Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Под березовым крестом

О чем тогда могли писать "Известия"? Конечно, о войне. Катилась она, народная, священная, по смоленским, брянским, украинским, южным дорогам. Но катилась уже неизменно на запад. Позади были великие сражения под Москвой, в Сталинграде, на Курской дуге. Только что прогремел первый победный салют в Москве в честь освобождения Орла и Белгорода. Однако до Берлина было еще почти два долгих тяжелых года. Еще были живы миллионы и миллионы солдат и мирных жителей по обе стороны фронта, им еще предстояло сгореть в топке войны.
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

О чем тогда могли писать "Известия"? Конечно, о войне. Катилась она, народная, священная, по смоленским, брянским, украинским, южным дорогам. Но катилась уже неизменно на запад. Позади были великие сражения под Москвой, в Сталинграде, на Курской дуге. Только что прогремел первый победный салют в Москве в честь освобождения Орла и Белгорода. Однако до Берлина было еще почти два долгих тяжелых года. Еще были живы миллионы и миллионы солдат и мирных жителей по обе стороны фронта, им еще предстояло сгореть в топке войны. А пока что газетная сводка сообщала о потерях немецко-фашистских войск на советско-германском фронте: с 5 июля по 5 сентября 1943 года уничтожено самолетов - 5729, танков - 8400, орудий - 5192, автомашин - более 28 000, погибло 420 000 солдат и офицеров, всего выбыло из строя (убитыми и ранеными) 1 500 000 человек.

Военный корреспондент "Известий" Лев Славин (драматург, автор знаменитой пьесы "Интервенция") писал тогда в одном из репортажей: "На Смоленщине много березы. Немцы любят березу. Они обивают ею блиндажи. Они делают из нее мебель для своих офицерских казино. Но больше всего березу они изводят на кресты для своих могил. Длинные ровные аллеи белых березовых крестов. Смоленщина - кладбище немцев".

Челночным методом работали в те дни спецкоры "Известий" - Москва-фронт и обратно, нередко две командировки в неделю. Войска продвигались быстро. З сентября знаменитый шахтер Алексей Стаханов со страниц газеты ликовал по поводу первых наших побед на земле его родного Донбасса, а 8 сентября Константин Тараданкин, боевой известинский штык, в репортаже "Победные бои в Донбассе" рапортовал , и на следующий день Верховный главнокомандующий поздравлял армии генералов Толбухина и Малиновского: Красная Армия отбила у немцев и вернула Родине Донецкий бассейн.

Тараданкин, объехав освобожденный шахтерский город, констатировал: "Два года хозяйничали немцы в Енакиево. Что они сделали здесь? Соорудили два кладбища - для своих и итальянских солдат. Открыли два дома терпимости. Расстреляли несколько сот мирных жителей. Сотни людей уморили голодом".

Еще более тяжкие свидетельства преступлений оккупантов содержал документ, опубликованный в "Известиях" 7 сентября, - Сообщение Государственной чрезвычайной комиссии под руководством академика Н.Н. Бурденко о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Орле и Орловской области: уничтожение городов и сел, массовое истребление мирного населения, угон советских граждан в немецкое рабство (в Германию было отправлено 20 000 девушек и женщин).

И все же победные реляции звучали все более громко. 8 сентября капитулировала фашистская Италия. Победы Красной Армии в 1942 году дали возможность нашим англо-американским союзникам высадить войска в Сицилии - и теперь итальянское правительство было вынуждено принять все условия капитуляции. Дышать становилось легче.

В репортаже того же Славина встретилась такая фраза: "Когда наши части зашли в Бывалку, они застали в этой некогда многолюдной деревне семь старух. Старухи обнимали бойцов, благодаря сквозь слезы то Красную Армию, то ... Николая-угодника". И видно, не зря: Сталин в эти дни принял трех русских митрополитов - Сергия, Алексия и Николая и благосклонно отнесся к их намерению на Соборе епископов избрать патриарха всея Руси и образовать Священный синод.

Очевидно, бывший семинарист, заигрывая с Церковью, вспомнил: Бог - в помощь! В борьбе с врагом все средства хороши.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...