Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Петр Судоплатов: "Мой дед был диверсантом, а не палачом"

Он легко согласился на интервью, быстро понял, о чем пойдет разговор. Извинился только, что много работает. По будням уж точно с восьми до одиннадцати, поэтому предпочтительней встретиться в воскресенье. Пришел минута в минуту - рослый, широкоплечий, спокойно одетый casual. Никакой зажатости, дружелюбные манеры, лишь взрослость еще немного старательная, как бы не бесповоротная. Зато видно, что собран и явно не из тех, кто "зажигает" по клубам или торчит в "Одноклассниках". 24 года. Судоплатов, внук Судоплатова. Чекиста, известного в первую очередь организацией теракта против Троцкого. Не опасаясь упреков в банальности, обозреватели "Известий" прежде всего интересовались связью времен.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Он легко согласился на интервью, быстро понял, о чем пойдет разговор. Извинился только, что много работает. По будням уж точно с восьми до одиннадцати, поэтому предпочтительней встретиться в воскресенье. Пришел минута в минуту - рослый, широкоплечий, спокойно одетый casual. Никакой зажатости, дружелюбные манеры, лишь взрослость еще немного старательная, как бы не бесповоротная. Зато видно, что собран и явно не из тех, кто "зажигает" по клубам или торчит в "Одноклассниках". 24 года. Судоплатов, внук Судоплатова. Чекиста, известного в первую очередь организацией теракта против Троцкого. Не опасаясь упреков в банальности, обозреватели "Известий" Марина Завада и Юрий Куликов прежде всего интересовались связью времен.

"Элементарно изменился тренд"

вопрос: Петр, сегодня в стране наметился явный comeback. И ваш дед Павел Судоплатов все больше предстает в образе не злодея, убийцы Льва Троцкого и лидера Организации украинских националистов Коновальца, а смелого разведчика, организатора диверсий в фашистском тылу, руководителя суперсекретного отдела "С", благодаря которому Сталин и Курчатов получали сведения об американской атомной бомбе чуть ли не раньше, чем президент США Трумэн. Вас воодушевляют эти репутационные метаморфозы?

ответ: Вы знаете, не воодушевляют. Вчера интерпретировали так, сегодня - иначе, а завтра, возможно, будет выгодно писать по-другому. Мне хватает объективности, чтобы отдавать себе отчет: элементарно изменился тренд, если хотите, мода. 20 декабря, в День работников органов госбезопасности, по главному каналу показывают шикарный концерт. Все руководство страны в сборе, такое впечатление, что отмечается национальный праздник. И это мне совсем не нравится.

в: Почему?

о: Я вам скажу. Вроде мне должно быть приятно, когда спецслужбам отдают должное. Хотя я не человек оттуда, но в силу известных обстоятельств, что называется, близок. Однако чекисты не те фигуры, которые нуждаются в назойливой публичности. Не надо перебора, ажитации. Многие из этих людей реально готовы отдать жизни за существующие ценности. Тут очень тонкая грань между спекуляцией и истинным пафосом.

в: Когда вы впервые осознали, что вы - Судоплатов?

о: 8 мая 1992 года.

в: Меньше всего ожидали услышать конкретную дату.

о: Я запомнил число потому, что в этот день ветераны ОМСБОНа встречаются на стадионе "Динамо". ОМСБОН - детище деда, прародитель спецназа. Отдельная мотострелковая бригада особого назначения. Она была создана во время войны. Меня, восьмилетнего, впервые взяли на встречу с людьми, с которыми Павел Судоплатов воевал и работал. Я увидел, с каким восхищением собравшиеся относятся к деду. Мне кажется, именно тогда я вдруг почувствовал себя частью необычной, исключительной семьи.

в: Полуослепший, покалеченный 15-летним заключением человек с покрытым тайной прошлым и маленький мальчик, живущий с ним в одной комнате... Присутствие рядом старика, десятилетиями методично ведущего бумажную битву за свою реабилитацию, осуждающего перемены в стране, не делало ваше детство мрачным?

о: Ни в коем случае. Дед меня обожал. И как я теперь догадываюсь, ограждал от собственных тяжелых переживаний. Он никогда не говорил о своей работе. Наверное, это профессиональная черта. Ни разу не обмолвился об аресте в 1953 году, молчал, стараясь не коверкать детскую психику, о том, как его во Владимирском централе пытали, сломали позвоночник...

в: Он был замкнутым?

о: Что вы! Дед был отличным рассказчиком. Храня секреты, он часто в красках описывал разные житейские ситуации. Например, как ездил на опрятном поезде по Европе в 1937-м. Спустя годы, понимаю, что ездил он по поддельным документам, будучи нелегалом. В памяти ярко сохранился его рассказ об уличном кафе в Германии, запахе свежемолотого кофе и девушке, продающей цветы на солнечном тротуаре.

в: Все это мило, но, подрастая, вы не могли не интересоваться сутью вещей?

о: Естественно, я проявлял любопытство. Однажды за обедом зашла речь о троцкизме. Я спросил, зачем понадобилась операция "Утка", ликвидация Троцкого. К тому времени много писали, что причиной убийства стала личная ненависть Сталина. Но дед сказал: дело не только в этом. Устранение Троцкого являлось государственным, политически важным вопросом, так как накануне войны нельзя было допустить раскола в международном коммунистическом движении. Разумеется, ни дед, ни отец не посвящали меня в то, что пришел Рамон Меркадер и ударил Льва Давидовича ледорубом по голове. Ведь я был еще школьником и мог отреагировать болезненно.

в: Но когда вы позже узнали ужасные подробности, как к этому отнеслись?

о: Честно говоря, не испытал шока. Все это было чем-то далеким, из другого времени. Слава Богу, ни вы, ни я не представляем, как это - реально рубануть человека по голове. Конечно, если задуматься, включить воображение, становится тяжело.

"Всех перекричать невозможно"

в: Перестройка, открывшая шлюзы, вызвала массу разоблачительных публикаций о вашем деде-чекисте. Близкий человек в роли "сталинского палача" и "гения террора" - что происходило в душе подростка? Не появилось желания хоть на минуту стать Павликом Морозовым?

о: Никогда такого не было. Сейчас, с высоты возраста, я сознаю, что субъективен по отношению к деду. Это нужно принять во внимание. Наверное (не могу исключать), он совершал жесткие, иногда жестокие поступки. Но нельзя, в свою очередь, не принимать во внимание исторический контекст, то, что дед искренне верил в коммунистическую идею. И он был диверсантом, а не палачом и садистом.

в: Это вы сейчас так рассуждаете. А тогда?

о: Тогда я ни о чем подобном не думал. Просто считал, что мою семью обижают. И надо заступаться. При мне дома эту тему не обсуждали. Но я видел, что взрослые переживают. Отец очень болезненно реагировал. Он фактически жизнь посвятил тому, чтобы очистить имя деда от грязи, которую, по его мнению, на него налепили, вернуть генералу Судоплатову боевые награды. А у меня детская обида и злость вытеснялись защитной реакцией. Может быть, потому, что главную ношу взял на себя отец или это чисто поколенческие вещи, но я, отдавая должное калибру деда, в принципе считаю бессмысленным рвать на себе рубашку и кому-то что-то доказывать. Всех перекричать невозможно.

в: В школе был тяжелый в моральном отношении период?

о: Отрезок где-то с пятого по восьмой совпал со временем, когда люди с Лубянской площади были особенно непопулярны. Никто ничего не артикулировал, однако все примерно знали, из какой я семьи, часть родителей была настроена крайне негативно. Отец мне постоянно советовал быть сдержаннее: "Петя, не говори лишнего о своих родных". Я спрашивал: "Пап, почему?" У меня в общем не было комплексов. Он отвечал: "Чтобы не вызывать ненужных эмоций. Поверь, в девяти случаях из десяти они будут отрицательными". А к 2000 году ситуация в стране поменялась. В 10-11-м классе я отчетливо уловил смену трендов.

в: Ясно. В Кремле стало много людей одной с вашим дедом корпорации. Как вы относитесь к тому, что страной рулят чекисты?

о: В целом неплохо. Потому что я немного знаю воспитание этих людей. Во всяком случае, ценности, которые в них закладывают, достойные. Но у чекистов, на мой взгляд, есть большая проблема. То, как они отвечают на вопрос: цель оправдывает средства? Достоевский писал, что ни одна идея не стоит слезинки ребенка. Я с этим согласен. У людей же из спецслужб во главу угла поставлены интересы государства. Иногда, чтобы их защитить, им приходится жертвовать не только своими - чужими жизнями. Я всегда надеюсь, что, находясь во власти, выходцам из органов хватит мужества и внутренних сил не перегибать. А они порой перегибают. Жаль. Любая деструкция всегда хуже, чем конструктивизм. Как человек, занимающийся бизнесом в России, сознаю это особенно внятно.

в: О! Внук профессионального революционера, как называл себя Павел Судоплатов, - бизнесмен?!

о: Я закончил экономический факультет МГУ. На последнем курсе начал работать. Семья жила скромно. А мне, как всем молодым, хотелось дольче виты. Отец не возражал: "Вот тебе необходимый минимум. Если нужно что-то экстра - вперед, зарабатывай". У меня хороший английский, вскоре появилась возможность на год уехать в Лондон. Сейчас в московском отделении английской брокерской компании я руковожу направлением "Страхование промышленных и энергетических рисков"". Значительная часть нефтегазового комплекса страны - наши клиенты, которыми я занимаюсь каждый день.

в: Крутая позиция для человека вашего возраста.

о: Да, мне повезло.

в: Повезло или заслужили?

о: Нелепо с серьезным выражением лица про себя говорить: заслужил. Но работа такая, что на личную жизнь времени не остается. В любой момент - выходные, праздники - может случиться крупная авария, а это значит колоссальный имущественный ущерб. В течение 24 часов аварийный комиссар и я, куратор клиента, должны вылететь на место. Прикинул, что в прошлом году где-то 120 дней был в командировках - в Ухте, Бузулуке, Комсомольске-на-Амуре, Иркутске, Туапсе... Мечтаю попасть на Сахалин. У меня мама там родилась, в районе Охи.

в: Не тяжело?

о: Хочется выспаться. Но в общем я получаю удовольствие от ритма. И мне нравится ездить по стране. Расширяет кругозор. Плюс в профессиональном плане польза. Так или иначе, драйв перекрывает усталость. Я умудрился даже факультативно пройти полтора курса Института нефтехимической и газовой промышленности. Должен же понимать, что происходит в отрасли.

в: Ну, вы прямо, как Чубайс, который, придя в РАО "ЕЭС", нанял "учителя по электричеству".

о: Нормально. Иначе сегодня нельзя работать.

"Социализм - это не мой выбор"

в: Ваш перфекционизм, вероятно, неплохо оплачивается?

о: Неплохо. Правда, существует такое понятие, как предельная полезность денег. Если вы получали две тысячи, а стали получать пять - да, у вас эйфория. Но спросите у любого топ-менеджера, которому подняли зарплату, условно, от ста до ста пятидесяти. Он скажет: "Отлично, деньги лишними не бывают". Однако то ликование, которое он испытал когда-то, получив пять, неповторимо. Поэтому главное, чтобы сама работа вызывала азарт.

в: Мы правильно поняли, что деньги не являются для вас мерилом успеха?

о: Абсолютно правильно. При этом мне важно, какая у меня машина...

в: И какая?

о: "Ауди"... Люблю хорошо одеваться. Этой чертой я в деда. Он был франтом.

в: То есть вы уже на ступеньке от ста к ста пятидесяти?

о: (Смеется.) Нет, конечно. Но, надеюсь, в пути.

в: В книге "Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950 годы" ваш дед поставил перестройку в один ряд с "борьбой с уклонами", "ускоренным строительством коммунизма", "борьбой с космополитами"... Как вы думаете, ваша жизнь сложилась бы более или менее удачно, не случись перестройки?

о: Полагаю, менее. Вряд ли бы я к своему возрасту сумел добиться какого-то успеха, посмотреть мир.

в: Вдобавок, как ни парадоксально, именно вследствие демократических веяний, не принятых Павлом Судоплатовым, он был реабилитирован. При коммунистической власти, скорей всего, остался бы отверженным.

о: Согласен. Однако я хотел бы пояснить, какой негативный смысл дед вкладывал в понятие "перестройка". Он не был против гласности, кооперативов, большей открытости страны. Да и как мог возражать против свободы человек, отсидевший 15 лет, вышедший из тюрьмы инвалидом? Его же просто растоптали! Если бы такое проделали со мной, я бы очень обиделся. А дед (сейчас с удивлением вспоминаю) никогда не был обижен на государство. На конкретных людей - да. Он был очень государственным человеком. И когда отпустили все вожжи и громадная страна начала рассыпаться, для него это явилось ударом. Он сильно страдал из-за распада СССР, разграбления страны, возмущался залоговыми аукционами.

в: Так - с учетом бэкграунда - капитализм или социализм?

о: Я бы сказал: социалистический капитализм. В отличие от деда, социализм (во всяком случае, в том виде, в котором он существовал у нас) - это не мой выбор. Но, к большому огорчению, не могу сказать, что мы сегодня живем при капитализме. Все-таки социальная защищенность должна стать не декларируемым, а реальным приоритетом. Бывая на периферии, я вижу, что сумасшедшие деньги, получаемые благодаря конъюнктуре на нефть, расходуются неэффективно, и прорыва, о котором с упоением кричат с телеэкранов, нет. И не скоро будет, принимая во внимание известные правила игры. Они далеко не капиталистические.

"Не хотел бы оказаться в толпе"

в: Ваш дед истово жил политикой. А у вас есть интерес к процессам, происходящим во власти?

о: Безусловно. Мне интересно все, что происходит наверху. Во-первых, это заложено генетикой, а во-вторых, процессы во власти непосредственно отражаются на бизнесе, которым я занят. Но мне интересно наблюдать. Участвовать - нет. Раздавят за три секунды.

в: Похоже, должно произойти что-то исключительное, чтобы вы оказались в одной колонне с ровесниками из "Наших", "Идущих вместе", "Местных"...

о: Как раз недавно мы в офисе в шутку обсуждали: работаем на англичан, словно, как сейчас стало модно цитировать, рабы на галерах. Хиханьки-хаханьки, кто-то предложил выйти на митинг. И я подумал, что ни за что не хотел бы оказаться в толпе. Наверное, только угроза жизни, угроза образу жизни способна заставить меня...

в: Быть с "Нашими"?

о: (Смеется.) Это, как говорят в США, "дискриминационный вопрос". Я всегда с нашими.

в: Тогда вернемся к разговору о ценностях. При всей спорности фигуры Павел Судоплатов не раз шел на риск во имя своих (правильных ли, неправильных) идеалов. Ради чего вы готовы рисковать?

о: Представители моего прагматичного поколения прежде всего определили бы это соотношением: риск - доходность (смеется). Нет, серьезно, чем рисковать? Я, к примеру, ненавижу проигрывать. И поэтому стараюсь минимизировать "риски". Лучше потрачу еще месяц-два, но доведу ситуацию до такого состояния, когда сюрпризы исключаются.

Что же касается высокопарных моментов, то не хочу по этому поводу разглагольствовать. Для меня ценности - это родные, друзья, повторю, образ жизни... Не в плане поужинать в ресторане - меркантильные вещи для меня не ценности. А в плане иметь возможность по своему выбору общаться, вести дела, продолжать, как сейчас, работать. Вы же знаете, образ жизни - сильный наркотик, от которого тяжелее всего отказаться.

Но порой я все-таки думаю: за что бы я мог отдать жизнь? За семью - да. И за страну отдал бы. А за государство? В данный момент я не совсем понимаю, что это такое...

в: Скажите, из всех непростых фамильных коллизий, пришедшихся, будто нарочно, на лабильный период тинейджерства, вы, повзрослев, вышли, как Кай с кусочком льда в сердце? Или просто более закаленным, жизнестойким, менее инфантильным, чем сверстники?

о: Хочу думать, что последнее. Но между жизнестойкостью и внутренней сдержанностью, закрытостью пролегает подчас неуловимая черта. У меня уйма друзей. И по специфике работы я должен быть общительным, раскрепощенным человеком, быстро сходиться с людьми. Поверьте, мне это вполне удается. Однако, заглядывая в себя, понимаю, что большой интраверт. Я редко бываю доволен собой. Внутри происходит много такого, что никогда не выйдет наружу. Даже если рядом будет сидеть мой лучший друг. Или мама.

СПРАВКА "ИЗВЕСТИЙ"

Фигура Павла Судоплатова вызывает неоднозначное отношение. Одни называют его суперменом советской разведки, другие - "финкой Сталина". Но личность - без сомнения, легендарная.

Организатор громких диверсионных операций за рубежом, в том числе ликвидации Троцкого, человек, лично Сталиным назначенный заместителем начальника разведки, возглавивший 22 июня 1941 года всю разведывательно-диверсионную работу в немецком тылу, имевший прямое отношение к добыче американских атомных секретов, Судоплатов в 1953 году был обвинен в заговоре, ставившем своей целью подготовку терактов против руководителей советского правительства и захват власти. На свободу вышел в 1968 году. Реабилитирован в 90-е годы. Павел Анатольевич Судоплатов похоронен на кладбище Донского монастыря, рядом со знаменитыми разведчиками Рудольфом Абелем, Конаном Молодым, Иосифом Григулевичем.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир