Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Взяли на душу 7 новых грехов

10 марта католический епископ Джанфранко Джиротти перечислил в интервью семь новых смертных грехов. Он подчеркнул, что все они - следствие глобализации и теперь грех обретает "общественный резонанс". Новость подхватило американское агентство Bloomberg, затем лондонская The Times. А неделю спустя генеральный секретарь Конференции католических епископов России, священник Игорь Ковалевский официально заявил "Неделе": "Нового списка смертных грехов католическая церковь не принимала", а слова Джиротти "некорректно интерпретированы". Так что же все-таки хотел сказать епископ? И как относятся к расширению списка смертных грехов православные?
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

10 марта католический епископ Джанфранко Джиротти перечислил в интервью семь новых смертных грехов. Он подчеркнул, что все они - следствие глобализации и теперь грех обретает "общественный резонанс". Новость подхватило американское агентство Bloomberg, затем лондонская The Times. А неделю спустя генеральный секретарь Конференции католических епископов России, священник Игорь Ковалевский официально заявил "Неделе": "Нового списка смертных грехов католическая церковь не принимала", а слова Джиротти "некорректно интерпретированы". Так что же все-таки хотел сказать епископ? И как относятся к расширению списка смертных грехов православные?

Традиционный список:

1. Гордыня (Superbia)

Чрезмерная увлеченность собственным "я" и отказ от осознания собственной греховности. Ницшеанцы, берегитесь.

2. Зависть (Invidia)

Повезло однокурснику с женой, коллеге - с окладом. А на самом деле - у каждого есть и поводы для гордости, и для грусти.

3. Обжорство (Gula)

Смирять ли плоть всю жизнь или хватит поста? Или просто не есть деликатесы, купив взамен памперсы в дом ребенка?

4. Похоть (Luxuria)

Сексуальные отношения замужней женщины и мужчины, не являющегося ее мужем, а также ското- и мужеложство. Элтон Джон и "Трокадеро", берегитесь.

5. Гнев (Ira)

Грех, в котором признаются чаще всего. Как ни странно, некоторым помогают избавиться от него вдумчивые занятия йогой или какими-нибудь единоборствами.

6. Алчность (Avaritia)

Это лишнее, особенно если в карманах пальто карточка с зарплатой и мобильный телефон с номерами "каких надо" друзей и живых родителей.

7. Уныние (Acedia)

Стоит отличать от хронической депрессии. А любителям жаловаться на злую тещу и скользкие улицы лучше пересмотреть свои взгляды на жизнь.

Семь новых "социальных" грехов:

1. Контроль рождаемости

Аборты и предохранения от беременности из эгоистических побуждений, по мнению католической и православной церквей, обесценивают брак и являются грехом.

2. Наркомания

Добровольное разрушение собственного интеллекта, здоровья, жизненного пространства и нередко как следствие - суицид. Может, лучше начать прыгать с парашютом?

3. Эксперименты в области генетики

Что за грань мы переступаем, вмешиваясь в процесс воссоздания жизни? Но... получить новые органы мечтают многие смертельно больные люди.

4. Загрязнение окружающей среды

С этим обращаться надо не только в ООН и правительства. Для начала научитесь не выбрасывать куда попало окурки и пальчиковые батарейки.

5. Увеличение имущественного расслоения

Это уже к сильным мира сего. Но руководствуются ли главы развитых стран в своих решениях христианской моралью?

6. Чрезмерное богатство

Довольно расплывчатый и неясный термин. Но относится он, вероятно, не только к русским олигархам. Хотя весь вопрос в том, на что тратить средства (см. грех "Обжорство).

7. Действия, приводящие других к бедности

Логическое продолжение двух предыдущих грехов. Правители смертны, а должность в вечной жизни не гарантирует покой.

Главный редактор православного журнала "Фома" Владимир Легойда: "Избавиться - или исцелиться?"

Причины появления подобного списка очевидны: современный мир не оперирует понятием греха, оно загнано в специфическое гетто "вашего частного дела". Расширяя количество "смертных грехов", католическая церковь старается снова сделать категорию греха актуальной и значимой; объяснить, что грехом может быть антиобщественное действие, а не только "старые" проступки против самого себя.

В современном обществе потребления почти все, что мы делаем, веры как бы и не касается. Вера - это то, что в церкви, то, что по воскресеньям, а жизнь - шире. С позиции же самой веры, именно религия - основа, фундаментально определяющая всю жизнь. Так что стремление достучаться до сознания современного человека, дать западному человеку вновь почувствовать свою включенность в христианство более чем объяснимо.

Другое дело, что в православной церкви, которая не меньше католической озабочена состоянием нравственности современного человека, сама традиция составления списков грехов не является органичной; пастырская практика православия, в которой грех понимается прежде всего как болезнь, а не как преступление, направлена на исцеление человека в целом (отсюда понятие целомудрия), а не только на избавление от конкретного греха.

Глава секретариата по межхристианским отношениям Московского патриархата, священник Игорь Выжанов: "Систематизация пороков нам не свойственна"

Восточному христианству не свойственны попытки жесткой систематизации духовных понятий. В духовной практике православия, безусловно, каждый грех имеет свое имя и место. Но когда мы говорим о грехе, чаще всего речь идет о душе конкретного человека, где очень много различных оттенков и переходных состояний, которые вряд ли возможно полностью охватить каким-либо списком.

Говоря об общественно-политических проблемах, необходимо помнить, что общества и государства также состоят из конкретных людей, которые делают тот или иной нравственный выбор.

Презервативы смертельны

Планировать детей отныне так же грешно, как завидовать и обжираться. Начиная с прошлой недели, контроль рождаемости входит в список "социальных" грехов. Ватиканский епископ предал его огласке на днях.

Новых грехов - семь, точно по числу прежде известных смертных прегрешений. Любопытно, что вернуться к вопросу систематизации пороков, ставшему актуальным 16 веков назад (впервые тема перечисления дурных помыслов поднималась в IV столетии), Римско-католическая церковь рискнула лишь при папе Бенедикте XVI. При прежнем папе, миролюбце Иоанне Павле II, это, надо думать, и в голову бы никому не приходило, а теперь епископ Джанфранко Джиротти, глава Апостольского пенитенциария - церковного трибунала, отвечающего в Ватикане за исповедь и отпущение грехов, заявил: "В новых грехах виновата глобализация. Если раньше грех считался личным делом каждого человека, то теперь у него появился общественный резонанс".

Российские католики, впрочем, считают, что журналисты Джиротти неправильно поняли. А Ватикан на момент подписания номера в печать никак ситуацию не прокомментировал. И, возвращаясь к неминуемому общественному резонансу, который приобретает та или иная проблема, мы можем понять это так: пока каждый грешил по секрету и в одиночестве, это было не смертельно, а стоило всем узнать о том - и мир перевернулся. Все это отдает лицемерием. Считать ли его грехом - тоже вопрос.

Самое время разобраться, что это такое - смертный грех. Канонического определения этого понятия нет, но часто под ним подразумевают не только грехи из старого списка, но и нарушение Десяти ветхозаветных заповедей. Кстати, согласно еврейской традиции, десятая заповедь - "Не возжелай... ничего, что у ближнего твоего" - относится не только к имуществу, но и к "краже образа" - то есть созданию ложного представления, обману и лести.

Лицемерия же в самом списке смертных грехов и правда никогда не было. Зато было тщеславие - пункт восемь в самом перечне дурных помыслов, написанном византийским богословом Эвагрием Понтийским. В 553 году, когда Эвагрия уже не было в живых, его признали еретиком за приверженность учению христианского мистика Оригена. Но труды уничтожать не стали. И в VII веке его список, отредактированный папой Григорием I Великим, всплыл. Только "печаль" папа заменил на "зависть", а "тщеславие" объединил с "гордыней". И стало грехов семь.

В общем и целом, все с ними было понятно. Что же заставило озаботиться списками грехов нынешнего понтифика? Неужели думы о судьбах мира, который только и ждет, чтобы его подправили? Или мысли о собственной роли в истории, в которой каждый папа должен оставить свою лепту?

Прежний папа запомнился тем, что успел за всех покаяться, - может, нынешнему надо оставить о себе память? Скажем, объявив врагом генетику. Где-то это уже было: когда в Европе появилась вакцина от оспы, католическая церковь настаивала на том, что после нее человек может превратиться в рогатую корову. Но... тут ведь главное - не забыть, что в историю лучше попасть, а не влипнуть.

А грехи пусть каждый ищет в собственных мыслях - и в собственной биографии. Если найдет - миру будет легче.

Комментарии
Прямой эфир