Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Едут, едут по Нью-Джерси наши казаки

В среду в московском Музее имени Глинки открылась выставка архивных материалов Сергея Жарова. Он же Серж Ярофф, знаменитый создатель и дирижер Хора донских казаков Российской императорской армии, пользовавшегося огромной популярностью на Западе в тридцатых годах прошлого столетия.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду в московском Музее имени Глинки открылась выставка архивных материалов Сергея Жарова. Он же Серж Ярофф, знаменитый создатель и дирижер Хора донских казаков Российской императорской армии, пользовавшегося огромной популярностью на Западе в тридцатых годах прошлого столетия.

Дебют хора состоялся в Вене. Коллектив, исполнявший помимо казачьих песен православные церковные гимны, с успехом выступал в концертных залах Европы и Америки, часто фигурировал в голливудских фильмах в качестве экзотической приправы, а в 1955 году даже выступил на телешоу Эдда Салливена, что означало признание его мирового уровня.

История выставки в Музее Глинки начинается весьма неожиданно — с мусорного ящика в маленьком городке Лейквуд в штате Нью-Джерси. Два года назад антиквар Лиза Майер проезжала мимо выкрашенного в зеленый цвет домика, где жил и почти в 90-летнем возрасте умер в 1985 году Сергей Жаров. Ее внимание привлекло содержимое мусорного ящика, стоявшего перед приморским домиком Жарова. "Рыться на свалках моя профессия", — говорит Майер... В баке она обнаружила фотографии, письма, ноты, картины и документы, принадлежавшие Жарову.

Архив Жарова хранился в доме Майер. Рассортировав бумаги, она начала постепенно их продавать. Так, два письма Жарову от Владимира Набокова пошли за 1500 долларов. За одну картину Майер выручила $1200. В общем, за два года Майер продала жаровских бумаг на 127 тысяч долларов. Тем временем о находке узнали два эксперта по русской музыке из Шотландии — некто Стюарт Кэмпбелл и его жена Светлана Зверева. Они связались с Майер, которая посоветовала им поторопиться приехать к ней в Нью-Джерси и сфотографировать бумаги Жарова. А главное — пообещала передать через них часть архива Музею Глинки в Москве. Эксперты приехали, и в суматохе последнего, прощального дня Майер стала грузить в их автомобиль бумаги даже и сверх обещанных.

На церемонии передачи бумаг присутствовал российский вице-консул Владимир Хлебников. По его требованию Майер подписала письмо, согласно которому она передает часть архива Музею Глинки. В письме, в частности, говорилось, что дар Майер "должен стать основой коллекции музея, посвященной Сержу Ярофф и его Хору донских казаков". После того как письмо было подписано, Хлебников отвез экспертов в аэропорт. Однако не успели Кэмпбелл и Зверева приземлиться в Шотландии, как Майер начала бомбить их по электронной почте обвинениями в том, что они обокрали ее, забрав несколько коробок с "драгоценным содержанием". Она развила бурную деятельность, связалась с правоохранительными органами США, Англии и России. Но лейтенант Дон Нейли, представитель полицейского департамента Хоувелл Тауншипа, заявил, что полиция досконально изучили жалобу Майер и закрыла дело.

Во владении Майер по-прежнему находятся более дюжины коробок с бумагами Жарова. По оценке экспертов, архив представляет своеобразное "окно" в историю российской эмиграции вообще, и на международном рынке эти бумаги будут стоить больших денег. Жаров вел переписку со многими знаменитыми людьми. Он коллекционировал фотографии турне своего хора и был связан с сердцевиной русской эмиграции.

Что думают обо всем этом наследники Жарова? Как ни странно — ничего. Сын, Алекс Ярофф говорит, что его отец никому не завещал свои бумаги. Сейчас Алекс живет во Флориде. Детективам, которые связывались с ним, он заявил, что не намерен претендовать на архив своего отца.

Лиза Майер отказывается говорить о том, что намерена сделать с оставшимися у нее бумагами Жарова. И очень обижена, что ее не пригласили на открытие экспозиции в Музее Глинки...

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир