и комиксов про Супермена, Бэтмена и Серебряного Серфера. А художник - Майк Плуг, создавший образ Призрачного Гонщика.

Авторы под одной обложкой объединили волшебную сказку, возрастные проблемы подростка из неблагополучной американской семьи, большие яркие картинки и комиксовые стрипы. Такого еще не было.

Об эмоциональной неразвитости

Шолом АлейхемМальчик Мотл

Если хрестоматийным примером остранения считается сцена из "Войны и мира" Льва Толстого, где от лица крестьянской девочки Малаши описан Кутузов, то у Шолома Алейхема этот прием доведен до экстремальной точки. Главный герой цикла новелл, от чьего лица ведется повествование, - девятилетний еврейский мальчик по имени Мотл кажется вовсе лишенным эмоций и привязанностей.

Мать и старший брат Мотла всеми силами стараются вылечить отца и распродают имущество, а самого Мотла отдают в певчие к другому кантору. В семье тоска и уныние, но Мотла веселят заплаканное лицо матери, неловкость брата за то, что пришлось продать часы, подаренные будущим тестем. Зато до слез жаль зарезанного соседского теленка Мени.

Смерть отца производит на Мотла сильное впечатление, но он продолжает радоваться, когда из дома выносят мебель (теперь много места), что он сирота (никто не наказывает за хулиганства). А нравы соседей, родственников описаны с дотошной простотой и взыскательностью примитивного взгляда на происходящее.

Книгу иллюстрировал Григорий Ингер.

Детский писатель Пернилла Стальфельт:

"Моя дочка считает, что камни живые"

В рамках 3-го Международного книжного фестиваля в ЦДХ Москву посетила известная шведская детская писательница Пернилла Стальфельт, чьи книги произвели революцию не только в шведской детской литературе, но и за рубежом. На русский язык переведены три ее книги. В "Книге о смерти" рассказывается, что происходит, когда живое существо умирает, в каком возрасте это может произойти и как принято об этом говорить. "Одного поля ягода" - о расовых и половых различиях людей. И только что вышла ее "Книга о любви", в которой говорится, что чувствует влюбленный, что или кто способен вызвать это чувство и откуда берутся дети. С Перниллой Стальфельт встретилась обозреватель "Недели" Наталья Кочеткова.

вопрос: Вы начали с шутливых тем, а потом вышли на более серьезные?

ответ: Да нет. "Книгу о волосах" я написала совсем в молодости, потом отложила в стол и спустя десять лет выпустила ее. Потом написала "Книгу о какашках". Все думают, что это такая смешная книжка, на самом деле обе эти книги серьезные, потому что рассказывают о физиологических функциях человека, о том, что человек должен принять себя таким, как он есть.

в: Но ведь ребенок принимает себя таким, как он есть, а все комплексы начинаются только в подростковом возрасте...

о: Чем больше ты знаешь с самого начала, тем увереннее ты себя чувствуешь. Когда человек вступает в пубертатный возраст и у него начинают повсюду расти волосы, он этому удивляется, стесняется. В Швеции много молодых девушек, которые с трудом приходят к согласию со своим телом, страдают анорексией или режут себе вены.

в: В отличие от "Книги о смерти" и "Одного поля ягоды", "Книга о любви" показалась мне немного эклектичной, будто вы не уверены, куда должны идти...

о: Нельзя сказать, что у книг этой серии есть какая-то одна строгая форма, модель, по которой все строится. Каждая книга, над которой работаю, - сейчас это "Книга о жизни" - существует по своему собственному закону. Что касается любви, то это тема сложная, о ней столько написано, и мне хотелось как-то это описать иначе.

Я отталкивалась от того, как любовь понимается в буддизме и в индуизме. Что может быть не только любовь к чему-то конкретному, а может быть любовь вообще, всеохватывающая, что есть любовь к Богу, например. Поэтому я говорю, что может быть любовь и к тому, и к сему. Говорю, например, о любви к деньгам. Это не учебник, а сигнальный маячок для читателя, чтобы он начал думать в нужном направлении.

в: Как вы определяете, куда должна пойти книга?

о: И любовь, и смерть, и расовые различия - сложные понятия. Я расспрашиваю школьников, как они понимают жизнь, смерть, пытаюсь услышать их точки зрения и собрать все вместе.

Вот, например, моя дочь Зои считает, что камни живые, и спрашивает меня часто: а это живое, а это живое, а душа живая? И ей интересно, где проходит граница живого и неживого. Мне кажется важным написать такую книжку, потому что в Швеции часто случается, что дети убивают друг друга. Важно, чтобы дети имели представление о том, что жизнь бывает длинная и короткая, что чью-то жизнь нельзя прерывать.

Как-то я задала вопрос: как можно жить? С одной стороны, на него можно ответить конкретно: в городе, в деревне. А можно сказать, что жизнь, это когда бьется сердце, когда ты дышишь. Может быть, кто-то из детей, если задумается об этом сейчас, через несколько лет не совершит насилия.

в: Своей дочери вы эти книги читали?

о: Она как-то моих книг не читает. У меня есть книги про червячков и про карманные привидения - их мы читали. Еще немного читали из "Книги о смерти", когда умерла моя мама, ее бабушка. Но у нее есть ее любимые книжки.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...