Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Курский соловей чуть не стал африканским

В Курске впервые создан музей любимой птички знатных особ - соловья. Местные жители к открытию музея даже разыскали логово Соловья-разбойника. Правда, главного в Курске сохранить так и не удалось. Приехав в город, корреспондент "Известий" не нашел ни одного местного жителя, который поддерживал бы традиции царской России, где чтили "творчество" соловья.
0
Любовь Еремина включила диск, и музей наполнился рокотом (фото: Виктор Филиппов)
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Курске впервые создан музей любимой птички знатных особ - соловья. Местные жители к открытию музея даже разыскали логово Соловья-разбойника. Правда, главного в Курске сохранить так и не удалось. Приехав в город, корреспондент "Известий" не нашел ни одного местного жителя, который поддерживал бы традиции царской России, где чтили "творчество" соловья.

Певец дороже лошади

Курский соловей мог бы стать африканским брендом. Потому что зимует в Кении. Ученые выяснили это путем кольцевания птиц. В начале мая он уже поет в России. В Курске за птицами наблюдают на центральной площади.

Методист областного Детского центра туризма и краеведения Любовь Еремина - это та самая женщина, которая устроила Музей соловья. Благодаря ей посетителям музея становится понятно: птичка крохотная, каких-то 20 граммов, вес в России имеет огромный!

- На рубеже XIX-XX веков на нашу Коренскую ярмарку приезжали покупать соловьев со всей России. За эту птичку давали две коровы и две лошади, вот так она ценилась! - говорит она.

Эта ярмарка, проводившаяся каждый год в местечке Коренная под Курском, считалась крупнейшей наряду с Макарьевской в Нижегородской губернии и Ирбитской на Урале. "300 деревянных лавок красовались в долине Тускари (река), а ларькам и счету не было. И все это кишело приезжими. А во многих лавках и закрытых клетках пели знаменитые курские соловьи, за которых любители платили сотни рублей", - писал о Коренской ярмарке знаменитый репортер Владимир Гиляровский. А Иван Сергеевич Тургенев, большой знаток птичьего пения, в своем очерке "О соловьях" упоминает случай, когда некий помещик купил у мальчонки курского соловья за двугривенный, а продал его в Питере за 1200.

Соловьиный промысел в старой России был настолько развит, что в конце XIX века даже потребовался закон о запрете весенней ловли соловьев. А вот в наши дни исчезновение ему не угрожает.

- Соловьи не занесены в Красную книгу, - говорит орнитолог Светлана Жердева. - В Курской области до двух тысяч пар соловьев.

- Но в наши дни соловьев дома не держат, - сожалеет Еремина.

Я выяснил: не знают о современных любителях соловьев в самом крупном зоомагазине в центре Курска и в конкурирующей компании, которая имеет в Курске 11 зоомагазинов. Но человека, который держит дома соловьев, я все же разыскал. Правда, в Белоруссии. Там в прошлом году соловей был объявлен птицей года. Но только у орнитолога из Минска Виталия Яковича - единственного на всю Белоруссию (а может, и Россию) - дома живет настоящая "птица года". Позапрошлым летом Виталий подобрал двух птенцов из разоренного гнезда. И теперь он понимает, почему царская забава в современной России не прижилась.

- Ухаживать за соловьями очень сложно, - рассказал мне Виталий. - В природе эта птица питается насекомыми, ей круглый год нужен живой корм, поэтому я развожу дома мучных червей и мраморных тараканов. А летом собираю муравьиные яйца. И всюду ношу с собой коробок: вдруг нужная букашка попадется. Соловей не выносит голода. Понятно, что никуда из дому надолго не уехать. Это очень серьезная нагрузка, тем более для современного человека. Вот поэтому соловьев сейчас никто держать и не хочет. Я последний остался.

Но награда за все эти хлопоты - соловьиная песня, от которой, по словам Яковича, "просто мурашки по коже бегут и волосы дыбом встают, настолько она проникновенна".

Как он выделывает коленца

А в Курске трели "бренда России" слушают только в записи. Любовь Еремина включила диск, и музей наполнился рокотом, щелканьем и свистом. Эти гармоничные звуки были чем-то похожи на пение человека. Но превосходили его полнотою и красотой.

- Соловьиное пение состоит из серии звуковых фраз, так называемых колен, - рассказывает кандидат биологических наук, доцент Курского госуниверситета Светлана Жердева. - У курского соловья таких колен может быть до 16. Чем их больше, тем очаровательнее песня. У каждого колена есть свое название: "лешева дудка", "стукотня", "раскаты", "клыкание". В нашей области водится соловей обыкновенный - буровато-коричневый размером с воробья. Когда я впервые показываю его студентам, они поражаются: неужели такая невзрачная пичужка так волшебно поет?!

Считается, что наиболее успешно соловьиные модуляции удалось передать Александру Алябьеву в его знаменитом романсе "Соловей". Однако же выяснилось, что ноты, фиксирующие лишь высоту тонов, ритмику и мелодию, не способны воспроизвести неуловимое очарование соловьиного пения. Секрет прост. Птичий голос воспроизводит от 100 до 400 тонов в секунду. А наше ухо способно различить за это время не более 20 тонов. Поэтому человек хоть и улавливает в соловьином пении что-то родное, притягательное, понять, что же его так взволновало, не может.

Этот секрет удалось разгадать лишь после изобретения магнитофона. Венгерский ученый Петер Сёке прокрутил с медленной скоростью запись соловьиного пения. И оказалось, что его трели сходны с мелодиями... народной песни!

Как нашли логово Соловья-разбойника

- Все-таки никто лучше Льва Лещенко "Соловьиную рощу" не спел, - убежден директор курского Детского центра туризма и краеведения Владислав Метленко. - Потому что у Лещенко наши, курские корни. Его родители из нашего села Любимовка.

Портрет Лещенко помещен в разделе музея, названном "Курские соловьи". Здесь собраны биографии певучих уроженцев соловьиной земли. Рядом - портрет знаменитой Надежды Плевицкой, которой царь Николай II за дивное исполнение народных песен подарил драгоценную брошь и назвал "нашим курским соловьем".

- Это она по мужу Плевицкая, а так - Надя Винникова из деревни Винниково, здесь и петь замечательно научилась, - гордится Еремина.

Судя по книге отзывов, ребятню особенно забавляет жутковатый стенд про Соловья-разбойника. Местные уверены: именно в их краю Илья Муромец одолел чудище, убивающее все живое "посвистом соловьим". "Адрес" чудища нашелся прямо в сказке.

- В былине говорится, что Соловей-разбойник сидел "на сыром дубу, у речки Смородины, у Березы покляпыя, у Грязи Черной". А у нас в Дмитриевском районе есть и дубы, и речка Смородина, и деревни Береза да Черная Грязь, - аргументирует Метленко. - Туда никак не проехать, мы едва пешком пробрались, такое болотистое место. А посредине - песчаный островок, и люди до сих пор утверждают, что там проживал могучий мужик, прозванный за сильный свист Соловьем-разбойником. Караваны он грабил.

Эта забавная версия не лишена, впрочем, оснований. Во времена князя Владимира, который упоминается в былине о Соловье-разбойнике, по территории будущей Курской области пролегал торговый путь, по которому в Киев из Волжской Булгарии шли караваны с товарами. А где большая дорога, там, как водится, и разбойнички.

А кто на гербе?

Мне показалось, что для Курска соловей - это наше всё. Куда ни кинь взгляд - всюду он. Фестиваль авторской песни - "Соловьиная трель". Популярная зимняя трековая автогонка - "Курский соловей". И фирменный поезд, возящий курян в Москву и Санкт-Петербург, тоже назван "Соловьем". Как-то само собою сложился универсальный символ Курской земли, простой, понятный и симпатичный.

Но вот на что я обратил внимание: герба Курской области в Музее соловья нет. Хотя на гербе изображены три летящие птицы. Вы, конечно, подумали, что это соловьи. Ан нет. Куропатки. Почему так - не знаю. Но очень это по-нашему: любим одно, а превозносим другое.

Иван Шмелёв "Лето Господне"

Я просыпаюсь рано, а солнце уже гуляет в комнате. Благовещение сегодня! В передней, рядом, гремит ведерко, и слышится плеск воды! "Погоди... держи его так, еще убьется..." - слышу я, говорит отец. - "Носик-то ему прижмите, не захлебнулся бы..." - слышится голос Горкина. А, соловьев купают, и я торопливо одеваюсь.

Пришла весна, и соловьев купают, а то и не будут петь. Птицы у нас везде. В передней чижик, в спальной канарейки, в проходной комнате - скворчик, в спальне отца канарейка и черный дроздик, в зале два соловья, в кабинете жавороночек, и даже в кухне у Марьюшки живет на покое, весь лысый, чижик, который пищит - "чулки-чулки-паголенки", когда застучат посудой...

Я выхожу в переднюю. Отец еще не одет, в рубашке, - так он мне еще больше нравится. Засучив рукава на белых руках с синеватыми жилками, он берет соловья в ладонь, зажимает соловью носик и окунает три раза в ведро с водой. Потом осторожно встряхивает и ловко пускает в клетку. Соловей очень смешно топорщится, садится на крылышки и смотрит, как огорошенный. Мы смеемся. Потом отец запускает руку в стеклянную банку от варенья, где шустро бегают черные тараканы и со стенок срываются на спинки, вылавливает - не боится, и всовывает в прутья клетки. Соловей будто и не видит, таракан водит усиками, и... тюк! - таракана нет.

Комментарии
Прямой эфир