Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Не зерном, так катаньем

Нижегородский бизнесмен Андрей Климентьев снова за решеткой. На этой неделе в Нижегородском районном суде был вынесен приговор по громкому делу Климентьева - "о зерне". К концу судебных слушаний оно получило неожиданный поворот: прокуратура отказалась от первоначальных обвинений в адрес бизнесмена по скандальной истории с обмолотом пшеницы. Однако Климентьева все равно приговорили к лишению свободы сроком на 2,5 года, причем в колонии строгого режима, но не за зерно, а за мошенничество со строительством китайского ресторана.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нижегородский бизнесмен Андрей Климентьев снова за решеткой. На этой неделе в Нижегородском районном суде был вынесен приговор по громкому делу Климентьева - "о зерне". К концу судебных слушаний оно получило неожиданный поворот: прокуратура отказалась от первоначальных обвинений в адрес бизнесмена по скандальной истории с обмолотом пшеницы. Однако Климентьева все равно приговорили к лишению свободы сроком на 2,5 года, причем в колонии строгого режима, но не за зерно, а за мошенничество со строительством китайского ресторана.

Нынешние проблемы Андрея Климентьева с нижегородским правосудием начались в начале 2006 года, в разгар очередной предвыборной кампании — на этот раз в региональный парламент. Напомним, Климентьев вошел в первую тройку списка партии "Родина", но быстро закончил свою предвыборную эпопею, оказавшись в СИЗО. Ему инкриминировали кражу зерна с полей в Большеболдинском районе. По версии следствия, зерно росло на полях хозяйства "Сергиевское", по версии Климентьева — на его собственных полях. Этот, на первый взгляд, арбитражный спор тем не менее был переведен в уголовную плоскость. Но обвинение в адрес Климентьева по "делу о зерне" несколько раз менялось: из кражи оно превратилось в "грабеж путем обмолота", а под занавес рассмотрения процесса в суде прокуратура неожиданно попросила переквалифицировать обвинение из тяжкого "грабежа" в нетяжкое "самоуправство" и вообще прекратить преследование бизнесмена по этой статье, так как истек срок давности (см. "Известия" № 142).

Такой поворот дела Климентьев расценил как свою победу.

— "Кукуруза" лопнула, — не скрывал он своей радости.

В то же время перед вынесением приговора Андрей Анатольевич сообщил присутствующим в суде:

— Ботинки старые надел для тюрьмы — и без шнурков: все знаю. Больше у меня никаких иллюзий.

В своем последнем слове подсудимый заявил, что его право на защиту во время судебного процесса было нарушено, что доводы обвинения основаны на "бреде веселого следователя", а показания потерпевших — "басни Крылова". Климентьев попросил предложил райсуду использовать его дело как возможность исправить печальную статистику:

— У Гитлера было 16 процентов оправдательных приговоров, у товарища Сталина — 8 процентов, а у Нижегородского районного суда — 0,1 процента.

И суд думал над его словами весь день — с половины одиннадцатого утра и почти до пяти часов вечера. Оглашение приговора заняло два часа. По эпизоду о зерне суд, как и просила прокуратура, прекратил уголовное преследование Климентьева. Однако в деле оставался еще один, куда менее "раскрученный" эпизод — мошенничество. По версии обвинения, в 2001 году Климентьев "умышленно путем мошенничества" похитил у своего знакомого бизнесмена Станислава Серпухова 50 тысяч долларов, которые тот внес в их совместный проект по строительству китайского ресторана. Доводы Климентьева о том, что ресторан "Тинь Дао" был построен, а Серпухов имел расписку на выделенную им сумму и мог в любой момент затребовать деньги через суд, правосудие "восприняло критически".

В результате Климентьева признали виновным в мошенничестве. А поскольку преступление было совершено в период условно­досрочного освобождения (на¬помним, в 2001 году, накануне губернаторских выборов, Климентьева как раз условно­досрочно освободили из колонии­поселения, где он отбывал наказание по делу "о навашинских миллионах"), суд посчитал это "опасным рецидивом". В результате теперь бизнесмен получил 2,5 года лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Приговор Климентьев невесело назвал "веселым" и заявил, что будет обжаловать его. Журналистам он успел сказать, что главное для него — то, что его оправдали по делу о зерне, о котором "все трубили", а близких — жену и маму, которые присутствовали в суде, — он просил не волноваться. Ранее бизнесмен припомнил, что ему еще никогда не приходилось отбывать срок "в строгом режиме". Пока приговор не вступил в законную силу, Андрей Климентьев будет находиться в нижегородском СИЗО, откуда он вышел ровно год назад — 1 сентября 2006 года после восьми месяцев ареста по "зерновому делу", которые теперь будут зачтены ему в срок назначенного наказания.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...